Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  2. Украина ввела санкции против содействующих российской агрессии компаний. Среди них — несколько белорусских
  3. Почему Западу нельзя медлить с поставками вооружения Украине, где сейчас наступает армия РФ, потери под Горловкой. Главное из сводок
  4. «Мстят за безвиз и другие добрые начинания». Глава Госпогранкомитета обвинил Украину и других соседей в напряженной ситуации на границе
  5. В Иране прогремели взрывы на стратегических объектах
  6. С 1 февраля пересмотрят некоторые пенсии. Но размер прибавки вряд ли порадует
  7. Синоптики объявили оранжевый уровень опасности на понедельник
  8. Песков назвал слова Джонсона об угрозах Путина ложью
  9. Чемпион Беларуси по футболу сыграл договорной матч? СК возбудил уголовное дело в отношении представителя «Шахтера»
  10. В какую страну чаще всего уезжают белорусы работать, и из какой страны едут работать в Беларусь
  11. Атака беспилотников на Иран: рассказываем, что известно
  12. Российский телеведущий и зоолог Николай Дроздов в реанимации: у него сломаны восемь ребер
  13. «Лукашенко очень жестоко кинул Путина». Экс-спичрайтер президента России Аббас Галлямов о войне, протестах и будущем
  14. Источники: Влад Бумага уходит из YouTube и переходит в VK Видео


Последние два года репрессии коснулись также и белорусских адвокатов: их сажают, лишают лицензии, они также вынуждены уезжать из страны. Оставшимся же становится все сложнее и сложнее работать. В то же время силовики ежедневно задерживают людей по политическим мотивам и возбуждают уголовные дела. Насколько сложно сейчас найти защитника, сколько стоят их услуги и есть ли в них смысл? Рассказываем.

TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. TUT.BY

«Действия адвоката в целом ничего не поменяли»

В ноябре 2022 года у Виктора (имя изменено по просьбе собеседника) из Брестской области по политическому делу задержали брата. Он рассказывает, что семья через знакомых смогла найти адвоката, который взялся его защищать.

— Брат под давлением подписал протокол с признанием вины. Нам сразу сказали, что это плохо и будет сложнее что-то из этой ситуации вытащить. Через месяц был суд, на нем все заранее было решено, никто не рассматривал ни характеристики с работы, ни то, что брат не привлекался к [уголовной] ответственности. Ему дали год колонии. Хотя мы все-таки надеялись на «химию», это минимальное наказание.

Виктор рассказывает, что услуги адвоката за поход в СИЗО и сопровождение на суде стоили для семьи около 350 рублей:

— Нас предупредили, что тариф будет большим, двойным: «Я много денег беру, поэтому не тратьте их — вызовите меня сразу на суд». Я подумал, что 350 рублей за час — достаточно дорого, но сильно не расспрашивали, почему такой ценник. Жена брата была готова зацепиться за любую возможность, чтобы попытаться его вытащить или хотя бы облегчить ситуацию, и мы согласны были заплатить. Хотя это, конечно, ударило по карману нормально. Деньги на адвоката собирали всей семьей, из заначек доставали и я, и родители.

Действия адвоката в целом ничего не поменяли, но я считаю, что на самом деле они помогли из этой ситуации выжать максимум. Через те же посещения в СИЗО мы хотя бы могли узнавать, как у него дела, а это уже было важно. Еще после приговора была подана апелляция.

«В девяти из десяти случаев долго не могли найти адвоката»

Один из белорусских адвокатов, который согласился поговорить с «Зеркалом» на условиях анонимности, отмечает, что многие из оставшихся в практике специалистов сегодня не хотят работать с политическими делами.

— Если прямо говорить, это самая большая категория из действующих адвокатов. И это катастрофа, потому что противоречит правилам адвокатской этики и принципам адвокатуры — нужно защищать каждого, кто обращается, вне зависимости от твоих взглядов, — говорит собеседник. —  Но, учитывая, как у нас лишают лицензии без видимых и логичных причин, понятно, почему эта категория сложилась. С такими делами еще и сложно, приходится работать в условиях препятствования адвокатской деятельности, а ее форм много. Начиная от невыдачи разрешений посетить клиента в СИЗО, заканчивая тем, что не дают должным образом с ним общаться, собирать и приобщать доказательства, опрашивать свидетелей.

Сегодня дошло до того, что следователь может просто не допустить тебя к защите по бредовым аргументам, которые никак не вяжутся с нормами Уголовно-процессуального кодекса. Но есть еще и те, кто берется за политические процессы, исполняет свой долг добросовестно, ведет все максимально осторожно. К сожалению, до таких адвокатов рука [властей] тоже доходит.

На заседании по делу "Весны" 5 января 2023 года в суде Ленинского района Минска. Фото: sb.by
Заседание по делу «Весны» 5 января 2023 года в суде Ленинского района Минска. Фото: sb.by

Поэтому, по словам собеседника, трудности при поиске адвокатов по делам несогласных с властью стали обычным делом. Резонанс вокруг задержания может сыграть как в плюс, так и в минус в этом вопросе.

— Я знаю много ситуаций, когда люди долго не могли найти адвоката. Из случаев, когда обращались ко мне или что я слышал от коллег, — это девять из десяти. Даже по известным и громким делам, бывает, долго пытаются уговорить. Иногда адвокаты соглашаются только за повышенный гонорар, — объясняет мужчина. — Тут будут стараться помочь, если у задержанного уже были какие-то контакты в юридической среде или договоренность с конкретным адвокатом. Если нет, может быть, наоборот, еще сложнее. Когда родственники просто ходят по юридическим консультациям, начинается катастрофа, — находится дежурный адвокат или кого-то назначает заведующий этой консультацией. Сами понимаете, когда человека просто назначили, у него мотивация ниже. Еще надо понимать, что оставшиеся адвокаты очень сильно заняты. Иногда они и рады бы помочь, но перегружены и физически не успевают, банально не хватает часов в сутках. Хотя, бывает, кому-то везет и защитник находится быстро.

Представитель проекта «Право на защиту», с которым пообщалось «Зеркало», объясняет: еще сложнее найти защитника, который возьмется работать с чувствительными для властей вопросами в нынешней ситуации и при этом будет включаться в процесс «с полной преданностью и ответственностью, а не просто отбывать время».

— Нужно помнить, что не адвокат выносит решение по делу — это делает суд. Как мы видим, судьи зачастую руководствуются очень разными принципами. Отнюдь не справедливостью, которую ждет общество, и не теми законами, которые соответствуют Конституции и Международному пакту о гражданских и политических правах, — рассказывает наш собеседник. — В этой ситуации адвокат хорошо отработал, когда при каждой возможности реагировал, при нарушениях писал жалобы, помогал клиенту понять, как оценивать его действия с точки зрения права, а не так, как ему внушил следователь. Не стал все игнорировать, говорить «такова практика», пожимать плечами: «Ну, а что вы хотели? Это же все-таки статья о массовых беспорядках, сейчас всех по ней осуждают».

А адвокат, который придет и в конце следствия напишет дежурное ходатайство о прекращении дела, а потом в суде будет молчать и в конце выступит даже с очень проникновенной речью, — вот такого защитника, скорее всего, сейчас можно назвать неэффективным.

Юрист онлайн-сервиса бесплатной и анонимной юридической помощи LegalHub говорит, что у белорусов стало больше недоверия к адвокатам. Особенно если их предоставило государство.

— Чаще всего это вызвано поведением самого специалиста, когда он не делится с родственниками вообще никакой информацией по делу, не помогает им разобраться в ситуации, не выполняет их просьбы, — объясняет собеседник. — При этом найти другого становится все труднее. Еще многие стремятся попасть именно к «проверенному», «своему» адвокату даже по совершенно не связанным с политикой делам (раздел имущества, брачно-семейные отношения, налогообложение). Можно предположить, что для граждан стало важно, чтобы адвокат был не только юридически грамотным, но и имел бы близкие с клиентом взгляды. Раньше по подобным делам граждане зачастую обращались без всяких предварительных рекомендаций.

Кроме риска остаться без лицензии, сами защитники не очень хотят заниматься политическими делами, из-за восприятия их работы в обществе и сложностями ведения процессов в нынешних белорусских судах, считает юрист LegalHub.

— Мы не раз сталкивались с мнением, что адвокаты «знают, что ничего сделать не смогут, а возьмут немалые деньги». В соцсетях кто-то даже называл их «мошенниками» и «почтальонами», — говорит эксперт. — При этом эта работа связана с пониманием, что «тебя опять сделают дураком». Представьте, вам постоянно приходится безуспешно доказывать, что земля круглая, а твой клиент — не верблюд. Еще адвокат, который постоянно берет политические дела, будет всегда находиться под пристальным вниманием со стороны государства. Будет слишком самоотверженно и «дерзко» защищать права клиента — могут задержать на сутки «для профилактики». Все это знают, правила игры озвучены.

«Говорят, что бесполезно или дорого»

Между тем, наши собеседники отмечают, услуги адвокатов и так не были дешевыми, но сейчас подорожали из-за выросших рисков.

— Известны случаи, когда адвокат просил очень заоблачный гонорар — десятки тысяч долларов. Это способ, скорее, отпугнуть клиента, — отвечают в проекте «Право на защиту». — Защитники, которые работают честно и серьезно, оценивают свою работу по стандартным ставкам. Мне неизвестно, чтобы желание конкретного специалиста работать лучше и преданнее по политическим и чувствительным для государства делам зависело от гонорара. Это исключительно вопрос внутреннего самоощущения.

Адвокат, с которым мы поговорили, отмечает, что на практике сейчас ценник за защиту политического задержанного варьируется от 300 до 800 рублей за день работы. Бывает и дороже, но, по словам собеседника, скорее в порядке исключения. Будет ли разной сумма за посещение в СИЗО, подготовку жалобы или участие в суде, зависит от договоренности с клиентом, уточняет юрист:

— В методических рекомендациях указана такая сумма. Рекомендуется не увеличивать ее и сильно не уменьшать, регулировать ставку в зависимости от своего опыта, знаний, профессиональной квалификации. Но сейчас считается законным и правильным (многие коллеги этот порядок поддерживают), когда адвокат сходил на допрос, который длится полчаса, а оплату взял как за один день. Я не считаю, что это корректно, но в тех же юридических консультациях такая практика была и сейчас она существует.

Адвокат еще раз отмечает, что многие юристы оставили для себя возможность работать с политическими делами, но как компенсацию за риск подняли ценники на свои услуги:

— Я согласен, что существующие в адвокатуре ставки не соотносятся с зарплатами в стране. Но здесь надо признать, что они сложились из объективных условий, в которых работают юристы. Это, во-первых, высокая налоговая нагрузка. Во-вторых, часть дней в месяц мы вынуждены работать практически за бесплатно, когда тебя назначает суд или следствие — можешь, например, неделю получать базовую в день. В итоге выйдет 150 рублей, а в то же время только взнос в коллегию может быть около 500. Поэтому если будешь работать назначенным целый месяц, не сможешь заплатить даже его, а есть еще другие налоги. Поэтому бесплатно потраченное время иногда компенсируют с клиентами по договору. Но при желании можно потратить немного больше времени и найти человека, который попросит меньшую сумму за свои услуги, — идейных адвокатов в стране все еще хватает.

Из-за высоких цен белорусы иногда ищут защитников слишком поздно. Или когда уже человек отбыл срок по административному аресту, но не вышел на свободу, или когда он дал показания по уголовному делу, добавляет юрист LegalHub.

—  Когда спрашиваем, почему раньше не наняли адвоката, ответа чаще всего два: бесполезно или дорого, — говорит он. — С этим нельзя не согласиться. В 2020 году еще как-то работал алгоритм: адвокат добыл доказательство (например, запись камеры видеонаблюдения), что клиент находился в указанное в протоколе время в другом месте, — дело отправят на доработку, а клиента могут выпустить. Не добыл — дадут «сутки» или штраф. Это очень раздражало правоохранительные органы, и сейчас массово стал использоваться старый проверенный метод «хулиганил в здании УВД». Тут уже адвокат лишается возможности изъять данные видеокамер, найти альтернативных свидетелей — нет способа что-либо доказать. Решение суда будет основываться на показаниях свидетеля из милиции — «Иванова Ивана Ивановича». Если адвокат в ходе опроса на заседании сумеет найти противоречия и «загонит свидетеля в логический угол», то всего лишь назначат новое заседание. К такому заседанию лжесвидетель лучше подготовится — и «дело будет закрыто».

Фото: TUT.BY
Силовики на одном из судебных заседаний. Фото: TUT.BY

— Поэтому все понимают, что благоприятный исход в политических процессах — огромная редкость, примерно как выиграть миллион долларов в лотерею, — продолжает юрист LegalHub. — Один день работы адвоката стоит 450 рублей в среднем. В таких условиях выбор многих клиентов — сэкономить деньги. Те, кто все же соглашаются, делают это, чтобы иметь хоть какую то информацию от близкого, поддержать его морально. Но остались и те, кто по-прежнему хочет отстаивать права и заявлять о незаконных действиях через жалобы. Мы это очень приветствуем и готовы помогать всем, кто хочет фиксировать нарушения закона. Поэтому наши юристы могут помочь составить жалобу на постановления по делу об административном правонарушении бесплатно, если клиент быстро обратится к нам.

Отказаться от идеи искать адвоката — выход?

Представитель «Права на защиту» отмечает, что наличие адвоката в политическом процессе сейчас помогает сохранить в подзащитном человека:

— Человек, которого привлекают к ответственности, попадает в мир правовых конструкций (причем искаженных белорусской практикой), ему постоянно говорят, что он преступник. Следователям и судьям в руки дали законы, при которых законное не значит справедливое и правовое, — про заочные суды, лишение гражданства, расстрелы за покушение на терроризм. Вот тут адвокат помещает человека в нормальную правовую конструкцию, когда люди имеют право повесить флаг у себя на балконе, пить чай во дворе, не согласовывая ни с кем. Он помогает человеку понять, что он на самом деле пользуется своими естественными и справедливыми правами — свободой слова, мирных собраний, которые Беларусь как субъект обязана обеспечивать, соблюдать и не нарушать. А то, что делает белорусская правоохранительная система, к сожалению, не имеет никакого отношения к праву. И это знание подзащитному, кроме адвоката, дать некому, а это дорогого стоит. Человек, который все это понимает, отличается от того, который согласился с тем, что все должны ходить и не высовываться, как мыши под лавкой.

Адвокат, с которым мы общались, тоже призывает обращаться к юристам за помощью. Он объясняет, почему это может быть полезно даже в ситуации «иногда не до законов»:

— Биться за свои права — всегда правильно. Я не согласен со стереотипом, что адвокат уже ни в чем не поможет. Есть случаи в практике, когда коллеги добивались хороших результатов. Просто по понятным причинам их не выносят в публичное поле, иначе такое решение очень быстро захотят пересмотреть. Но есть кейсы, когда, к примеру, прокуратура запрашивала максимальный срок, а человек получил минимальный. Даже административные дела, пусть и редко, но прекращаются — например, протокол вернется в РОВД на доработку и там останется. Опять же, защита может помочь смягчить условия отбывания наказания: например, «химия», а не колония, и так далее. Это нам кажется, что между общим и усиленным нет разницы, а когда человек сидит, для него это очень ощутимо и важно.

И еще важный момент: это задел на будущее, мне кажется. Когда в Беларуси начнет строиться правовое государство и пойдет речь о реабилитации или оправданиях, аргумент, что человек обжаловал решения суда, будет очень важным. Пусть и не так резко, как это было в 2020-м, а аккуратно, но нужно даже сейчас бороться.

Он отмечает, что лучший способ для родственников, если их близкого задержали, связаться с правозащитниками — они знают всех специалистов, которые могут включиться в процесс:

— Еще вариант — человеку самому иметь контакты с адвокатами до того, как появятся проблемы с правоохранительными органами. Личные знакомства или на работе кто-то пересекается с юристами — в любом случае, лучше, когда адвокат тебя знает и в случае задержания будет биться за твои права.