Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Полина Шарендо-Панасюк на суде заявила о сильном давлении и бесчеловечных условиях содержания. Почти весь год она провела в ШИЗО
  2. «Следователю будет не до меня». Вадима Прокопьева будут снова судить заочно — ранее он получил 25 лет колонии
  3. В Варшаве перед выборами прошел огромный марш польской оппозиции. Похоже, что людей было около миллиона
  4. Чиновники готовят населению жизнь без шоков и со стабильностью. Однако есть два «но» — только в 2024-м и пока лишь на бумаге
  5. Сколько успеют прожить на пенсии белорусские мужчины? Отвечаем на вопрос, на который постеснялись ответить чиновники трех министерств
  6. «Россия 1» рассказала о приказе на ликвидацию командира российского вертолета, который угнал его в Украину
  7. Лукашенко назначил нового ответственного за мобилизацию в Беларуси
  8. Вагнеровцами будет командовать 25-летний сын Пригожина, россияне пытаются отбить свои окопы на окраинах Работино. Главное из сводок
  9. Почему Лукашенко стал призывать одну из европейских стран возобновить сотрудничество. Похоже, на это есть как минимум две причины
  10. Кочанова снова наговорила ерунды о белорусах и белорусках — и пытается вернуть нас в прошлое. Но у нее не получится — и вот почему
  11. «Острову чистоты» пророчат банкротство (похоже, «помогли» силовики). Посмотрели, какова финансовая ситуация у «мамы» этой торговой сети
  12. «Я спросила: „А где вторая кровать?“» Екатерина Снытина — о любви, каминг-ауте и свободе
  13. В предполагаемой резиденции Лукашенко на Красноармейской зарегистрировали «Фонд Первого»
Чытаць па-беларуску


Бывший боец полка Калиновского Евгений Август Михасюк 25 января опубликовал в твиттере серию постов о том, почему он ушел из объединения. В них боец эмоционально критикует руководство полка за непрофессионализм, использование донатов не по назначению и блокирование деятельности Офиса Тихановской в Украине. Прокомментировать высказывания Михасюка «Зеркало» попросило командира полка Калиновского Дениса Кита.

Евгений Михасюк. Август 2020 года. Фото: ПЦ "Вясна"
Евгений Михасюк. Август 2020 года. Фото: ПЦ «Вясна»

В чем заключаются претензии бывшего бойца

В войне в Украине Евгений Михасюк участвует с 28 февраля 2022 года. В полку Калиновского он был рядовым бойцом, затем командиром взвода, а после этого командовал группой разведки. Кроме того, помогал полку с организационными вопросами, внешними связями, гуманитарной помощью и не только. Чуть больше месяца назад доброволец покинул полк по ряду причин, о которых рассказал в твиттере.

Одной из причин ухода Михасюк называет плохой менеджмент. Он утверждает, что полк «управляется необразованными и непрофессиональными людьми, которые принимают плохие и постыдные решения». Бывший доброволец также уверен, что информация о подразделении, которую руководство полка Калиновского предоставляет людям, не соответствует действительности. При этом деталей и примеров в публикации нет (автор обосновывает это особенностями твиттера).

Экс-калиновец также обвиняет руководство полка в применении насилия: он заявляет, что в ПКК «все на уровне пацанов с района и бандитов», а «разборки, избиение морды, запугивание и притеснение — нормальная практика». Здесь доброволец вспоминает конфликт между полком и отрядом «Литвин» в Одессе.

Вдобавок Евгений считает, что руководящие должности в полку занимаются по знакомству: «Есть круг друзей, небольшая тусовочка, которая взяла в свои руки освободительное движение и паразитирует на этой теме». Он утверждает, что донаты, гуманитарная и информационная поддержка людей используются руководством «для наращивания личного капитала и оказания давления на рядовых бойцов».

Последней претензией бывшего бойца является тот факт, что полк управляется людьми, которые «никогда ничего не делали в Беларуси, никогда не боролись за нее в оппозиционных структурах или во время протестов, не могут сказать и пары фраз по-белорусски, не знают истории и не понимают даже элементарного: концепции свободы мысли, слова, демократии и других ценностей».

Кроме того, по мнению Евгения, руководство полка системно блокирует присутствие Офиса Тихановской в Украине, чтобы оставаться там единственным политическим центром. Как утверждает бывший боец, на всех консультациях, на которые приглашают представителей полка, те критикуют деятельность Офиса.

Основатель фонда BYSOL Андрей Стрижак поблагодарил Михасюка за откровенность и написал, что «не только BYSOL столкнулся с проблемами в коммуникации и взаимодействии с ПКК, и это правда».

«Все эти обвинения ничтожно малы»

За комментарием по поводу выдвинутых претензий в адрес полка Калиновского мы обратились к его командиру Денису Киту. Тот назвал их словами обиженного человека, но прокомментировал определенные моменты.

Денис Кит. Фото: из его Instagram
Денис Кит. Фото: из его инстаграма

— В своем твиттере Евгений пишет, что донаты и гуманитарная поддержка людей используются руководством ПКК «для наращивания личного капитала». Есть ли у полка отчетность о пожертвованных деньгах?

— Могу ответить вам следующим образом: у нас есть человек, который специально для таких вопросов ведет всю бухгалтерию. Эта бухгалтерия является открытой для каждого бойца, который может прийти в любое время, открыть любую папку и посмотреть, кто куда что тратил и сколько перечислял.

Давайте так. Поскольку у людей имеется свойство не справляться с выполнением службы в полку, они увольняются. Выходят некоторые обиды. И стандартное, на что можно выкидывать негатив, что не может проверить СМИ, — это, естественно, финансы. Однако я вам говорю, каждый боец может подойти и посмотреть. <…> Были такие ребята, которые приходили. После этих вопросов мы и начали заниматься этой всей бухгалтерией. И после того как она стала существовать, резко почему-то перестали возникать вопросы внутри подразделения.

<…> Я очень хорошо относился до определенного времени к этому человеку, я и сейчас зла не питаю. Но после того, что он начал говорить такое в сторону ПКК и руководства, я изменил свое мнение. К сожалению, люди имеют свойство меняться. Август хороший парень, но то, что сейчас он делает, — это деструктивная работа по разрушению образа полка Калиновского.

— В своем твиттере он также говорит, что полк системно блокирует Офис Светланы Тихановской в Украине. Были ли с вашей стороны попытки как-то помешать общению Офиса и украинских властей?

— По поводу Офиса Тихановской. Известно, что они приезжали приблизительно в конце февраля-начале марта, не помню точно. Это была первая наша неофициальная встреча, где мы познакомились друг с другом и не нашли абсолютно никаких точек соприкосновения по поводу видения свободной Беларуси. Потому что во время военного положения люди думают об инаугурации Светланы Тихановской. Они говорили это тогда, когда я только вышел из Бучи.

Второй раз приехала команда поменьше, никакой конкретики они не дали: ни планов, ничего. Посидели, поговорили. Все, на этом все наши встречи с Офисом Тихановской закончились.

Фото: полк Кастуся Калиновского
Бойцы полка Калиновского. Фото: пресс-служба полка

— Здесь речь скорее о том, что полк блокирует не свои встречи с Офисом, а критикует его и выступает против в общении с украинскими властями. Например, используя связи с депутатами Верховной рады.

— Какие связи, вот честно? Интервью, которые появляются, не мы их инициируем. У нас очень большой запрос от медиа, и всегда задаются вопросы, которые готовят медиа. И когда у меня в том числе спрашивают мое мнение об Офисе Тихановской, я говорю его на основе того, что было фактически. А фактически не было поддержки на том уровне, который мы ожидали. <…>

Если бы у них была четкая, ярко выраженная позиция с самого начала, они бы приехали, предложили помощь, увидели в нас потенциал людей, которые готовы взять в руки оружие и защищать людей, если бы они в нас поверили или хотя бы понимали, что мы нужны им, все было бы иначе. Но мы не увидели заинтересованных людей. <…> Мы увидели Сахащика, к которому куча вопросов.

— Михасюк также называет полк аналогом ЧВК, только государственного, утверждает, что во главе полка стоит «небольшая тусовочка», и чтобы занять руководящую должность, нужно быть лояльными к ним. А коммуникация с солдатами, по его словам, «на уровне пацанов с района и бандитов». Вы можете это как-то прокомментировать?

— Возьмем сначала за основу, кто такой Август. Это человек достаточно активный в Беларуси, который постоянно хочет, чтобы его выслушали. Но когда кто-то попадает в подразделение и находится на позиции штурмовика либо разведчика, у него есть конкретная задача. И мы, руководство, делаем все, что в наших силах, чтобы обеспечить этого бойца: экипировка, вооружение и тому подобное. Но сейчас, когда вы говорите мне, что по его словам, полк — это ЧВК… Это позиция обиженного человека, <…> который хочет, чтобы его услышали, потому что он привык, что он что-то решает.

Что касается высшего руководства полка Калиновского, сейчас это те люди, которые основали роту еще при «Азове». В том числе был и я. Я первым из белорусов получил ранение, вместе с Алексеем Психологом и с Ильей, который погиб. И когда мне предложили стать командиром, учитывая все эти моменты, я очень долго сопротивлялся решению коллектива. Но меня выбрали. Я не стал им, потому что сказал: «Ой, давайте, я все знаю». Я сделаю все возможное, чтобы стать лучшим командиром.

С тех пор руководят те люди, которые были основным костяком и делали всю работу для того, чтобы полк стал полком. <…> Те люди, которые были в самом начале в «Азове», когда еще никого не было, когда даже не дали клич. И это является несправедливостью?

Я вам скажу больше: если кто-то не будет справляться со своими обязанностями, в таком случае у нас люди меняются на должностях. Нет такого, что начальники штабов стоят независимо от того, справляются или нет.

— А если человек пришел намного позже основания полка, но проявил себя, он сможет занять руководящую позицию?

— Конечно, к нам приходят люди с боевым опытом, с офицерскими званиями. Мы рассматриваем каждого по его сильным сторонам. И если мы понимаем, что человек как руководитель будет справляться лучше, то в итоге он займет руководящую должность, чтобы делать работу качественнее. У нас все происходит таким образом: тот, кто в конкретном деле делает задачу лучше всех, тот и стоит [во главе]. <…>

Август — это исключение. И я вам сказал почему. Человек, привыкший по белорусскому опыту быть в центре внимания. Я абсолютно не враждебен к нему, но мне крайне неприятно, когда люди в глаза мне говорят, что Беларусь превыше всего, что полк — это хорошо, а сейчас выкатывают такие вот некрасивые посты.

Я в Украине нахожусь девятый год, с конца 2014 года стараюсь защищать ее. С какой целью? Я хочу увидеть свободную Беларусь. Это цель номер один для меня и для полка. Если бы у нас не было этих амбиций по освобождению Беларуси и проведения свободных выборов — поверьте, мы бы о создании какого-то подразделения больше 20 человек и не думали бы. <…> Если у нас есть шанс, хотя бы одна малейшая возможность освободить Беларусь, мы ее используем. И когда я вижу начальника штаба, который от проделанной работы за день просто закипает, когда я вижу каждого члена нашего руководства, я понимаю, для чего они все это делают. А когда появляются вот такие высказывания… Раньше это сбивало меня с ног. Но я научился справляться.

Я это к чему говорю? Все эти обвинения ничтожно малы в сравнении с тем, что я отдал за эти годы. Это похоже на то, что я сел такой со своими дружками на мешки денег, бляха, и сижу, н****а не делаю. Себе карманы набиваю, езжу, наверное, на дорогой тачке.

Если бы у людей были доказательства, что Кит ездит на Lexus, — другое дело. Но нет этого всего и не будет. Потому что все, что дают нам волонтеры, идет на помощь нашим ребятам. И когда вылетают вот такие люди с такими претензиями… Не для того мы собрались в полк Калиновского, чтобы пилить деньги. Если бы мне Август такое сказал в лицо, я бы очень сильно разозлился. И мы бы по-мужски с ним поговорили.