Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Лукашенко пожаловался Путину на соседей и рассказал, что ему подсказывает его чутье
  2. Третий за последний месяц. Уволен руководитель еще одного беларусского театра
  3. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  4. «Он прекрасно знает, что Украина не имеет к этому никакого отношения». В Киеве прокомментировали слова Лукашенко про «Крокус»
  5. Лукашенко жалуется на дефицит кадров на заводах. Спросили у предприятий, возьмут ли на работу с «административкой» из-за политики
  6. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  7. Минфин Польши объяснил, зачем ввели запрет на ввоз автомобилей в Беларусь
  8. «Свалить на предыдущего правителя не получится». Экономист ответил Лукашенко, «почему тормозим» (похоже, политик загнал себя в ловушку)
  9. Сомы-«мутанты» из пруда-охладителя вымирают, зато появились шакалы, лесные коты, одичавшие коровы. Как меняется фауна Чернобыльской зоны
  10. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  11. Российская армия захватила новый населенный пункт в Донецкой области и продвигается к Часову Яру
  12. «Мы придем к вам с простыми беларусами, прессой». Вероника Цепкало обратилась к Шведу и покупателям ее конфискованной квартиры
  13. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  14. «Не покупайте билеты на автобусы». Беларусам рекомендуют пересекать границу с Польшей по новой схеме
  15. Екатерина Снытина помогла «Лондон Лайонс» выиграть баскетбольный Еврокубок. Беларуска впервые победила в этом турнире
  16. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»


Белорусов в разных городах страны продолжают вызывать в Комитет госбезопасности из-за донатов 2020 года. В случае отказа от сотрудничества им угрожают уголовным преследованием за «финансирование экстремизма». Кроме того, несколько источников рассказывают о требовании КГБ компенсировать сумму доната платежом на счет благотворительной организации. Своей историей поделился с «Зеркалом» читатель Алексей, которого на прошлой неделе вызывали в КГБ за платеж в BYSOL.

Фото: TUT.BY
Здание КГБ в Минске. Фото: TUT.BY

В 2020 году житель областного города Алексей (имя изменено) перевел 10 долларов в BYSOL на помощь пострадавшим во время протестов. Он воспользовался системой FBPay в соцсети Facebook. Платеж прошел с белорусской банковской карты. А уже в феврале нынешнего года мужчину вызвали в КГБ.

— Там мне пояснили, что им пришла информация из Следственного комитета о моих донатах в период протестов, — говорит белорус. — Сказали, что есть два пути решения: первый — явка с повинной и оформление соответствующих документов, добровольного предоставления информации. Ну, либо второй путь в случае отказа — возможное задержание до 72 часов, обыски, изъятие техники.

По его словам, сведения о платежах поступили в Следственный комитет из белорусского банка, где у мужчины оформлена карточка. В КГБ от него потребовали сходить в банк и попросить там выписки об этих конкретных донатах.

— Я убедился, что действительно в распечатках очень красиво и понятно прописано, что деньги идут через FBPay в Лондон. Но изначально в банковских данных они не видят, на что конкретно шел платеж, — говорит собеседник. —  Поэтому они выбирают период с начала протестов. Затем требуют телефон, заходят на твою страницу в Facebook — и находят эти платежи. Именно там во вкладке «Заказы и платежи» сохраняется история донатов, о чем я не догадывался. Они всю дополнительную информацию вытянули так, параллельно проверяя в телефоне мои соцсети в поисках «экстремистской информации».

Алексей считает, что удаление страницы снизило бы возможность силовиков вычислить назначение платежа. Однако, по его словам, это нужно было бы сделать не менее чем за 30 дней до попадания в КГБ.

— Так как Facebook восстанавливается до 30 дней от удаления, — объясняет мужчина. — На самом деле очень сложно в КГБ что-то придумать. Надо иметь очень продуманную и хорошую версию и моральную устойчивость.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

Полдня Алексей провел в КГБ, откуда его отпустили только в ближайший банк. Помимо выписок силовики потребовали перевести 500 долларов (1262 рубля по курсу) в одну из детских государственных организаций.

— Сумма не была связана как-то с размером доната. У меня он был совсем небольшой, а 500 долларов, кажется, — стандартные деньги, которые в КГБ теперь назначают всем, — говорит мужчина. — Платеж оформлялся как благотворительность. В объяснении моих действий и в явке с повинной также было это прописано. Кстати, в банке мне сказали, что я не единственный такой. Мол, люди начали приходить с такими же запросами на выписки за тот период и платежами на благотворительность.

В КГБ с мужчиной общались «достаточно вежливо», психологического давления, по его словам, не оказывали. Однако и никаких гарантий, что он после сотрудничества со следствием будет в безопасности, не дали.

— Хочется с горечью пошутить: «Мы же в Беларуси, какие гарантии?» В КГБ оформили пакет документов, где моя явка с повинной, протокол осмотра телефона, обязательства о неразглашении. На словах пообещали только, что все это они передадут назад в Следственный комитет для отказа в возбуждении уголовного дела, — заключает наш собеседник.

Что говорит юрист?

Напомним, в белорусском законодательстве нет понятия «беседа» или «разговор» в КГБ. На условиях анонимности юрист разъяснил «Зеркалу», что в случае донатов, вероятнее всего, возбуждается уголовное дело, и после этого белорусов зовут на беседу. Далее, если человек соглашается заплатить сумму в десятикратном размере доната, ему могут выдать постановление о прекращении уголовного дела. Правда, юридически оно не значит ничего — прокуратура может отменить его в любой момент на протяжении срока давности привлечения к уголовной ответственности, поясняет юрист:

— С чего бы я начал? Нужно вспомнить, когда ты делал эти донаты. Если до 18 июня 2021 года, то это в принципе не может быть никаким основанием для возбуждения уголовного дела. То есть можно пойти и прямо сказать: «Да, переводы делал, чтобы помочь людям». Второй момент: если вы донатили после 18 июня, то здесь уголовная ответственность наступает за финансирование экстремистской деятельности. То есть человек заведомо должен знать, что эта группа людей — экстремисты, а его деньги будут потрачены на осуществление экстремистской деятельности.

Но эта оговорка о «заведомости» сейчас не работает. И тут уже сложно. С одной стороны, я бы посоветовал людям говорить прямо, что не знал, что это экстремистская деятельность. А с другой — гарантировать, что ничего не сделают, сложно. Я бы задумался над тем, чтобы хотя бы временно релоцироваться и посмотреть, как будет идти практика.