Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  2. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  3. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  4. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  5. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  6. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  7. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  8. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  9. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  10. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  11. Прогноз по валютам: еще увидим дешевый доллар — каких курсов ждать в последнюю неделю мая
  12. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
Чытаць па-беларуску


Одной из тех, чья жизнь кардинально изменилась после 9 августа 2020-го, стала знаменитая Александра Герасименя. Трехкратная призерка Олимпийских игр по плаванию после выборов выразила свою гражданскую позицию, а затем ей пришлось уехать из страны. В эмиграции она возглавляла Белорусский фонд спортивной солидарности (ушла в апреле 2022-го), встретила войну в Украине, а также пережила расставание с супругом Евгением Цуркиным. Но все эти события, по словам Александры, сделали ее сильнее. Ниже — интервью Герасимени, которая сегодня обучает людей плаванию в Варшаве, о том, как она поменялась за эти три года.

Александра Герасименя. Фото: Instagram-аккаунт собеседницы
Александра Герасименя. Фото: аккаунт собеседницы в Instagram

«Люди поднялись и вышли вместе»

— Какие ассоциации у вас вызывает 9 августа 2020-го?

— Меня тогда не было в Беларуси. Отдыхала с семьей в Черногории. Вначале были мысли отложить поездку, чтобы сходить проголосовать. Но в итоге решили ничего не менять. Уехали примерно за неделю до 9 августа, а вернулись дней через 5−6 после выборов. Поэтому мои ассоциации больше связаны с последующими событиями. А так, конечно, помню, что 9-го почти не было связи с родными и друзьями в Беларуси — не удавалось следить за ситуацией в стране.

— В демократической Беларуси вы бы праздновали этот день или сделали бы траурным в память обо всех, кто прошел через репрессии?

— Праздновать мы будем, когда все вернемся домой. Так что День Памяти, конечно. Ведь с 9 августа начались многочисленные страдания людей, аресты, насилие, смерти. Это не может быть праздник с гулянками и фейерверками. Да, люди собрались, сплотились с хорошими мыслями и надеждой на перемены. Но боль, которую нельзя забывать, перевешивает.

— Изменились ли ваши ценности после 9 августа?

— Нет. Думаю, они уже были заложены во мне. Понимала, что важно в этой жизни, а что второстепенно. Просто, наверное, лишний раз уверовала в свои принципы. Я бы и раньше, и позже поступила бы аналогичным образом, если бы подобные события в Беларуси имели место. То есть в 2020-м у меня не было сомнений, говорить или молчать, делать или сидеть дома.

— В какой момент решили, что дальше отступать некуда?

— Перед выборами, наверное, еще не было такой осознанности. Я высказывалась и раньше, но не видела смысла делать что-то еще. А в 2020-м люди поднялись и вышли вместе. Это был важный показатель, что народ хочет перемен. Нас много. Значит, нужно действовать не только на словах.

«Не сетую на судьбу»

— Если бы продолжали карьеру к 9 августа 2020-го, не исключаете, что, возможно, отреагировали бы не столь остро?

— Немного размышляла об этом. Как бы поступила, что говорила… Вероятно, я бы не поехала в Литву и не возглавила Фонд спортивной солидарности. Но в любом случае молчать бы не стала и присоединилась к свободным спортсменам. Как можно закрывать глаза, когда происходит такое в родной стране? Наверняка позиция отразилась бы на карьере. Даже любопытно, каким образом. Все-таки была одной из спортсменок, на кого рассчитывали на Олимпийских играх.

— Вы стали сильнее как личность после 2020-го?

— Вообще очень сильно поменялась за эти три года. Те обстоятельства, трудности и разочарования, которые приходилось преодолевать, не сделали меня злее. Абсолютно не сетую на судьбу. Наоборот: приняла философию, что все, что бы ни происходило в жизни, нужно именно мне. И надо пройти этот путь со смирением, чтобы стать лучше, а не обидчивее и агрессивнее. Поэтому, оглянувшись, чувствую себя другой. Но счастливой. Не сделай свой выбор три года назад, не испытывала бы сейчас радость от полученного опыта.

— Человек вообще способен расти в комфортной среде?

— Наверное. Но не бывает трудностей, которые мы не способны преодолеть. Тут есть аналогии со спортом. Атлет практически каждый день тренируется на максимуме своих возможностей. Часто надо терпеть боль. Просто встать рано утром и прыгнуть в холодный бассейн — уже выход из зоны комфорта. Но именно это и приводит к определенному совершенствованию, личностному росту при позитивном отношении к ситуации. А вот если погрязнуть в негативе, постоянно копаться в себе, задаваться вопросом, почему на меня свалились все несчастья, то все закончится депрессией. Я выбираю не позицию жертвы, а путь развития через дискомфорт.

«Спортсмены всегда чем-то рискуют»

— Чего никогда не простите еще действующей власти?

— Ничего нельзя забывать. Надеюсь, что будет настоящий суд над Лукашенко, где детально разберут каждый случай пыток, насилия и убийства над всеми невинными людьми. Не мне решать по поводу наказания, но подобный публичный процесс должен быть. Впрочем, если народ решит иначе, то не собираюсь этому препятствовать. Нужно отвечать за все содеянное. И Лукашенко, безусловно, ответит. Как и те, кто сегодня у власти и совершает преступления, прекрасно зная последствия.

— Когда вы выходили на протесты, а ваш бывший супруг оставался дома, то это было тяжелым решением?

— Считала гражданским долгом выразить свою позицию. Чувствовала солидарность и общность со всеми людьми, которые не молчали и участвовали в протестах. Поддержать народ было важно прежде всего для моей совести. А муж находился в Гомеле, тренировался и успевал забирать ребенка. С дочкой не ходила бы на марши.

— Было ли страшно во время протестов?

— Тогда не было такой жести, как в первые дни после выборов. Но уже начинались разгоны и моментами становилось стремно. Однако желание быть вместе с людьми, которые выступили за перемены, преобладало. Знаете, спортсмены всегда чем-то рискуют — иначе победы не видать. В том случае результаты оправдывали риски.

Александра Герасименя. Фото: Instagram-аккаунт собеседницы
Александра Герасименя. Фото: аккаунт собеседницы в Instagram

«Расставание было обоюдным решением»

— После выборов у вас отобрали школу плавания, дом. Вы продали медали с Олимпийских игр и поменяли три страны. А что приобрели за три года?

— Хороший вопрос. Приобрела гораздо больше, чем потеряла. Во-первых, просеялся круг знакомых. Все, на кого, скажем так, возлагала надежды, остались со мной. Никто не подвел. Во-вторых, появились новые настоящие друзья, которые помогают и помогали все время. Это близкие по духу люди, с которыми нет запретных тем. В-третьих, повторюсь, прошла большой путь и стала другим человеком. Это отличный опыт, за что благодарна судьбе. Даже не представляю, что жизнь могла повернуть иначе. Сейчас вижу свое будущее гораздо яснее, чем несколько лет назад.

— А семья? Задумывались о том, что, не пройди вы через переезд, не столкнись с войной, могли бы быть счастливы в Минске?

— Под таким углом не смотрела на ситуацию — дескать, режим сделал мне хуже. Расставание с Евгением (Евгений Цуркин — известный белорусский пловец, участник трех Олимпийских игр. — Прим. ред.) было обоюдным решением. Мы многое выдержали, конечно. Но это не значит, что наши отношения стали другими. Просто увидели пробелы раньше. Наверное, хорошо, что это случилось на данном этапе, а не через несколько лет, когда могло накопиться больше взаимных претензий. Решили мирно разойтись, чтобы каждый сумел еще построить личную жизнь и быть счастливым. А за предыдущие приятные моменты, уверена, будем благодарны друг другу. Этого не перечеркнуть.

— Какой позитив еще выделите за эти три года?

— Например, большой плюс для нашей дочери Софии (в сентябре девочке исполнится пять лет. — Прим. ред.), что она побывала в разных странах, учит иностранные языки. Это очень важно для ее мировоззрения, развития. Как минимум, София получила европейский опыт обучения в детском саду. Она будет понимать, что такое свобода, права человека, как можно постоять за себя.

Что касается меня, то, занимаясь с людьми плаванием, расширила профессиональный опыт. Хватает материала, чтобы создать методичку для тренеров. Имею в виду разбор ошибок в плавании, способы их исправления. Вот только пока времени нет на писанину.

«Мне не нужно, чтобы дети гордились мной. Хочу лишь от них поступков по совести, а не ради выгоды»

— Кем больше всего восхищаетесь из белорусов, выразивших позицию после 9 августа 2020-го?

— Не стала бы делать акцент на ком-то одном. Меня порадовали все белорусы, которые вышли и проявили гражданскую позицию, которые боролись до последнего. Встречаю за границей много наших людей. Они не сдаются, а, например, создают бизнесы с нуля. Те же предприниматели поднимаются с колен, делают свое дело и не плачутся. Радует и солидарность белорусов. Думаю, она никуда не исчезнет. Конечно, доверие в последнее время падает ко всем фондам, штабам. Но простые люди по-прежнему рассчитывают друг на друга.

— Что вам сегодня дает надежду, если она осталась, что все будет хорошо?

— Надежда, безусловно, есть. Понимаю, что и Беларуси, и Украине требовалось пройти через все эти события — даже самые страшные. Уверена, что все было запланировано свыше для того, чтобы нация стала сильнее. Наша — так точно. Белорусы, наконец, сплотились и начали идентифицировать себя: говорить на белорусском языке, больше интересоваться культурой, слушать родную музыку. Причем делают это по своему желанию, а не указке сверху. Белорусы, находясь за границей, гордятся, откуда они. И эти люди (может, не все, но костяк), которые хотят путешествовать, набираться опыта, а потом вернуться домой и приносить стране пользу. Главное, чтобы к власти пришли достойные.

— Вы недавно говорили: «Спортсмен — больше, чем просто ноги-руки, тренированное тело. Для меня это человек, который способен и даже должен быть примером для остальных». После рассказа дочери обо всех событиях в Беларуси, думаете, она будет гордиться вами?

— Есть такое выражение, что надо воспитывать себя, а не детей. Таким образом они через нас как бы обретут этот мир. Мне не нужно, чтобы дети гордились мной. Хочу лишь от них поступков по совести, а не ради выгоды. Покажу на своем примере. Радует, что мне будет о чем рассказать детям, когда они вырастут, и за это не стыдно.