Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  2. В литовском пункте пропуска «Медининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  3. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  4. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  5. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  6. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  7. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  8. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  9. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  10. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  11. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  12. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  13. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  14. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  15. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии


В начале мая Всемирная организация здравоохранения официально отменила чрезвычайное положение, объявленное из-за пандемии COVID-19. Мир перестал носить маски и сдавать тесты, чтобы перемещаться между странами. Между тем люди, которые переболели коронавирусом несколько лет назад, сталкиваются с проблемами. Для них пропадают запахи и вкусы или искажаются до неузнаваемости. Вот две такие истории.

Фото: Reuters
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Имена собеседников изменены в целях безопасности.

Ольга, 45 лет, Минск: «Запах продуктов — смесь кошачьих фекалий и формалина»

Я переболела ковидом в ноябре 2020 года. Болезнь протекала не очень тяжело. Была температура около 37 градусов, 10% легких было поражено. Первые несколько дней очень сильно болела голова — затылочная часть справа. Потом врач сказал, что там находится отдел мозга, который отвечает за запахи и вкус. Обоняние и вкус пропали на три месяца, затем вернулись, но в искаженном виде. Я была рада и этому.

В мае 2021 года внезапно продукты питания стали невыносимо вонять. Смесь запаха кошачьих фекалий, формалина и еще непонятно чего. Почти ничего не могла есть, только макароны и рыбу. Хуже всего пахли мясные и молочные продукты, лук и яйца.

За два года настоящие вкусы и запахи так и не вернулись. До сих пор не могу есть яйца, чеснок, лук, некоторые виды колбас. В кафе и ресторанах прошу блюда без лука. Если иду в гости к знакомым, для меня готовят отдельно. Врачи ничего сделать не могут. Сказали, что это длительный процесс. Протекает у всех по-разному. Нормальное обоняние может не вернуться никогда.

Еще я стала очень чувствительна к запаху пота. Просто невыносимо ездить в общественном транспорте. Стараюсь ходить пешком. Я работаю учителем, и физически не могу находиться в аудитории, если там есть хотя бы один нечистоплотный человек.

После ковида появилось тревожное расстройство. Пришлось обратиться к психотерапевту. Пропал и нормальный сон. Уже больше двух лет не могу выспаться, сплю в берушах и маске.

Мне 45, но я уже могу забыть какое-нибудь слово, а ведь мне постоянно надо что-то рассказывать ученикам. Думаю, моя жизнь прежней уже не будет. Болезнь повлияла на работу мозга.

Мария, 30 лет, Минск: «Для меня трагедия, если в офисе кто-то разогрел в микроволновке еду с луком — дышать становится невозможно»

Я переболела ковидом в декабре 2020 года. Болезнь протекала без осложнений, только на несколько дней пропали обоняние и вкус. Самое неприятное ждало меня впереди.

После выздоровления мне перестал нравиться запах духов, стиральных порошков, прочей химии. Еще через год буквально в один момент стали отвратительны на вкус многие продукты. Одно время я даже не могла пить чай и кофе.

Это сложно описать словами. Лук и пот теперь пахнут — вернее, воняют — одинаково. Похоже на какую-то гниль, наверное. Гнилью отдают и яйца. Запах чеснока теперь трудно с чем-то сравнить, что-то очень мерзкое. Огурцы вообще ни на что не похожи, нет таких запахов в мире. Арбуз тоже таким огуречным ароматом отдает. Почему-то манго и все продукты с манго воняют, как помет кота. Бытовая химия тоже по-другому пахнет. Бензин похож, наверное, на краску, тоже сложно описать.

Врачи выписывали препараты, витамины, но ничего не помогло. Советовали делать ароматерапию с эфирными маслами, но тоже без результата.

Как изменились мои привычки? Готовая кулинария — до свиданья. На работу приходится делать ссобойки, потому что обед из магазина всегда будет с луком или чесноком. Много раз уже бывало, что продавцы меня убеждали в обратном, и очередная котлета отправлялась в мусорку или на обед бездомным собакам.

Для меня трагедия, если в офисе кто-то разогрел в микроволновке еду с луком, — дышать становится невозможно.

В семье всегда готовим два варианта блюда — отдельно для меня и отдельно для всех остальных.

Так и живем.

Что такое постковидный синдром?

По данным ВОЗ, в 2020–2021 гг. примерно у 17 миллионов человек в Европе наблюдались долгосрочные последствия COVID-19. Даже сейчас, когда самый тяжелый этап пандемии, вероятно, уже миновал, риск развития постковидного синдрома после заражения COVID-19 остается столь же высоким (примерно 10−20% от общего числа инфицированных).
 
Поскольку это совершенно новый синдром, врачи часто не могут с уверенностью определить наиболее эффективные пути оказания помощи пациентам с длительным COVID-19. С учетом того, что у лиц с этим патологическим состоянием было зафиксировано в общей сложности более 200 различных симптомов, универсальных подходов к его лечению не существует.