Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Тепло, но с дождями и грозами. Прогноз погоды на следующую неделю
  2. Итоговое коммюнике саммита мира в Швейцарии подписали 80 стран из 92. О чем идет речь в документе
  3. «Изолятор захвачен боевиками „Исламского государства“». В российском СИЗО ликвидированы заключенные, взявшие в заложники двух сотрудников
  4. Вместе с BELPOL проверили, чем владеет семья экс-министра труда Щеткиной, с «легкой» руки которой ввели налог для «тунеядцев»
  5. Западная военная помощь начала поступать в Украину. Первый замминистра обороны этой страны объяснил, что с ней не так
  6. Лидеры «Большой семерки» упомянули Беларусь в финальном заявлении саммита G7. Узнали, как это стало возможным
  7. Лукашенко — «кукла Путина в Беларуси»: президент Польши на Глобальном саммите мира оценил «позорную роль» политика в агрессии против Украины
  8. Появился первый список беларусских спортсменов, которых допустили к Олимпиаде в Париже. Вот сколько атлетов будет участвовать
  9. Власти очень хотели забрать успешное предприятие и воспользовались трагедией — тогда погибли 14 человек. Вспоминаем, как это было
Чытаць па-беларуску


2022-й для всех был, мягко говоря, непростым. И хоть он уже заканчивается, мы все будем помнить его еще долго. «Зеркало» спросило читателей, за что они ненавидят этот год. Посмотрите, чем с нами и вами поделились белорусы — возможно, их слова вам очень откликнутся.

Бетонные блоки, используемые для строительства баррикад, превращаются в рождественские украшения, в центре Киева, Украина, 20 декабря 2022 года. Фото: Reuters
В Киеве бетонные блоки, которые используются для строительства баррикад, превратили в рождественские украшения, 20 декабря 2022 года. Фото: Reuters

Татьяна, Минск

Ненавижу этот год за чувство стыда, которое испытываю перед Украиной и нашими политзаключенными. За то, что стала испытывать это чувство — ненависть. Очень берегла всю жизнь свою душу. А сейчас ничего поделать с собой не могу.

Денис, Могилев

23 декабря у меня умер отец. Вот за что я ненавижу этот год. Мне 29 лет, папа был очень веселым и любящим. Родители развелись, когда мне было лет 10−12. Он жил с бабушкой. Каждый раз перед нашим с женой приездом к ним в гости он заходил в магазин, чтобы купить нам что-то. Готов был все отдать. Сейчас я работаю за границей и из-за праздников даже не смог попасть на похороны, потому что все билеты на самолеты были распроданы. Когда я уезжал, он говорил, что в следующий раз мы поедем вместе, чтобы заработать денег и подарить нам квартиру. А в феврале он должен был стать дедушкой.

Наста, Минск

Ненавижу этот год за то, что приходится испытывать стыд 24/7. Стыд за то, что твоя любимая страна — соагрессор в этой бессмысленной войне. В войне, в которой погибают такие же люди, как и мы. Стыдно и очень больно, хотя я прекрасно понимаю, что моя страна — соагрессор не из-за меня, а из-за человека, который удерживает власть у себя в руках и для которого нет ничего святого. И каждый раз, когда человек, которого ты не избирал, делает шаг навстречу России или когда происходят обстрелы Украины из Беларуси, ты идешь и извиняешься перед своими знакомыми-украинцами.

Светлана, Минск

За войну и последствия 2020-го. У меня год назад дед умер, ветеран Великой Отечественной, военный врач. Хорошо, что не дожил, не увидел этой дикости… Я бы не смогла ему объяснить происходящее. Война перекрыла все, но аресты продолжаются. Страна катится в пропасть. 2022-й убил надежду на будущее. Или бежать, или прятаться.

Олег, Гомель

Самым страшным в 2022 году было 24 февраля — начало нападения российских войск на территорию Украины с нашей многострадальной белорусской земли! И в страшном сне не могло такое присниться! Весной и в начале лета спать было невозможно из-за постоянных полетов над головами российской авиации. Было жуткое чувство вины, страха и беспомощности. Родственники в Киеве были в шоке: у них в голове никак не укладывалось, что русские разбивают города и села Украины, а Германия помогает победить. Если бы встали наши отцы и деды, которые отвоевали свободу в 1945 году, они бы сошли с ума.

Сергей, Минск

24 — 28 февраля — как один бесконечный день. Страшно было засыпать, вдруг проснешься, а там что-то еще случилось. Друзья из Харькова писали: ракеты летят от вас. И я был готов сквозь землю провалиться.

Алексей, Варшава

Потерял много родственников и друзей из Киева и Харькова — по родным попал снаряд (очередной «стратегический сарай» был уничтожен), а друзья погибли на фронте. Пришлось переехать в Польшу, оставить в Минске растущий бизнес с хорошими доходами даже по меркам Европы (4000−5500 евро в месяц).

Докатился до того, что не могу найти нормально работу в Варшаве, а на открытие дела тут нет финансов, ибо все сбережения пошли на закрытие кредитов и переезд.

Единственный позитивный момент в этом году — встретил жену, которая помогала справляться с трудностями.

Владислав, Бобруйск

Ненавижу 2022-й за то, что от моего пацифизма (он понемногу угасал с 2020-го) и следа не осталось. Никогда не думал, что столько злости и ненависти могу испытывать. Нельзя меняться в худшую сторону — только эта мысль и контролирует голову.

Андрей, Минск

Этот год я ненавижу за то, что любимая страна просто выплевывает меня. Умные и предприимчивые здесь больше не нужны. Все разбегаются кто-куда. Минск стал серой и бездушной горой бетона и железа.

Фото: TUT.BY
Люди на улицах Минска. Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

Альфред, Катовице

Для меня это был год бездействия и прокрастинации, который можно просто выкинуть из жизни, и ничего не изменится. Бездарно и бесполезно прожитое время. Отчасти (не оправдывая себя, только отчасти) причиной тому послужила сложившаяся ситуация в стране: аура страха и неуверенности в завтрашнем дне, стагнация и спад во всех сферах жизни, отсутствие движения и развития хоть чего-то. Три недели назад я уехал из Беларуси в Польшу.

У меня изменилось отношение к согражданам. Не к каждому в отдельности, а в общем, как к нации. В этом году окончательно открылись глаза на распределение помыслов и устремлений населения. К сожалению, выходит так, что большая часть придерживается принципа «моя хата с краю» и думает только о своем насущном. И их не за что винить — это нормально, наверное. Как минимум подтверждает теорию Маслоу.

Но чисто индивидуально очень горько осознавать, что у большинства нет осознания, что «я — белорус», и понимания, зачем вообще быть белорусом. Такие качели: 2020 год — душевный подъем из-за невероятной красоты людей, вышедших на улицы, и эмоциональное болото сейчас.

Виктория, Тбилиси

Я пять с половиной лет училась в медицинском, но проработала всего два месяца, потом началась война, и мы убежали. Сделали это, потому что боялись, что Беларусь после изменений в Конституции вступит в войну и муж попадет под мобилизацию, а я военнообязанная как медик. В итоге чужая страна, боль эмигранта поневоле и так далее. Я потеряла веру в то, что мои усилия могут закончиться чем-то хорошим.

Елена, Молодечно

Этот год, наверное, самый богатый на негативные события в жизни нашей семьи. Еще 2 января брат попал в ДТП на своей же улице. Затем было несколько мелких, но неприятных поломок авто, требующих эвакуатора и не слишком дешевых запчастей.

В конце сентября — опять ДТП (слава Богу, все живы). На фоне переживаний у мамы случился тяжелый инсульт… И вроде бы и это пережили, но второй инсульт не заставил себя долго ждать. Маме уже 78 лет, она малолетний узник концлагеря, но даже этот факт не помогает добиться прохождения достойной реабилитации.

Александра, Бобруйск

За войну в Украине. Мало того, что любимый остался там и не может выехать — он украинец, считается военнообязанным, да и не хочет уезжать: это его страна. Так еще и пришлось уволиться: после февральских событий Министерство образования сразу начало проводить политику «украинцы нам не братья».

До сих пор перед глазами план-конспект урока с Национального образовательного портала, где рассказывалось, что украинские полицаи вместе с немецкими захватчиками расстреливали белорусских партизан. Конспект выкинула, с детьми провела другое мероприятие. Долго после этого проработать не смогла — не выдержала и уволилась.

Людмила, 61 год, и Виктор Сябро, 68 лет, идут к своему дому где они продолжают жить в подвале несмотря на то, что их дом был разрушен обстрелами летом, Сиверск, Донецкая область, Украина, 28 ноября 2022 года. Фото: Reuters
Людмила и Виктор Сябро идут к своему дому, где они продолжают жить в подвале, еще летом разрушенного обстрелами. Сиверск, Донецкая область, Украина, 28 ноября 2022 года. Фото: Reuters

Алеся, Орша

Этот год я бы назвала разочарованием. События открыли для меня людей вокруг, причем не самых дальних. Как лакмусовая бумажка показали, кто чего стоит. Я не была готова узнать, что окружению все равно, что гибнут люди в соседней стране…

От некоторых было неожиданно услышать, что они не против войны! Мой город находится на границе с Россией, и кто-то работает в Москве, Смоленске. Им все равно, где будет страна, лишь бы платили деньги…

Юлия, Варшава

За депрессию и одиночество. Мой 2022-й начался с переезда в Украину. Там я начала «новую жизнь», ходила на курсы украинского и делала документы, чтобы начать работать. Начала встречаться с парнем из Польши и жить на две страны. Перед войной он предложил переехать к нему в страну. Жили вместе в Варшаве, строили планы на будущее. Но в ноябре мы расстались. Мне расставание далось очень сложно, я впала в депрессию, пью антидепрессанты. Сейчас моя жизнь — дом-работа-дом. Я осталась в Польше одна. Даже не знаю, где и с кем буду праздновать Новый год.

Александр, Минск

Вместо ненависти этот год принес то, чего я так долго ждал, — чистоту ви́дения. Зло теперь не удается разбавить до бесчувствия. Ложь смердит так, что и «выводить на чистую воду» уже нет необходимости. Серое почти исчезло, оставив только полюса — черное и белое. Назревающие утопии стали повторять литературные прототипы, скатываясь в мрак и мерзость. В этот мир словно добавили каплю реактива, и все нечеловеческое внезапно выпало в осадок, позволив смотреть и видеть дальше.

Одновременно стало понятнее — кто «человек» и кто «свинья». Первое утешает, второе позволяет не соучаствовать в «свинстве», например, удаляясь от таких. Ненависть — она есть, конечно, но открывшаяся надежда не дает в ней захлебнуться. Жаль, что этими новыми горизонтами уже не смогут воспользоваться невинно убитые.

Артур, Торунь

2022 год дал мне понять, насколько хрупок мир вокруг нас и насколько быстро может меняться реальность. Главным потрясением стала война в Украине. Я был потрясен развернувшимся ужасом и тем, что с территории моей страны летели российские ракеты и шли войска. Я понял, что это еще и война наших взглядов и мировоззрений. Это стало очередным подтверждением, что тоталитаризм, сосредоточение власти, отсутствие демократии и аполитичность ведет к смерти и разрушению.

Эти мысли пришли ко мне в 2020-м после кошмара, который развернулся на моей Родине. Сейчас я сильнее осознал масштаб несменяемости власти, отсутствия институтов и подавленного гражданского общества. Еще страх вызывает угроза полной потери суверенитета на фоне тесной интеграции с Россией.

Но все же я в очередной раз убедился, что белорусы — прекрасные люди. Они готовы помогать нуждающимся, выходить на протест и продолжать правозащитную деятельность под угрозой максимальных репрессий, защищать Украину ценой собственной жизни и просто сохранять человечность внутри себя. И еще хочу отметить счастье, когда Алесь Беляцкий получил Нобелевскую премию.

Мне 20, и я как представитель молодежи хочу вынести все уроки этого времени, чтобы ничего подобного не произошло в Свободной Беларуси, которую еще всем нам предстоит строить.