Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
  2. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  3. «Как ни доказывал — поехал на разворот». Как сейчас проверяют вещи на беларусско-польской границе
  4. На рынке труда — «пожар»: число вакансий растет буквально на глазах
  5. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»
  6. С чем связаны природные аномалии, которые одна за другой обрушиваются на Беларусь? Ученый объяснил и рассказал, чего ждать дальше
  7. «Я же у Гриши просто вырвал Марго из рук». Большое интервью с супругом Маргариты Левчук после новости об их свадьбе
  8. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  9. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года
  10. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу


Со своей супругой Инной активист и журналист Илья прожил 18 лет. В браке у супругов родилось пятеро детей, а за столько лет накопилось немало теплых воспоминаний. Но переезд в Польшу в 2021 году стал для пары финальной точкой затянувшихся ссор — и супруги развелись. Поговорили с Ильей о том, каково вместе с переездом за границу терять семью и в 40 лет начинать жизнь заново.

Фото: cottonbro studio, pexels.com
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: cottonbro studio, pexels.com

«Столько времени уделял общественной активности, а надо было заниматься семьей»

Инна и Илья познакомились в театре. Это была весна 2002 года, он заканчивал третий курс университета.

— Так странно получилось: сначала пожалел девочку, которая хотела избавиться от своих комплексов, а потом влюбился в нее, — вспоминает мужчина. — А через год мы поженились. Изначально все наши родственники (и с моей, и с ее стороны) были против этого брака. Конечно, я перессорился со всеми, доказывая, что она хорошая. Но моя бабушка постоянно говорила, что так все закончится. Надо слушать бабушек, а не чувства (смеется).

Илья говорит, что в этом браке было много хорошего. Родились пятеро детей, которые по утрам прибегали к родителям и возились на кровати, а по вечерам семья часто собиралась вместе. В этих отношениях супруги росли и развивались.

— Не скажу, что мы плохо прожили 18 лет. Я ее любил, были хорошие, классные моменты. Самые теплые воспоминания не событийные, а скорее про быт. Например, когда мы вместе лежали, и она засыпала у меня на плече, — с грустью в голосе вспоминает мужчина. — Где-то я виноват, что не уделял внимания. Помогал кому-то другому, бегал волонтерить. Столько времени уделял помощи политзаключенным, общественной активности, а надо было заниматься семьей в первую очередь. И это была моя огромная ошибка. Не должно быть так, что ты дома не появляешься просто потому, что надо везти передачи, развешивать флаги, а потом сидеть в тюрьме. А твой человек, с которым ты живешь, остается один. И две недели просто вычеркиваются из жизни.

Политические взгляды супругов за время брака тоже менялись. Точнее, Илья «переманил» на свою сторону Инну, которая, по его словам, первое время поддерживала Александра Лукашенко.

— Когда ты живешь с человеком, тебе не важно, какие у него политические взгляды. Но потихоньку она стала менять свою точку зрения, — рассказывает собеседник. — В 2012 году я выдвигался в парламент и предложил ей стать наблюдательницей. А даже будучи сторонниками действующей власти, попадая на участок и видя, как фальсифицируются выборы, люди часто переходят на другую сторону.

Несмотря на множество теплых воспоминаний, Илья замечает: все-таки изначально он с женой слишком по-разному воспринимали брак, а супруга не всегда была готова идти на уступки.

Фото: Karolina Grabowska, pexels.com
Соглашение о разводе. Фото: Karolina Grabowska, pexels.com

«Решение о разводе не было совместным: меня просто поставили перед фактом»

В 2020 году супруги активно поддержали протест: выходили на акции, вешали плакаты. За портреты политиков и изображение герба «Пагоня» на окнах Инну оштрафовали на 200 базовых величин (5800 рублей). После этого в апреле 2021 года она уехала из Беларуси.

— Переезд — это скорее ее решение, не мое. Она просто сказала: «Через три дня я улетаю». Ну окей. На расстоянии мы хорошо общались, но, наверное, я ожидал от нее большего, и она тоже. Если тебе важен человек, то даже миллион километров — это не проблема. Как говорят евреи, все, что можно решить за деньги, это не проблема. Но за деньги ты не заставишь себя любить. Даже за очень большие, — уверен мужчина.

Илья вместе с детьми приехал в Варшаву через полгода, в октябре. Рассказывает, что по большей части сделал это ради детей, которым нужна была мама. Сам бы и дальше оставался в Беларуси. Приехав, сразу купил машину и начал работать водителем такси.

— После того как мы начали все вместе жить в Варшаве, у жены стала развиваться эмоциональная холодность. Я работал тогда по 12−14 часов в день, хотелось какого-то тепла дома, а его не было, — объясняет белорус. — Все это накапливалось, и через какое-то время мы сорвались, очень сильно поругались и разъехались в начале 2022 года. Вообще это было не лучшее решение. Конечно, неизвестно, как было бы, если бы мы этого не сделали, универсальных советов нет. Решение о разводе не совместное. У нее такое не принято. Меня просто поставили перед фактом. Конечно, я отреагировал негативно, но никто у меня не спрашивал. Спорить я не пытался: нет смысла спорить с женщиной, которая решила развестись.

Разводом занималась супруга, рассказывает собеседник, через родных по доверенности обращалась в белорусский суд. Сам Илья своих представителей на процесс не отправлял. Решил: все равно имущественных претензий нет, а лишний раз пересекаться с бывшей женой, пусть и косвенно, он не захотел.

— Я даже не знаю до сих пор, разведен я или нет, документов не видел. Вроде как разведен, — смеется он. — Но мне все равно, жениться второй раз я не собираюсь.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: cottonbro studio, pexels.com
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: cottonbro studio, pexels.com

«Она не создана для брака: хорошая любовница, но плохая жена»

С момента разрыва отношений прошло почти полтора года. За это время Илья много анализировал, что пошло не так. Признается: в расставании винит скорее себя, потому что все время опаздывал — то, что нужно было делать вчера, делал только сегодня.

— У меня много знакомых, которые развелись после переезда, но все проблемы идут из той жизни, еще в Беларуси. Ведь люди остаются такими же. Конечно, с одной стороны, кажется, что нужно собраться и вместе выживать в новой стране, помогать друг другу. Но супруга больше жила чувствами и, переехав на новое место, захотела начать новую жизнь. Грубо говоря, провести черту, забыть, что было, перевернуть страницу.

Упоминает он и несовместимость характеров: как они оба стремились к лидерству в отношениях. Белорус говорит, что иногда был готов пойти на уступки и прийти к общему решению. Но, по его словам, супруга практически никогда не хотела идти навстречу.

— Конфликтов как таковых у нас не было. Я человек, который может поругаться, но все равно сделать, как она хочет. Не настаивал, не продавливал. А вот жена у меня не такая. Если ей не нравится решение, она делает все, что считает нужным. У нее бабушка тоже делала все, что хотела, а дедушка соглашался, — объясняет собеседник. — Просто есть люди, которые созданы для брака, а есть те, кто нет. Я считаю, что она хорошая любовница, но плохая жена (смеется). Она отличный и классный человек, с ней приятно проводить время, но жить трудновато. Брак ведь не держится на одном человеке. Еще в Беларуси жена говорила, что кувшин разбит, а я постоянно пытаюсь его склеить. Но это трудно — выбросить и забыть 18 лет жизни.

По образованию Илья психолог и, видя, как развивается его брак, понимал, чем все закончится. Но признается, что чувства к супруге давали надежду, что все изменится: «А вдруг, может, есть шанс, хоть один процент, что удастся все наладить».

— И ты цепляешься за этот один процент, в то же время прекрасно понимая головой, что еще девяносто девять против, — рассуждает он. — Она сказала, что никогда меня не любила. А почему тогда она со мной жила столько лет и воспитывала пятерых детей — непонятно. Я думаю, что она все-таки лукавит, наверное, какие-то чувства были. Может, ей было проще так все объяснить, чем копаться в себе. К тому же она из неполной семьи. И когда дети растут в таких семьях, они изначально нацелены на развод. А я более консервативный: одна жена, одна родина, одна партия (смеется). Если ты находишь человека с такими же установками, вы живете счастливо всю жизнь. А если нет — то вот так. К тому же в Польше стало понятно, что у нас с ней точно нет будущего: она твердо намерена оставаться в Варшаве. А для меня «Беларусь перадусім», я не нацелен всю жизнь жить за границей.

Илья делится своим выводом: «Просто никогда не воспитывайте детей на классической литературе». Рассказывает, что в детстве много читал, и теперь понимает: классика сформировала у тогда еще ребенка идеальное и стереотипное восприятие женщины. Причем собеседник уверен, что все это работает и в обратную сторону, и именно поэтому многие умные женщины остаются одни.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: engin akyurt, Unsplash
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: engin akyurt, Unsplash

«Психологически мне проще думать, что жена умерла»

Сейчас бывшие супруги не общаются. Илья признается: первое время после того, как прозвучало решение о разводе, он надеялся вернуть Инну. Говорит, что потом понял, что можно или ждать годами, или собраться с силами и пойти дальше. Поэтому выбрал второе.

— Было очень сложно, была депрессия. Но я уходил в работу. Тяжелее всего становилось, когда болел, ничего не хотелось делать вообще. Просто какая-то тоска. Одно время у меня жила старшая дочь, и тогда было полегче, — рассказывает мужчина. — Сейчас я пришел к тому, что не хочу ни видеть бывшую жену, ни слышать. Когда мы видимся, у меня просыпаются оставшиеся чувства, и мне очень сложно. Поэтому я стараюсь ее избегать. Не хочется наносить себе очередную травму. Психологически мне проще думать, что она умерла. А кто там живет с моими детьми — не знаю (смеется). Так легче перевернуть страницу, не ждать чего-то, не делать попыток вернуть ее, не строить иллюзий и не заниматься самообманом.

Теперь Илья живет один, сам снимает жилье. Признается: в 40 лет сделал это в первый раз в жизни. И хотя ему многого не надо, «лишь бы были кофе, пачка сигарет, хот-дог и бензин для машины», говорит, что иногда нападает тоска.

— Я всегда был уверен, что большая семья — это классно. Мне не доставляет неудобств, когда кто-то по тебе с утра ползает, — наоборот, это одно из самых счастливых воспоминаний. А теперь смотришь на серые стены — и тяжело… Особенно когда болеешь. Навевает мысль о камере. Даже иногда думаешь: а может, вернуться? В тюрьме, конечно, тяжело, но там люди знакомые. Хуже точно не будет, — отшучивается собеседник.

Младшие дети супругов сейчас живут с мамой. Илья говорит, что развод родителей они восприняли тяжело, переживают, хотят, чтобы родители были вместе. С ними мужчина видится раз в неделю. Шутит, что едет к детям после получения зарплаты — потому что «без денег им папа не особо интересен». И уже серьезно добавляет: «Ну, и мне хочется сводить их в „Макдоналдс“, купить то, что они хотят. Мама держит в ежовых рукавицах, так пусть хоть с папой расслабятся». Полностью оправиться от развода у мужчины не получилось до сих пор:

— Все еще что-то остается внутри. Понимаю, что нужно «оторваться», пройтись по клубам, найти какую-нибудь польку, но я не хочу. Хотя как психолог я бы себе дал такую рекомендацию. Но не выполнил бы ее: нет мотивации, нет желания. Новых отношений я не хочу. Понимаю, что это очередные проблемы, очередные ссоры. Я смотрю на пары, которые счастливы много лет, и у меня теплые чувства к таким людям, белая зависть, что они нашли друг друга. В нашем мире очень трудно отыскать вторую половинку — у тебя больше шансов выбрать не того человека или остаться одному.