Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  2. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  3. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  4. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  5. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  6. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  7. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  8. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  9. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  10. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  11. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  12. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  13. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  14. Армия РФ держит высокий темп наступления, чтобы не дать ВСУ закрепиться, Минобороны заявило о захвате еще одного села. Главное из сводок
  15. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  16. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  17. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта


Недавно в Гродно к пяти годам колонии приговорили бывшего таможенника Николая Кулешова — за то, что он якобы помогал желающим эвакуироваться из Беларуси в Литву. С ним осудили также бывшую политзаключенную Аниту Бакунович и студента Егора Курзина. Правозащитникам стало известно, что вскоре после задержания Николая в сентябре прошлого года силовики задержали его 20-летнего сына Ивана. Оказавшись в безопасности, Иван рассказал «Весне» про избиения в КГБ, съемки в пропагандистском фильме и два уголовных дела в семье.

Иван Кулешов. Фото: ПЦ "Весна"
Иван Кулешов. Фото: ПЦ «Весна»

Парень учился на четвертом курсе БГУИРа и работал программистом. В связи с задержанием Ивану пришлось забрать документы из университета. Про задержание отца он узнал, когда уже сам был задержан. 14 сентября 2022 года он ехал в родные Поставы из Минска, но на въезде в город его ждал блок-пост ГАИ. Автобус, в котором ехал парень, остановили:

— Туда зашел сотрудник местного отделения КГБ и начал спрашивать у всех фамилии. Когда я сказал свою, он забрал мой телефон и вывел меня. В автобусе было человек 15, но все молчали, как сейчас и происходит при задержаниях.

Сотрудник КГБ не представился. Иван рассказывает, что тогда догадался, что его отец задержан, а его задерживают в связи с этим. Сразу парня повезли в Поставское отделение КГБ:

— Там где-то час требовали пароли от телефона и пытали. Меня избивали и постоянно угрожали. Мне не сообщили, почему меня задержали. Я потом понял, что они читали мою переписку с отцом, которая у него была в телефоне. Они думали, что я помогаю отцу, поэтому пытались узнать больше. Когда я дал пароли, меня повезли в Минск. По дороге говорили: «Высадим — пристрелим».

«Отца вывели из кабинета, а меня на его глазах завели туда»

Пытали и угрожали Ивану, по его словам, минские сотрудники КГБ. Иван рассказывает, что в тот момент ему не было страшно: «Было уже все равно». При этом он воспринимал угрозы как реальные.

Иван вспоминает, что когда его привезли в КГБ, то сразу повели на четвертый этаж к начальнику, который его допрашивал про дело Николая Кулешова и протесты. Ближе к часу ночи парня повели в кабинет на том же этаже, где он впервые увидел отца:

— Отца вывели из кабинета, а меня на его глазах завели туда. Там был кожаный диван, стол, вентилятор, шкаф с книгами и кресло. В этом кабинете меня одного держали сутки. Сотрудники были за стенкой.

В минском КГБ парня уже не избивали. Иван предполагает, что его сутки держали в кабинете, потому что не знали, что с ним делать. Перед тем, как увезти Ивана в Следственный комитет, ему дали поговорить с отцом 10 минут в том самом кабинете:

— Когда первый раз мы с ним встретились ночью, он был очень подавлен. Его, скорее всего, тоже пытали и водили на полиграф.

Николай Кулешов. Скриншот видео сюжета «Беларусь 1»

«Мне повезло, и мне пропустили еду»

В КГБ парню приносили подписывать пустые листы и соглашение о сотрудничестве:

— Потом там появились показания на этих листах. Я это увидел только в материалах при ознакомлении с делом. Там написали, что я состою в экстремистских телеграм-каналах, был чуть ли не организатором маршей [протеста]. Еще сказали подписать соглашение о сотрудничестве, чтобы мне было сложнее потом уехать…

Сотрудники нашли у Ивана фотографии с маршей в 2020 году. В Следственном комитете против него возбудили уголовное дело по статье 342 Уголовного кодекса (активное участие в групповых действиях, которые грубо нарушают общественный порядок).

Ивана отправили на 10 суток в ИВС на Окрестина:

— Сразу меня поместили в камеру-одиночку, в которой было 13 человек. Мне повезло, и со мной пропустили еду, которая у меня была с собой: хлеб, сыр, лимонад. Так что мы там пошиковали.

Условия ужасные. Еду давали холодную. Там даже не еда, а вода с плавающим жиром была.

«Повезли меня в КГБ снимать этот фильм»

Один или два раза в СИЗО к Ивану приходили сотрудники КГБ по поводу дела отца. 1 ноября Ивана неожиданно для него перевели под домашний арест. Произошло это перед тем, как он снялся в пропагандистском фильме БТ ««Бегущие по лезвию»: как литовцы обманывают беглых?»:

— Приехали следователь и сотрудник КГБ и повезли меня в КГБ снимать этот фильм. У меня должно было быть ознакомление с делом, но его резко перенесли. Приехали сотрудники и сказали: «Изменяем тебе меру пресечения». Наверное, им было лень возить отца на следственные действия туда далеко домой, поэтому меня решили отправить.

Иван Кулешов. Скриншот с фильма КГБ
Иван Кулешов. Скриншот с фильма КГБ

Как рассказывает бывший политзаключенный, ему и отцу сказали, что говорить на камеру, но и при этом много чего не вошло в финальную версию:

— Нам сказали, что говорить, при этом один из начальников КГБ добавил: «Мы, конечно, не заставляем, но сын может поехать обратно [в СИЗО]. Только уже через РУВД». Снимали нас с отцом по очереди.

После съемок фильма БТ Ивана отпустили домой, а Николая вернули в СИЗО.

«Боялся, что поеду в колонию, и того, что начнут дергать по делу отца»

По мнению Ивана, его не сделали соучастником по делу отца, потому что Николай сказал, «чтоб его не трогали»:

— Наверное, условие такое поставил.

До суда больше месяца парня держали под домашним арестом. В это время его возили на следственные действия по делу Николая Кулешова:

— Но под домашним арестом все равно жил, как будто еще находился в СИЗО.

14 декабря 2022 года суд Советского района города Минска назначил Ивану по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса три года «домашней химии». В скором времени он покинул Беларусь:

— Я знаю, что тем, кто сидит на «домашней химии», меняют режим. Я боялся, что поеду в колонию, и того, что начнут дергать по делу отца, поэтому решил уехать из страны.

Николай Кулешов, Анита Бакунович, Егор Курзин. Коллаж: ПЦ «Весна»

5 апреля в Гродненском областном суде вынесли приговор политзаключенным Николаю Кулешову, Аните Бакунович и Егору Курзину. Согласно обвинению, бывший таможенник Николай Кулешов сотрудничал с некоммерческой организацией «Дапамога», действующей в Литве и помогающей политическим беженцам эвакуироваться из Беларуси. Ему назначили пять лет колонии по нескольким уголовным статьям: ч. 3 ст. 371 УК (Умышленное незаконное пересечение государственной границы, совершенное организованной группой), ч. 1 ст. 14 и ч. 3 ст. 371 (Покушение на умышленное незаконное пересечение государственной границы, совершенное организованной группой), ч. 3 ст. 361−1 УК (Участие в экстремистском формировании), ст. 378 УК (Хищение личных документов) и ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 380 УК (Покушение на подделку и изготовление или сбыт поддельных документов).

Аните Бакунович назначили три с половиной года заключения, Егору Курзину — три года колонии. Подробности дела неизвестны, так как суд проходил в закрытом режиме. Приговор вынес судья Виктор Сенько.