Поддержать команду Zerkalo.io


О том, что в Беларуси началась четвертая волна коронавируса, Минздрав сообщил уже больше недели назад. С тех пор у белорусов больше вопросов, чем ответов. Виноват ли дельта-штамм? Насколько выросли риски для зараженных? Какая ситуация в больницах? Официально все «нормально»: от высокопоставленных лиц пока белорусы слышат только о важности вакцинации, но никак не статистику, в которую можно верить. Zerkalo.io на условиях анонимности задала важные вопросы о четвертой волне медику, работающему в одной из больниц Минска. Публикуем его ответы.

Кто наш эксперт?

Наш эксперт — врач, который работает в одном из учреждений здравоохранения Минска. К сожалению, с учетом текущего политического кризиса в стране, а также факта признания нашего портала экстремистским, мы не можем назвать фамилию этого человека. Однако мы полностью ему доверяем.

Отметим, наша редакция считает решение суда о признании нас экстремистским порталом незаконным. Мы уверены, что не нарушаем закон и претензии МВД являются безосновательными.

Связана ли четвертая волна коронавируса с тем самым дельта-штаммом?

Врач говорит, что сложно сказать. Сейчас в больницах Беларуси не применяются методы, которые позволяют определить, какой именно штамм вируса у того или иного пациента.

— Судя по течению болезни, у очень многих пациентов действительно дельта-штамм, — считает наш собеседник. — Но сказать наверняка, опираясь на достоверные данные, невозможно. Вероятно, масштаб четвертой волны обусловлен как появлением этого штамма в Беларуси, так и сезонными особенностями: благоприятной для вируса погодой, а также наплывом людей в города (приехали с дач пенсионеры, студенты вернулись в крупные города).

Вы сказали «масштаб четвертой волны». Что, все так плохо?

Количество пациентов с более тяжелым течением ковида, по ощущениям врача, выросло:

— Субъективно — значительно, но оперировать цифрами тяжело, не имея их на руках. В рамках одного отделения пациентов с тяжелым течением заболевания стало раза в 1,5−2 больше относительно того, что было [до начала четвертой волны]. Например, сейчас может быть занято на 20−30 коек больше, чем то количество, на которое больница рассчитана.

Кроме того, под коронавирус снова перепрофилируют больницы, которые в первую волну были ковидными. Потом они возвращались в обычный режим работы, а сейчас снова «коронавирусные».

Врач говорит, что у него как у рядового сотрудника имеется доступ к базе больницы. И при желании он мог бы посчитать статистику по пациентам: как менялось их количество, сколько дней им требовалось на лечение. Но это по большому счету бесполезно.

— Чтобы делать четкие выводы по стране, нужна выборка больше чем одной больницы. Если честно, у нас как лежали тяжелые в первую волну, так и лежат сейчас. Плохое с плохим сравнивать сложно, — считает врач.

Ясно. Тогда какие вообще отличия этой волны от предыдущих? По вашим словам, их как будто нет…

— Во-первых, четвертая волна намного масштабнее, нежели предыдущие. Это субъективное мнение, которое основывается на наблюдениях за загрузкой и работой ковидной клиники изнутри, — поясняет врач. — Во-вторых, сейчас заболевание протекает тяжелее. У многих пациентов стойкая, с трудом купируемая гипертермия (высокая температура. — Прим. ред.), больший процент людей с дыхательной недостаточностью. Само течение болезни очень нестабильное: пациентам часто становится хуже без видимых предпосылок и очень быстро. В-третьих — контингент. Если раньше возраст «проблемных» пациентов был 60+, то сейчас это 40−60 лет, нередко тяжелое течение и у пациентов 20−30 лет.

При этом врач отмечает, что молодежь все же, как правило, легче переносит вирус.

— Но это уже не настолько твердое утверждение, как раньше, — добавляет собеседник.

А если я заражусь этим дельта-штаммом, какие будут симптомы?

Независимо от штамма ковида наиболее частые симптомы у пациентов одинаковые, говорит врач.

— Все то же самое: затрудненное дыхание, кашель, температура. А вот аносмия (пропадание обоняния. — Прим. ред.) как-то отошла на второй план. Мне кажется, что это связано с тем, что раньше она была одним из первых признаков болезни, сейчас чаще появляется на 5−6 день, когда вовсю бушует лихорадка.
Правда, по наблюдениям врача, в последнее время у пациентов температура обычно выше: раньше она нечасто была выше 38 °C, сейчас уже подбирается ближе к 39 °C.

А вот слухи насчет диареи как обязательном симптоме именно дельта-штамма врач не подтвердил:

— Диарея в целом известный симптом ковида. Сейчас действительно он встречается чаще, чем раньше, но не поголовно. Ну, процентов у 5−10 есть.

Если у пациентов температура все выше, может и лечить теперь стали по-другому? Говорят, даже уколы в живот колют…

Уколы «в живот», которые некоторых напугали, это уколы нефракционированного гепарина (НФГ) — лекарственного вещества, которое обычно используют, чтобы препятствовать свертыванию крови. В современной медицине его уже не используют, перейдя на более продвинутые препараты. Однако врач не скрывает: летом действительно была практика применения такого гепарина.

— Тогда были перебои с нормальными низкомолекулярными гепаринами (НМГ) типа фрагмина или фраксипарина. Но сейчас они уже опять появились, — описывает ситуацию врач. — Впрочем, их так же делают в живот — здесь ничего не изменилось. Протоколы лечения коронавируса регулярно меняются. Например, последний приказ — № 900, он июльский. А до этого менялись очень часто. В последней версии есть нюансы и противоречия, но с ним плюс-минус можно работать.

Среди нюансов врач называет наличие в протоколе гидроксихлорохина, от которого в мире давно все отказались.

— Он не работает и совсем не безобиден. Его не обязательно назначать, мы с коллегами стараемся этого и не делать. Но есть медики, которые следуют протоколу буквально. На мой взгляд, это вредит пациентам. Также дозировки гормонов не соответствуют таковым в проведенных РКИ (рандомизированных клинических исследованиях). Но здесь стоит сделать уступку нашим реалиям: нужная дозировка в Беларуси просто не производится. В РКИ доказана эффективность 6 мг, у нас в приказе есть 8 и 4 мг.

Ну а прививка поможет не подхватить этот дельта-штамм?

— Прививка действительно снижает шансы заболеть, а главное — заболеть тяжело, — говорит врач. — Это не 100%-ная гарантия: иногда только вероятность решает, будете вы жить или нет. Скажу так: я редко вижу привитых пациентов в стационаре, но более важно то, что их практически не видят наши реаниматологи.