Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларуси пересмотрели «завышенные» требования к годности призывников. Теперь десантником можно стать при весе до 100 кг
  2. Большой госдолг, рост расходов на национальную оборону и инфляция выше прогнозируемой. Изучили бюджет на 2023 год
  3. СМИ Зимбабве выдвинули версию, зачем Лукашенко приезжал в их страну
  4. Минфин предупредил про резкий рост ставок акцизов на сигареты и алкоголь. За этим последует повышение розничных цен
  5. Мобилизованные россияне все чаще отказываются воевать, РФ занимается реструктуризацией армии. Главное из сводок
  6. В Латвии скандал из-за ограждения на границе с Беларусью. Несколько чиновников пойдут под суд — в чем их обвиняют
  7. «Наша Ніва»: Телеграм-канал силовиков, где публикуют «покаянные» видео задержанных, случайно выдал своих админов
  8. Чешский был на грани исчезновения, иврит — фактически мертв. Рассказываем, как погибали языки разных народов и как их спасали
  9. Выпускник БГУИР выиграл более 3 млн долларов на престижном турнире по покеру


31 декабря и 3−4 января бойцы полка Калиновского участвовали в двух крупных операциях на окраине Бахмута. Вели штурм, проводили контрнаступательные действия и выполняли совместные задачи. При этом 11 бойцов получили ранения. Среди них в том числе военные с позывными Тор, Ден и Ваўкалак, а также три парамедика. О самочувствии бойцов «Зеркало» поговорило с командиром эвакуационной группы батальона «Волат» Анастасией Север Махомет.

Командир эвакуационной группы «Волат» Полка Калиновского Анастасией Север Махомет. 9 января 2023 года. Фото: скриншот видео пресс-службы полка
Командир эвакуационной группы «Волат» Полка Калиновского Анастасией Север Махомет. 9 января 2023 года. Фото: скриншот видео пресс-службы полка

По словам Анастасии, 31 декабря ранения получили шестеро: двое — осколочные. Это Тор и Ден.

— У Тора небольшое осколочное ранение в правую ногу и буквально царапина на левой ноге, — говорит Анастасия. — Сейчас он проходит лечение, скажем так, не специфическое. Эти раны должны сами затянуться. Зашивать их нельзя — такие правила лечения всех ранений такого типа. Они затягиваются самостоятельно либо через какое-то время уже можно помочь им затянуться. Раны не не глубокие и не тяжелые. Мы спокойны за состояние Тора. Нужно просто пару дней на восстановление. Ден получил осколочное ранение в область лица. У него остались осколки внутри кости. Принято решение пока их не вынимать, так как сделать это очень тяжело, операция будет очень сложной. В том положении, в котором сейчас есть осколок, он не будет ему мешать. И самое главное — нет угрозы повторных кровотечений.

Еще четверо бойцов получили контузии разной степени тяжести. В том числе и сама Анастасия: у нее контузия легкой степени.

— Я вышла поговорить по рации с нашим связистом, так как в помещении, где я сидела, не было связи, — рассказывает парамедик. — Как раз был прилет в здание. Я оказалась между двумя узкими бетонными стенами. В этот момент ты буквально ощущаешь как взрывная волна начинает ходить между стенками. Выросло давление. Но уши, к счастью, целые. Первое время поднималось давление, кружилась голова, тошнило, но сейчас состояние нормальное. Я получаю специфическое лечение вне госпиталя. Госпитализироваться не было возможности, потому что нужно было кому-то работать, а я своих отпустила на Новый год. Людей можно было вызвать, но меня бы все равно сменили не раньше третьего января (а мы договаривались на четвертое). Поэтому спокойно доработала (состояние мне это позволяло) — и сменилась.

Остальные четверо контуженных, по словам Анастасии, тоже получают лечение у себя на базе.

— Есть пару человек, которые проходят дополнительные обследования у ЛОР-врачей, так как у них повторные контузии и им нужно убедиться, что нет дополнительных осложнений, — говорит собеседница.

Во время боев 3−4 января ранения получили пятеро калиновцев. Из них трое с пулевыми ранениями, один — с осколочным и один — с контузией.

— Боец Тор, получивший ранение, эвакуировался одним из последних. Потому что он был готов прикрывать отступление других ребят. Он у нас пулеметчик, который всегда очень активно участвует в боевых действиях, — рассказывает Анастасия. — Еще один боец получил ранение в области шеи. Пуля задела легкое и врезалась в лопатку. Но, к счастью, в область угла. На функционал плеча это не влияет. Там чистая рана и человек себя чувствует отлично. Восстановится он в короткие сроки.

Тогда же получил контузию и боец с позывным Тунгус. Анастасия говорит, что Тунгус чувствует себя «нормально», сейчас его больше беспокоит простуда.

— После Бахмута многие вернулись с насморками, ангинами и тому подобным из-за холодных подвалов, — объясняет парамедик.

Одним из бойцов, которые получили ранение 4 января, был Денис Урбанович с позывным Ваўкалак.

— Пуля зашла в грудную клетку и в итоге попала в брюшную полость, — рассказывает Махомет. — Он уже давно не в реанимации, а в общей палате. Чувствует себя хорошо, ему разрешили есть. Мы, конечно, очень за него волновались. Это было очень тяжелое ранение, было много сложностей. Во многом Ваўкалак обязан жизнью парамедику, который оказал ему первую помощь и контролировал ситуацию до последнего, будучи раненым сам.

Анастасия говорит, что случай с раненым парамедиком — особенный. Изначально сам медик думал, что его задело по касательной.

— Когда он передавал мне Ваўкалака, сказал: «У меня что-то в спину по касательной, нет времени смотреть». И по сути убежал обратно. На тот момент получилось, что со вторым парамедиком, который находился на позициях, не было связи (у нас была плохая связь за счет работы РЭБ — радиоэлектронной борьбы). И было непонятно, в каком он положении, где он находится. Поэтому я разрешила парамедику, который спас Ваўкалака, вернуться на позицию — у него не было признаков ни шока, ни каких-то нарушений. Он даже не был бледненьким — активный, живенький, только на одежде пятнышко крови небольшое. И уже только потом в три часа дня (после ранения в 8 утра) ему сделали снимок. Мы обнаружили, что это не осколок, как предполагали изначально, а пуля. Она зашла в грудную клетку, практически насквозь пробила правое легкое — и осталась. При этом у него ничего не болело, никаких признаков пневмо- или гемоторакса. До снимка он оказывал помощь, бегал. Даже попросил съездить на базу, собрать вещи и отдохнуть. Учитывая состояние, я разрешила. Ну, а затем выяснилось, что это пуля.

В понедельник парамедику в Киеве сделали операцию и достали пулю. По словам Анастасии, чувствует себя хорошо и «рвется в бой».

Также во время боев на окраине Бахмута легкую контузию получил и второй парамедик, с которым не было связи.

— Получает сейчас лечение на нашей базе недалеко от Бахмута и выходит на боевые задачи. Чувствует себя хорошо и активно работает, — отмечает Махомет. — Что касается наших парамедиков, то я ими горжусь. Прекрасные ребята. Большая часть из них — это люди без медицинского образования, которые просто на своем энтузиазме очень много учатся, постоянно развиваются. У них такие навыки и знания, что многие люди, годами работающие на скорой, могли бы им позавидовать.

Между тем, как говорилось в сообщении пресс-службы, раненые калиновцы получают помощь не только от полка, но и от Украины: это положенные выплаты и высококвалифицированную медицинскую помощь.

Читайте также