Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  2. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  3. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  4. Единовременная премия почти 22 тысяч долларов и около 60 тысяч за первый год службы — как российские регионы ищут желающих идти воевать
  5. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  6. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  7. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  8. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  9. Лукашенко сделал нетипичное для себя заявление по соседним странам ЕС (еще недавно говорил иначе). А как у Минска идет торговля с ними?
  10. «Гомельская Вясна»: Дарья Лосик вышла на свободу
  11. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось


В среду, 4 августа, в суде Минского района начался закрытый процесс над Марией Колесниковой и Максимом Знаком. По понятным причинам, информации о том, что происходило за судебными дверями, немного. Собрали все, что известно на данный момент.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Представителей команды экс-претендента на пост президента Виктора Бабарико, членов президиума Координационного совета по урегулированию политического кризиса в Беларуси (КС) Марию Колесникову и Максима Знака обвиняют по трем статьям Уголовного кодекса Беларуси. Это ч. 3 статьи 361 (Призывы к действиям против нацбезопасности), ч. 1 ст. 357 (Заговор с целью захвата государственной власти неконституционным путем), ч. 1 ст. 361−1 (Создание экстремистского формирования и руководство им). Им грозит до 12 лет тюрьмы.

Рассматривает дело судья Сергей Епихов.

— Закрытый процесс и наша изоляция — это подтверждение страха и слабости, — так прокомментировала предстоящий суд сама Мария Колесникова. Она пообещала выглядеть на процессе «по полной» и обещание свое сдержала: черное платье, красная помада и фирменная колесниковская улыбка. Мария пританцовывала в клетке, показывала сердечки и излучала спокойствие и уверенность.

Фото: Reuters

— В этот момент мне тоже хочется ей показать сердечко, и, конечно, я восхищаюсь ее поведением. Это действительно показывает, насколько человек свободен. Она чувствует внутреннюю свободу свою, поэтому остается той Машей, которую мы всегда привыкли видеть. Я понимал, что она, конечно же, покажет стойкость характера своего и убеждений, но то, что она раскрепостилась настолько, — это для меня удивительно, — комментировал видео с дочерью под стенами суда Александр Колесников.

Он пересматривал его вновь и вновь. «Солнышко мое», — говорит он, глядя на Машу. Уже больше года Александр Колесников, как и близкие Максима Знака, лишен возможности видеть своих родных. Сегодня на территорию суда их тоже не пропустили. За дверями суда также остались представители дипмиссий стран ЕС и независимых СМИ.

Видео: Reuters via Radio Svaboda

Адвокаты Марии Колесниковой и Максима Знака в перерыве рассказали, что их подзащитных в суд привезли рано: еще не было 9 утра. За это время их досмотрели трижды: в СИЗО, по дороге и в здании суда. Везли в наручниках.

Ход судебного разбирательства защитники комментировать не могут, так как находятся под подпиской о неразглашении. Ранее адвокаты говорили, что фактически Максим Знак подвергся уголовному преследованию в связи с выражением им профессионального мнения по правовым вопросам и реализацией фундаментальных прав, а действия Колесниковой были направлены не на причинение, а на предотвращение вреда нацбезопасности.

«Почти все, что вменяется Знаку и Колесниковой, — это вымышленные события. Невозможно дать показания о том, чего никогда не происходило», — комментировали «Медиазоне» предъявленное их клиентам обвинение адвокаты Евгений Пыльченко и Дмитрий Лаевский.

Фото: Reuters

— У юристов принято комментировать обвинение в суде на публичном открытом процессе, чтобы любой независимый наблюдатель мог вынести собственное суждение. К сожалению, и это сейчас становится роскошью. Могу сказать, что в каком-то смысле мне повезло, ведь текст моего обвинения похож на сценарий голливудского блокбастера, в котором мелкими буквами в конце помечено: «Основано на реальных событиях».

И все же я не могу понять, как, зная не только о всех публичных поступках, но и о каждой фразе, о каждой мысли тех, кто работал вместе со мной тем летом, можно излагать все с точностью до наоборот в документе, который направлен на изменение жизни человека на период до 12 лет. Честно говоря, несмотря на все происходящее, это не укладывается в голове, — заявил в интервью DW Максим Знак.

Продолжение закрытого судебного процесса над Марией Колесниковой и Максимом Знаком — завтра в 9.30.