Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  2. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  3. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  4. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  5. Прогноз по валютам: еще увидим дешевый доллар — каких курсов ждать в последнюю неделю мая
  6. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  7. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  8. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  9. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  10. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  11. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  12. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  13. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня


В Беларуси с начала 2015 года обвиняемые по уголовным делам могут заключить досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием, чтобы «скостить» свой срок наказания. Но, похоже, такая практика оказалась не очень популярной. Это следует из интервью заместителя генпрокурора Геннадия Дыско, опубликованного «СБ».

Как сообщил представитель прокуратуры, с 2015 года ходатайства о заключении досудебного соглашения заявили более 700 обвиняемых. Но не всем пошли навстречу, и соглашения заключили с примерно 300 фигурантами. В итоге взятые на себя обязательства исполнил лишь каждый третий, то есть около 100 человек за восемь лет. Конкретно в Генпрокуратуре за все время подписали 124 таких соглашения, но обязательства исполнили только 46 фигурантов.

По закону, заключать досудебное соглашение можно по любым уголовным делам до окончания следствия. Если обвиняемый выполнит все обязательства — сдаст других фигурантов, укажет, где лежит похищенное, возместит ущерб, вернет преступный доход и так далее, — то ему смягчат наказание. Срок или штраф составит не больше половины от максимального по статье. Если преступление тяжкое или особо тяжкое и сопряжено с посягательством на жизнь или здоровье человека, то срок будет не более 2/3 от максимального. Ну, а если статья предусматривает пожизненное или смертную казнь, то они не применяются — может быть присуждено только до 25 лет колонии.

Геннадий Дыско привел примеры того, как это работает на практике. Так, шел суд по делу об убийстве шести человек в 2005 году, в том числе двух детей. Убийство было совершено с особой жестокостью и сопряжено с разбоем. Двое обвиняемых подписали соглашения о сотрудничестве со следствием.

— Один из них выполнил принятые на себя обязательства и был приговорен судом к 24 годам лишения свободы, а другой не выполнил и был осужден к пожизненному заключению, — рассказывает представитель Генпрокуратуры.

В другом случае представителя коммерческих структур Казахстана судили за дачу 13 тыс. долларов взятки менеджеру Пинского мясокомбината за обеспечение регулярных и полных отгрузок продукции по заключенным контрактам.

Мужчина рассказал следствию о всех взятках, которые дал лично или через посредников на Пинском мясокомбинате, а еще о том, что дал взятку гендиректору Слуцкого мясокомбината. Всего он раскрыл своих взяток на 140 тыс. рублей. В итоге к нему применили третью часть статьи о взятках в особо крупном размере, которая предусматривает до 10 лет колонии, и приговорили его к пяти годам.