Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  2. Эксперты предположили, с чем может быть связан вал увольнений в Министерстве обороны России, — дело вовсе не в борьбе с коррупцией
  3. Reuters: Путин готов к прекращению огня в Украине и мирным переговорам
  4. В Минске задержали двоих граждан Таджикистана из-за подготовки терактов
  5. Следственный комитет начал спецпроизводство в отношении основателя медцентра «Новое зрение» Олега Ковригина
  6. После скандала с рассылкой Азарову предложили заявить самоотвод на выборах в КС, его соратники были против. В итоге сняли весь список
  7. Зачем Путин внезапно собрался в Беларусь и что ему нужно? Спросили у экспертов
  8. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
  9. «Изолируйте режим, откройтесь людям». Туск заявил, что Польша может возобновить работу одного перехода на границе с Беларусью
  10. Многие обратили внимание на необычный трап, по которому Путин спускался в Минске, — и назвали его пуленепробиваемым. Так ли это?
  11. Власти «отжимают» недвижимость у оппонентов. Но если вы думаете, что эти проблемы вас не касаются, то ошибаетесь — мнение экономиста
  12. Кремль продвигает программу легализации статуса «соотечественников России за рубежом» — эксперты объяснили суть замысла
  13. «Беларускі Гаюн»: В Гомеле приземлился самолет экс-президента Украины Януковича — в последний раз он прилетал в марте 2022-го
  14. Внезапный прилет Путина, новость о возможном прекращении войны и самолет Януковича в Гомеле — совпадение? Спросили у депутата Рады
  15. Правительство Беларуси разработало проект закона об амнистии к 3 июля. Осужденных за «экстремизм» и «терроризм» не освободят
  16. «Вопросы безопасности — на первый план». Лукашенко и Путин рассказали, что собираются обсуждать в Минске
  17. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  18. Власти жалуются на нежелание семей заводить детей. Мы решили найти год, когда родилось больше всего беларусов, — и вот что выяснили
  19. «Юридической чистоты здесь нет и быть не может». Лукашенко и Путин порассуждали о легитимности Зеленского


MOST,

Уже не первый год именно Польша остается лидером среди стран, в которые приезжают белорусы. Некоторые едут сюда, спасаясь от политических репрессий, другие — на заработки. MOST поговорил с молодым белорусом, который полгода отработал и прожил в Польше, но не смог закрепиться и вернулся в Беларусь.

Рабочий пилит дерево. Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com
Рабочий пилит дерево. Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

«Сынок, мы тут и без тебя бывалые»

Три года назад Денис окончил университет со специальностью «инженер-строитель». По обязательному распределению его направили в одну из строительных организаций Минска мастером.

— Сначала пять лет учебы, за которые ты успеваешь разочароваться в будущей профессии, а потом и два года «распреда» погрузили меня в отчаяние. С одной стороны, на стройке работать было интересно: я получал опыт в своей сфере, у меня была управленческая должность и в потенциале мог быть карьерный рост, — рассказывает Денис.

Но, по его словам, все эти факторы перебивались маленькой зарплатой в 650 рублей, неуважительным отношением руководства и подчиненных.

— В моем подчинении работали взрослые мужики, которым до меня было абсолютно «до лампочки». Не было и дня, чтобы я не услышал от них фразочки типа: «сынок, мы тут и без тебя бывалые», «не лезь не в свое дело» или «яйцо курицу учить не будет». При этом вся ответственность за выполнение работы и техники безопасности лежала на мне. За «косяки» своих подчиненных меня отчитывали начальники повыше. Получается, что все эти два года я был между двух огней и поделать с этим ничего не мог, — вспоминает юноша.

Решил работать в Польше

После окончания распределения Денис, что ожидаемо, уволился. Некоторое время он отдыхал и «переводил дух», а потом решил заняться поиском работы. Возвращаться на стройку он больше не хотел, а подыскать работу по специальности в офисе почти нереально. Единственным способом заработать денег ему виделось лишь устроиться за границей.

— Один мой родственник занимается трудоустройством людей за рубеж. С его помощью я оформил рабочую визу и подыскивал работу. Наиболее привлекательными вариантами были вакансии на пилораме и что-то связанное с обработкой металла. В итоге я остановился на пилораме. Мне открыли польскую национальную визу типа D, за весь пакет документов я отдал порядка 1500 рублей, включая все сборы и страховку, — говорит Денис.

В Польшу парень приехал на рейсовом автобусе. Как оказалось, местом работы был небольшой поселок в двух часах езды от Гданьска.

— Первым делом я устроился и заселился. Одним из главных плюсов было бесплатное жилье: небольшой двухэтажный домик в минуте ходьбы от самой пилорамы. В доме было три комнаты, всего там жило семь человек. Естественно, особых изысков не было: в комнате две кровати, шкаф и тумбочка. Санузел совмещенный, в кухне два холодильника, плохо работающая плита и пара шкафчиков. Кстати, отопление было печное — зимой после работы приходилось поддерживать очаг, — отмечает Денис.

Что касается условий работы, то ему предложили график: шесть дней в неделю по десять часов. По его словам, в первый месяц зарплата составляла 16 злотых в час, а позже выросла до семнадцати.

— Я особо звезд с неба не хватал и прекрасно понимал, что придется работать руками, но не думал, что это будет так сильно уматывать меня. Сначала я перекладывал доски из одной пачки в другую. Работаешь в команде из трех человек: двое берут доску и аккуратно укладывают ее в новую пачку, а третий измеряет ширину доски и заносит значения в бланк. Потом меня вроде как повысили — поставили работать за станком, который распиливает бревно на доски. Там тоже нужно было таскать доски, а также следить за работой станка. Бревна и доски были длиной по 3−4 метра, и, таская их изо дня в день по десять часов, я невероятно сильно уставал, — признаётся Денис.

Кроме этого, одним из существенных недостатков для него был сам факт нахождения в этом поселке. По его словам, он был похож на белорусский агрогородок. Место вроде и живописное, но делать там совсем нечего.

— Чтобы просто существовать, там, конечно, все было: и продуктовые магазины, и магазины одежды, даже несколько заведений. Но автобус до ближайшего города ходил только по выходным, совершая лишь один рейс. За полгода я только однажды побывал в Гданьске — просто потому, что с моим графиком работы и «очень удобным» расписанием автобуса выбраться было почти невозможно, — рассказывает парень.

«В Польше не нашел свое место»

Примерно спустя три месяца Денис начал задумываться над тем, чтобы сменить место работы, потому что его не устраивал ни график, ни местоположение.

— К слову, из-за того, что я жил в этом поселке, я практически не тратил деньги. Почти все, что я зарабатывал, удавалось откладывать. Но не сказать, что это сильно того стоило. Таскать по десять часов шесть дней в неделю эти проклятые доски я уже просто не мог, поэтому начал шерстить вакансии на сайтах по поиску работы. В идеале мне хотелось подыскать работу в городе с графиком: пять дней по восемь часов, но на такие вакансии требовался, к примеру, польский язык, учить который на пилораме у меня физически не хватало времени, — говорит Денис.

На фоне всего этого у парня стали закрадываться мысли и вовсе сделать небольшую паузу, вернуться в Беларусь, подыскать новую работу и потом снова вернуться в Польшу.

— В общей сложности кое-как я отработал пять месяцев. Да, мне удалось заработать достаточно приличную сумму денег, которую я бы и за год не смог отложить в Беларуси. Но отдавать все свои физические и моральные силы на этой пилораме я больше не хотел. В марте я вернулся домой. Изначально я рассматривал вариант, чтобы поехать снова, но сейчас эти надежды таят на глазах, хотя виза еще действует. Не могу сказать, что я прям разочаровался в Польше — нет, я будто не нашел там свое место. К сожалению, единственными воспоминаниями об этой стране у меня остаются эта пилорама и этот поселок. Кто знает, возможно, когда-нибудь я сюда вернусь и изменю свое мнение, — подвел черту Денис.