Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Студентку-отличницу из Кировска, которую КГБ включил в список террористов, отправили в колонию на шесть лет за антивоенный пост
  2. «Что он, с младенцами под автозаки будет лезть?» Рассказываем о величайшем белорусском футболисте, который просил землю у Лукашенко
  3. Зеленский о белорусах: «Нельзя просто молчать и говорить: это не мы, это с нашей территории РФ совершает эти обстрелы»
  4. Угрозы из Беларуси, уничтоженные наемники и принудительная мобилизация. Главное из сводок штабов на 132-й день войны
  5. КГБ добавил в список «террористов» имена трех белорусов
  6. «Ботан-тихоня», который не давал себя в обиду. Поговорили с друзьями попавшего в плен «калиновца» Яна Дюрбейко
  7. «Как зарезать курицу, которая несет золотые яйца». Чем грозят Минску введенные санкции против компаний с зарубежными акционерами
  8. «Выгнали как паршивца». Олимпийского чемпиона Андрея Арямнова заставили уйти из сборной — мы с ним поговорили
  9. Вместо политического убежища — место на кладбище. Как иностранцы просили защиты в Беларуси и чем это заканчивалось
  10. «Встает вопрос: зачем работать?» Совмин хочет ввести новые меры поддержки работников на фоне санкций, но Лукашенко раскритиковал идею
  11. Удар с той стороны, с которой не ожидали. Казахстан может запретить поставки некоторых товаров в Беларусь и Россию
  12. Власти Беларуси ввели санкции в отношении компаний с зарубежными акционерами
  13. «Дзякуй Вове Пуціну: каб не ён, зараз бы ўцякалі ад натаўцаў». Поговорили с жителями приграничья о возможном вступлении Беларуси в войну
  14. В Гомеле семьи с детьми, пойманные за пьянством на пляжах, будут ставить в СОП
  15. Жаловались на жару — вот вам дожди и грозы. На 6 июля объявили оранжевый уровень опасности
  16. «Такой зверь на пляже, просто бы убил там всех». Работники пляжа в Сочи рассказали свою версию конфликта с белорусским самбистом
  17. Совет Республики работает над законопроектом о лишении гражданства живущих за границей белорусов, причастных к экстремизму
  18. «Радио Свобода» опубликовала имена троих белорусов, которые пропали без вести в боях под Лисичанском
  19. Зеленский про Беларусь, из заключенных в наемники, «высокоточные удары» по городам. Сто тридцать второй день войны в Украине
  20. Министр обороны Шойгу — самый популярный политик в России после Путина. Рассказываем историю его удивительной карьеры
  21. Уничтожение командного пункта «Юг», оборона и контратаки, цели Кремля в Украине. Главное из сводок штабов на 133-й день войны
  22. Диверсии в оккупированном Херсоне, насилие с обеих сторон и ключевое сражение за Донбасс. Сто тридцать третий день войны


В среду, 4 августа, в суде Минского района начался закрытый процесс над Марией Колесниковой и Максимом Знаком. По понятным причинам, информации о том, что происходило за судебными дверями, немного. Собрали все, что известно на данный момент.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Представителей команды экс-претендента на пост президента Виктора Бабарико, членов президиума Координационного совета по урегулированию политического кризиса в Беларуси (КС) Марию Колесникову и Максима Знака обвиняют по трем статьям Уголовного кодекса Беларуси. Это ч. 3 статьи 361 (Призывы к действиям против нацбезопасности), ч. 1 ст. 357 (Заговор с целью захвата государственной власти неконституционным путем), ч. 1 ст. 361−1 (Создание экстремистского формирования и руководство им). Им грозит до 12 лет тюрьмы.

Рассматривает дело судья Сергей Епихов.

— Закрытый процесс и наша изоляция — это подтверждение страха и слабости, — так прокомментировала предстоящий суд сама Мария Колесникова. Она пообещала выглядеть на процессе «по полной» и обещание свое сдержала: черное платье, красная помада и фирменная колесниковская улыбка. Мария пританцовывала в клетке, показывала сердечки и излучала спокойствие и уверенность.

Фото: Reuters

— В этот момент мне тоже хочется ей показать сердечко, и, конечно, я восхищаюсь ее поведением. Это действительно показывает, насколько человек свободен. Она чувствует внутреннюю свободу свою, поэтому остается той Машей, которую мы всегда привыкли видеть. Я понимал, что она, конечно же, покажет стойкость характера своего и убеждений, но то, что она раскрепостилась настолько, — это для меня удивительно, — комментировал видео с дочерью под стенами суда Александр Колесников.

Он пересматривал его вновь и вновь. «Солнышко мое», — говорит он, глядя на Машу. Уже больше года Александр Колесников, как и близкие Максима Знака, лишен возможности видеть своих родных. Сегодня на территорию суда их тоже не пропустили. За дверями суда также остались представители дипмиссий стран ЕС и независимых СМИ.

Видео: Reuters via Radio Svaboda

Адвокаты Марии Колесниковой и Максима Знака в перерыве рассказали, что их подзащитных в суд привезли рано: еще не было 9 утра. За это время их досмотрели трижды: в СИЗО, по дороге и в здании суда. Везли в наручниках.

Ход судебного разбирательства защитники комментировать не могут, так как находятся под подпиской о неразглашении. Ранее адвокаты говорили, что фактически Максим Знак подвергся уголовному преследованию в связи с выражением им профессионального мнения по правовым вопросам и реализацией фундаментальных прав, а действия Колесниковой были направлены не на причинение, а на предотвращение вреда нацбезопасности.

«Почти все, что вменяется Знаку и Колесниковой, — это вымышленные события. Невозможно дать показания о том, чего никогда не происходило», — комментировали «Медиазоне» предъявленное их клиентам обвинение адвокаты Евгений Пыльченко и Дмитрий Лаевский.

Фото: Reuters

— У юристов принято комментировать обвинение в суде на публичном открытом процессе, чтобы любой независимый наблюдатель мог вынести собственное суждение. К сожалению, и это сейчас становится роскошью. Могу сказать, что в каком-то смысле мне повезло, ведь текст моего обвинения похож на сценарий голливудского блокбастера, в котором мелкими буквами в конце помечено: «Основано на реальных событиях».

И все же я не могу понять, как, зная не только о всех публичных поступках, но и о каждой фразе, о каждой мысли тех, кто работал вместе со мной тем летом, можно излагать все с точностью до наоборот в документе, который направлен на изменение жизни человека на период до 12 лет. Честно говоря, несмотря на все происходящее, это не укладывается в голове, — заявил в интервью DW Максим Знак.

Продолжение закрытого судебного процесса над Марией Колесниковой и Максимом Знаком — завтра в 9.30.