Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  2. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось
  3. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  4. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  5. Лукашенко сделал нетипичное для себя заявление по соседним странам ЕС (еще недавно говорил иначе). А как у Минска идет торговля с ними?
  6. «Гомельская Вясна»: Дарья Лосик вышла на свободу
  7. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  8. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  9. Единовременная премия почти 22 тысяч долларов и около 60 тысяч за первый год службы — как российские регионы ищут желающих идти воевать
  10. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  11. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте


Международный комитет по расследованию пыток в Беларуси опубликовал 14 ноября уже седьмой отчет. Новый доклад посвящен деятельности Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Министерства внутренних дел (ГУБОПиК), которое авторы документа называют «карательным подразделением по борьбе с инакомыслием». Мы публикуем главное из отчета, полный текст можно почитать по ссылке.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото из архива «Зеркала»

Международный комитет по расследованию пыток в Беларуси появился в августе 2020 года в ответ на массовые пытки со стороны государства. Это объединение правозащитных организаций, которое фиксирует случаи пыток и жестокого обращения, публикует свидетельства, готовит аналитические отчеты и жалобы в международные организации на основании полученных данных и оказывает помощь пострадавшим по линии универсальной юрисдикции. С августа 2020 года комитет выпустил уже семь отчетов, посвященных в том числе массовым пыткам, преступлениям против человечности, репрессиям за антивоенные протесты и деятельности ГУБОПиК в стране.

Седьмой отчет Международного комитета по расследованию пыток в Беларуси посвящен репрессиям со стороны ГУБОПиК, который, как подчеркивается в докладе, не только задерживает «неугодных», но допрашивает их и проверяет на причастность к «экстремистским» формированиям.

Как отметили в комитете, во время протестов 2020 года сотрудники ГУБОПиК были задействованы в физическом подавлении уличных акций и задержании их участников. Для этих целей внутри ведомства было сформировано 4 группы «Атаки», в которые также входили военнослужащие сил специальных операций Вооруженных сил.

Во время задержаний на массовых акциях протеста сотрудников ГУБОПиК было сложно идентифицировать, так как они не носили единой формы и на них не было никаких опознавательных знаков. Как правило, сотрудники были одеты в гражданскую одежду, чаще всего спортивную. Позже их стали опознавать по косвенным признакам: бронежилетам, каскам, балаклавам — и/или наличию спецсредств, таким как резиновая дубинка, оружие и т.д.

Эксперты проанализировали 33 интервью лиц, опрошенных Международным комитетом по расследованию пыток в Беларуси в разное время (с августа 2020 года по сентябрь 2022 года). Данные лица были либо задержаны сотрудниками ГУБОПиК, либо подверглись пыткам в помещении данной структуры и ее сотрудниками, либо были подвергнуты унизительным процедурам обыска, принуждению к даче показаний, созданию «покаянных» видео с признанием вины за действия, которые не могут считаться преступными.

Из показаний опрошенных:

«„…у нас есть право всех вас поубивать, мы в лесу закопаем — и никто искать не будет“ и т.д. [Говорили,] что у них полный карт-бланш есть на действия и что такие серьезные люди мною занимаются. Он сказал: „Смотри, тут все минимум майоры“».

«Кто-то меня начал оттягивать за ноздри назад. Потом мне начали смолить уши электрошокером. Причем они так смолят уши, потом раз — и по виску так слегка

заденет, по голове».

«Другу, когда вели в автозак, дали в нос. Нос [у него] весь опухший был, спина была вся синяя. Другого друга, когда ехали в автозаке, заставили засунуть ноги под лавку и били по ногам. В итоге он порвал связки на ногах. Меня были дубинкой по спине, я ничего не видел. Когда прилетало соседу, мне прилетало наперекосяк».

Задержания проходили в домах граждан, на акциях протестов, на улицах, остановках общественного транспорта и других общественных местах. Сотрудники действовали жестко, все их действия сопровождались избиениями и оскорблениями. Во время перевозки в управления внутренних дел или ГУБОПиК МВД силовики избивали задержанных, угрожали им физическим и сексуальным насилием дубинками. Женщины и молодые девушки рассказывали о постоянных оскорблениях и угрозах сексуального насилия.

Во время обысков силовики ГУБОПиК не представлялись, не показывали своих служебных удостоверений, часто не предъявляли документов на проведение процессуальных действий. Обыски проводились в атмосфере насилия, страха и угроз. В большинстве случаев обыски превращались в погром жилища.

В 2020 году ГУБОПиК получил абсолютную вседозволенность, отмечается в докладе. Все свои акции они выставляют напоказ: публикуют в своих Telegram-каналах и рассказывают о преследовании граждан в государственных СМИ, тем самым проводя политику запугивания оппозиционно настроенных граждан.

В комитете пришли к выводу, что отраженные в его материалах пытки и другие преступления силовиков ГУБОПиК в отношении граждан являются преступными как по белорусскому, так и по международному праву.

«Эти действия полностью охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 128 Уголовного кодекса Беларуси (Преступления против безопасности человечества), согласно которой незаконное содержание в заключении, пытки или акты жестокости, совершаемые в связи политическими убеждениями гражданского населения наказываются лишением свободы на срок от семи до двадцати пяти лет, или пожизненным лишением свободы, или смертной казнью», — отмечается в докладе.

Правозащитники напомнили, что лица, виновные в совершении этого преступления, освобождению от уголовной ответственности или наказания в связи с истечением сроков давности не подлежат.

Напомним, после выборов 9 августа 2020 года в Беларуси прошли самые массовые в истории независимой Беларуси акции протеста, которые жестоко разгонялись силовиками. В отчете, подготовленном Управлением Верховного комиссариата ООН по правам человека (УВКПЧ), сообщалось, что только за первые пять дней протестов были арестованы около 13 500 человек, в том числе 700 несовершеннолетних. Многие из задержанных подвергались продолжительным избиениям дубинками в транспорте, в отделениях милиции и следственных изоляторах.

По информации, полученной УВКПЧ из достоверных источников в результате чрезмерного применения силы в ходе протестов погибли по меньшей мере три человека. Власти Беларуси до сих пор отрицают ответственность за гибель этих людей, хотя никакого расследования, как отмечается в отчете УВКПЧ, не проводилось.

В августе 2021 года Следственный комитет отчитался о завершении проверки по обращениям граждан, пострадавших от жестокости силовиков во время задержания на мирных акциях и в местах лишения свободы — в ИВС и ЦИП ГУВД Мингорисполкома. В ведомстве отметили, что в одном только Минске к ним поступили жалобы от 680 человек. Несмотря на это в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников МВД следователи отказали. При этом в отношении участников протестов уголовные дела возбуждались тысячами и до сих пор возбуждаются.