Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
Чытаць па-беларуску


Слово «оправдать» звучит в белорусских судах настолько редко, что кажется чем-то из области фантастики: его слышит лишь один из более чем тысячи обвиняемых. За 2022 год на 34,9 тыс. приговоров пришлось всего 33 оправдательных. За первые шесть месяцев этого года — только 15 человек оправдали, при этом 16 771 признали виновными. В каких случаях у людей, попавших под уголовное дело и на скамью подсудимых, есть шанс избежать наказания? Мы отыскали несколько таких историй в банке судебных решений — политических дел среди них, конечно, не нашлось — и три из них рассказываем в подробностях.

История первая. Таинственный поджигатель

Дело было в минской Серебрянке. Тем утром Сергей (все имена вымышлены), как обычно, отправился на работу. Из своей многоэтажки на Плеханова, где он жил вместе с родителями, мужчина вышел в 8.33, дошел до перекрестка с проспектом Рокоссовского, сел на автобус и уже в 8.50 был у магазина «Остров чистоты» на Якубова — там он трудился помощником администратора.

Первая половина дня прошла обычно. А затем позвонил отец и сообщил: был пожар, кто-то поджег на лестничной площадке их восьмого этажа двери соседского и их собственного тамбуров.

Уже спустя 20 минут в магазин приехала милиция. Сергея забрали в Ленинское РУВД. Там он узнал, что в поджоге подозревают именно его.

Минск, ул. Плеханова, 42. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: photobuildings.com/photo/237972
Минск, ул. Плеханова, 42. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: photobuildings.com/photo/237972

Двери в огне

Родители Сергея в то утро оставались дома. Около десяти утра его мать внезапно почувствовала запах дыма. Выглянула в подъезд и обомлела: дверь соседского тамбура была объята пламенем снизу доверху. Женщина позвала мужа, тот увидел, что происходит, схватил таз и стал поливать дверь водой, пока она не потухла.

Только тогда супруги заметили, что и их собственная тамбурная дверь тоже немного обгорела снизу и еще тлеет, а на коврике под ней дымятся обугленные остатки пластиковой бутылки. Затушив все, мужчина вызвал милицию — в МЧС уже успели позвонить соседи.

Обгоревшие двери жильцы потом починили сами — подбили куском фанеры и покрасили. Общий ущерб составил 180 рублей.

Экспертиза позже установила, что в бутылке был растворитель с содержанием метанола, ацетона и толуола.

Признание

Когда Сергея привезли в РУВД, его обыскали — нашли 5 коробков спичек, зажигалку, кусочки белой ткани и ключи. Он объяснил, что курит, а ткань осталась в рюкзаке с предыдущего места работы продавцом — он перевязывал пальцы от порезов. Позже у мужчины стали брать под видеозапись «объяснения» — это был даже не официальный допрос. И тут он, как говорится в материалах милиции, сознался: да, это он поджег двери. Более того, он даже согласился оплатить их ремонт.

«Выйдя из квартиры, внезапно пришла идея поджечь тамбурную дверь. Конфликтов с соседями не имел, а целью поджога являлось необходимость обратить на себя внимание», — говорится в протоколе объяснений (орфография сохранена). Далее описывается, что мужчина взял в тамбуре пустую пластиковую полулитровую бутылку, положил туда картон, найденный на площадке, порвав его на мелкие куски, сделал в бутылке дырку для тяги, поджег картон и положил бутылку под свою тамбурную дверь. Когда та затлела, то переставил бутылку под дверь второго тамбура. — «Поскольку опаздывал на работу, оставил горящую бутылку под тамбурной дверью и спустился вниз. Какие еще предметы помещал в бутылку не вспомнил, однако возможно поместил ткань белого цвета, которую имел при себе».

У мужчины изъяли джинсы и майку, в которых он был в тот день. На них обнаружились следовые количества ацетона и толуола — тех же веществ, при помощи которых подожгли двери. Казалось бы, дело раскрыто — именно так и решили в милиции.

Растворитель 646. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: ars-ck.kz
Растворитель 646. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: ars-ck.kz

Алиби

Для порядка по делу были назначены экспертизы. И вот тут что-то пошло не так. Пожарные эксперты установили, что две двери загорелись от двух отдельных источников огня на полу: одним была бутылка с растворителем, вторым — еще что-то, что полностью сгорело и не могло быть распознано. Огонь от одного источника к другому не перекидывался, бутылку не перемещали. Но бутылка горела слабее, а вот второй источник дал более сильный огонь. Согласно выводам специалистов, если бутылка и могла тлеть долгое время, то пожар у второй двери точно длился не больше 10 минут.

Но со временем у следствия как раз была проблема. Все свидетели — в частности, коллеги Сергея из магазина — говорили, что с 8.50 и до задержания он был на работе и никуда не отлучался, разве что на пару минут покурить (а до дома ему добираться не меньше 15 минут). Это подтверждали и записи видеокамер в подъезде и на работе: он вышел из дома в 8.33 и не возвращался, был в магазине.

Таким образом, поджечь двери он не мог: картина пожара говорила о том, что они горели до 10 минут, то есть были подожжены около 10 утра, но в это время Сергея там не было.

Однако стопроцентное алиби не помешало следствию продолжать обвинять Сергея. Как и то, что уже на допросах, когда появился адвокат, мужчина свою вину отрицал. Несмотря на все, дело дошло до суда.

Сомнительные улики

На суде выступили родители и соседи Сергея. Они рассказали, как все случилось, о самом Сергее отзывались только положительно, подчеркнули, что никогда не замечали за ним склонности к поджогам. Горючих жидкостей, по словам родителей, дома не было. Руководство магазина, где мужчина работал, охарактеризовало как хорошего сотрудника, без каких-либо подозрительных моментов. Коллеги подтвердили, что в момент пожара Сергей был на работе. Об этом же заявил и специалист службы безопасности магазина, который после инцидента изымал записи камер и передавал милиции. Запаха растворителя от одежды Сергея в магазине не замечали.

Вскрылись на суде и новые противоречия. У Сергея нашли фрагменты ткани — и в протоколе осмотра места происшествия также было указано наличие ее остатков у двери. В протоколе допроса отца Сергея во время следствия также отмечается, что тот видел у своей тамбурной двери кусочки ткани. О ткани на первой беседе в милиции сказал и сам Сергей.

Но когда в суде стали смотреть видеозапись первых объяснений мужчины, оказалось, все не так просто. Сергей сначала сказал, что вложил в бутылку для поджога картон, но, после того как милиционеры заявили ему, что на месте происшествия нашли и ткань, он согласился: да, клал еще и ткань. И сказал, что просто поджег содержимое бутылки, не вспомнив о растворителе (о нем милиция на момент беседы еще не знала). При этом по протоколу осмотра бутылка и ткань были у двери Сергея, а по его словам во время признания — у соседской.

А на самом деле, согласно экспертизе пожарного мусора с места происшествия, никаких фрагментов ткани там не было вообще. И отец Сергея на суде подчеркнул, что никакой ткани у двери он не видел. Почему дал во время следствия неправильные показания, он внятно объяснить не смог.

Кусочки белой ткани. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: aliexpress.ru
Кусочки белой ткани. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: aliexpress.ru

Кроме нестыковок по времени и остаткам ткани, в деле было еще одно темное пятно. Это следы растворителя с ацетоном и толуолом на одежде Сергея — подобным были подожжены двери. Казалось бы, это довольно серьезная улика. Однако мужчина не мог объяснить, откуда эти следы взялись. По его словам, он таких растворителей не покупал и с ними не работал. Мужчина даже предположил, что следы могли появиться из-за курения, использования зажигалки, но экспертиза это опровергла.

При изучении доказательств в суде оказалось, что одежду у Сергея изъяли не сразу, а только спустя полтора дня после задержания. Эксперт сообщил, что на одежде была сама жидкость либо ее пары в предельно малых значениях, но не продукты их горения. Он отметил, что когда одежду мужчины изъяли, ее вместо пластиковых пакетов положили в картонные коробки, а они негерметичны, через них могут проникать вещества снаружи и испаряться изнутри. То есть улика хранилась с нарушениями. Каким образом растворитель попал на одежду Сергея, так и осталось невыясненным.

Оговорил себя

Сам Сергей свое «чистосердечное признание» на суде опроверг и заявил, что невиновен. Он объяснил, почему сперва сознался и дал показания, которые хотела услышать милиция: ему пообещали, что тогда его отпустят, надо будет лишь починить двери — и уголовное дело возбуждать не будут. Потому же сразу согласился оплатить ремонт — а не из-за того, что считал себя виновным.

«Оговорил себя и написал чистосердечное признание, поскольку хотел в кратчайшие сроки быть освобожденным. С жалобой на действия сотрудников милиции не обращался», — говорится в материалах суда.

Милиционеры же в своих показаниях уверяли, что никакого давления на обвиняемого не оказывали, он, мол, сознался добровольно.

Между тем милиция не просто не сдержала обещание — дело против Сергея возбудили даже не по одной, а по двум статьям: ч. 2 ст. 218 (умышленное повреждение чужого имущества общеопасным способом) и ч. 1 ст. 339 УК (хулиганство). Да и самого его не освободили, а отправили под домашний арест.

А потом и в больницу на психиатрическую экспертизу. Она, к слову, выявила у Сергея расстройство психики, но контролируемое: мужчина полностью дееспособен, обострений у него не было, в период пожара, как и после, был полностью адекватен и не мог совершить поджога из-за какой-либо психотической мотивации, может отстаивать свои права в уголовном процессе, не представляет какой-либо опасности и не страдает даже алкоголизмом.

Оправдан за недоказанностью

Понимая, что дело разваливается, прокуроры перед судом сняли часть обвинения — по их новой версии выходило, что Сергей поджег только собственную дверь перед уходом на работу, а вторую, которая точно горела не больше 10 минут и не могла быть подожжена Сергеем из-за его алиби, якобы подпалил кто-то другой.

Однако гособвинение не привело никаких доказательств в пользу того, что двери поджигали два разных человека в разное время. Поэтому суд даже не стал всерьез рассматривать эту абсурдную версию.

Старые тамбурные двери на лестничной площадке. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: inna-sivakova.ru
Старые тамбурные двери на лестничной площадке. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: inna-sivakova.ru

Подводя итог разбирательства, суд пришел к выводу, что следствие предоставило противоречивые, недостаточные, местами недостоверные доказательства по делу, в качестве доказательств предъявлялись материалы, реально ничего не доказывающие. У мужчины было алиби, не было мотива для преступления, свидетельские показания были в его пользу, каких-либо улик, указывающих на него, нет, а «наличие на одежде следов растворителя» еще ни о чем не говорит.

«Указанные доказательства судом признаны недостаточными в виновности обвиняемого в совершении инкриминируемых действий. Ни одно из них прямо не указывает на его причастность к совершению преступлений», — говорится в приговоре.

Таким образом, решил суд, вина Сергея не доказана. А поскольку приговор не может быть основан на предположениях и все сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого, суд постановил признать минчанина невиновным.

Мужчину освободили из-под домашнего ареста. Сняли арест и с его имущества — нескольких зеркальных фотокамер (видимо, мужчина занимается фотографией). Но вот компенсации за необоснованное уголовное преследование его лишили: не нужно было признаваться в том, чего не совершал.

«Ввиду того, что в судебном заседании установлено, что обвиняемый добровольно оговорил себя в совершении преступлений, суд приходит к выводу не признавать за ним право на возмещение вреда, причиненного действиями органа, ведущего уголовный процесс», — говорится в приговоре.

Суд Ленинского района Минска. Фото: Яндекс.Карты
Суд Ленинского района Минска. Фото: Яндекс. Карты

Протест

Но на этом история для Сергея не закончилась. Прокуратуру такой исход суда не устроил — ведь раз человек оправдан, получается, прокуроры с милицией и следствием виноваты в плохой работе над делом, вместо обнаружения реального преступника вину повесили на непричастного законопослушного человека. Поэтому прокурор Ленинского района подал протест на приговор суда и потребовал его отменить.

При этом в апелляции никаких новых доводов обвинения не было. По мнению прокурора, выводы суда не соответствовали обстоятельствам дела, а вина Сергея была вполне доказана его чистосердечным признанием и согласием возместить ущерб, протоколом осмотра видеозаписи его объяснений, показаниями свидетелей, результатами экспертиз, следами растворителя на одежде, и его алиби якобы ничего не значит: мол, он мог поджечь двери и до ухода на работу.

В ответ Мингорсуд напомнил, что, согласно экспертизе, поджог как минимум одной из дверей мог быть произведен не раньше 10 минут до обнаружения пожара, Сергея на месте преступления в этот момент быть объективно не могло, а все остальные экспертизы тоже никак не говорят о его вине, как и видеозапись объяснений и возмещение ущерба. Протест был отклонен, а решение суда первой инстанции признали обоснованным.

В апреле оправдательный приговор вступил в силу. Проблемы Сергея закончились, но никто не возместил ему месяцев, проведенных под домашним арестом. А настоящий хулиган так и не был найден.

История вторая. Ночь, соперник, кружка, кот

Силуэт человека под уличным фонарем. Фото: Unsplash.com
Силуэт человека под уличным фонарем. Фото: Unsplash.com

Однажды около часа ночи житель Кореличей Руслан услышал на улице лай собаки. Выйдя на участок, он заметил тень человека и двинулся к ней, по пути подняв валявшуюся кружку («решил помыть», скажет он потом на суде). Тень притаилась за штабелем кирпичей. Подойдя ближе, Руслан, хотя его слепил уличный фонарь, увидел, что это Максим — сосед, который уже надоел ему подозрениями в том, что Руслан якобы спит с его женой.

«Ты что здесь делаешь?» — спросил было хозяин, но тут Максим агрессивно двинулся на него. Руслан машинально облил его из кружки и тут же он получил удар по лицу и упал. Максим стал бить его руками и ногами, Руслан пытался схватить его за ноги и звал на помощь. Лишь когда крикнул, что вызовет милицию, Максим прекратил бить и убежал в сторону улицы, повалив столб забора. Руслан поднялся, пошел домой и позвонил на 102.

Спустя минут 20, около половины второго ночи, приехал участковый. Он узнал у Руслана, что случилось, взглянул на место драки и отправился к Максиму домой. Там они вместе с напарником долго стучали в дверь, звонили хозяину по телефону — но он так и не появился.

Однако спустя пару часов Максим уже сам позвонил в милицию. И заявил, что это Руслан на него напал. И именно против Руслана в итоге было возбуждено уголовное дело по ст. 153 УК «Умышленное причинение легкого телесного повреждения».

Картонная папка "Дело". Фото: Генпрокуратура
Картонная папка «Дело». Фото: Генпрокуратура

Вот как звучала история Максима на суде. По его словам, после полуночи он шел мимо дома Руслана и увидел на его участке… своего кота. Решив забрать животное и думая, что сосед уже спит, зашел через калитку во двор. Но тут Руслан что-то заметил и вышел во двор. Максиму стало неудобно оттого, что он без спроса на чужом участке, и он решил спрятаться за кирпичами. Но Руслан его нашел, двинулся на него, с трех метров облил его водой и затем бросил чем-то вроде стеклянной бутылки. От удара по виску потекла кровь, Максим подумал, что бутылка разбилась.

Руслан дважды шел на него, намереваясь ударить, но Максим ставил ему подножку, тот спотыкался и падал. Поднявшись, хозяин дома пригрозил взять лопату и засечь Максима, тогда тот решил убегать. Бросился в сторону улицы, но перелезть забор не удалось, тогда он побежал в другую сторону, перешел речку и окольной дорогой вернулся домой. Там остановил кровотечение и решил постирать куртку и ботинки, так как на них была кровь. Через полчаса заметил, что по его двору рыскает кто-то с фонариком, испугался, что это Руслан пришел реализовать свои угрозы, и не открыл дверь. А потом позвонил в милицию.

Как рассказал на суде участковый, когда он после звонка Максима приехал к тому домой, мужчина не мог толком объяснить, каким образом Руслан нанес ему травмы, но уверял, что это произошло именно у него во дворе, когда Максим хотел забрать своего кота. При этом мужчина демонстрировал милиционеру кота, находившегося в доме. Удалось ли Максиму донести кота домой после драки окольными путями через речку или же питомец вернулся сам, он не пояснил.

Кот сидит на бревнах деревянного сруба. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Unsplash.com
Кот сидит на бревнах деревянного сруба. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Unsplash.com

Когда милиционер сразу после вызова осматривал место происшествия, там ничего не было — ни осколков стекла от бутылки, ни крови. Только тапочки Руслана, которые свалились с ног во время драки. Когда Максим узнал об отсутствии осколков, он уточнил обвинение, убрав из него слова о бутылке — теперь он утверждал, что Руслан ударил его «тупым твердым предметом с ограниченной поверхностью». Но даже таких предметов на месте инцидента не было. Эксперт, в свою очередь, дал заключение, что травма на голове у Максима такого рода и находится в такой области, что он бы мог нанести ее себе и сам.

Суд во время разбирательства отметил, что первым в милицию заявил Руслан, а Максим — лишь спустя почти 2,5 часа, при этом успев постирать обувь и верхнюю одежду, где могли быть улики. Сложно понять, зачем было смывать улики, если хотел заявить о преступлении. Очевидцев конфликта не было, улик на месте преступления — тоже, по повреждению у Максима невозможно установить, кто его нанес. Таким образом, каких-либо веских доказательств вины Руслана у стороны обвинения попросту нет.

Суд вынес Руслану оправдательный приговор за недоказанностью. С его мопеда сняли арест, иск Максима о возмещении морального ущерба отклонили.

Что на самом деле произошло на участке Руслана, зачем туда пришел Максим и был ли там кот, осталось загадкой.

История третья. Кричал на немецком языке

Этот случай произошел 20 августа 2020 года во Фрунзенском районе Минска на улице Дунина-Марцинкевича. Влад, курьер, снимал там на втором этаже квартиру вместе с двумя соседями, Павлом и Захаром. Поздно вечером — на часах было больше 23-х — они были дома. Внизу у подъезда выпивали и шумели другие соседи — 56-летний иностранец Альфред с женой и их приятель. В какой-то момент к ним подошел милиционер и сказал разойтись: мол, на них жалуются жильцы.

Лавочка у подъезда. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: upravdommo.ru
Лавочка у подъезда. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: upravdommo.ru

Компания разозлилась. Женщина почему-то решила, что милицию вызвали именно из квартиры Влада. Вскоре тот услышал настойчивые звонки и стук в дверь. Захар пошел открывать, но, увидев пьяных и агрессивно настроенных соседей, на их вопрос о милиции сказал, что никого не вызывали, и тут же дверь захлопнул. Но «гости» не уходили, продолжали звонить, а приятель супругов бил по двери ногой и угрожал ее поджечь. Более того, с пьяной компанией был еще и ребенок. Все это наблюдала в глазок соседка по тамбуру.

Влад снова открыл дверь. Жена Альфреда стала обвинять парня, что он вызвал милицию. Вместе с супругом она ввалилась в квартиру, Альфред стал размахивать руками, кричать по-немецки. «Кто вам разрешил в квартиру, куда вы пошли, выйдите», — говорили им парни, но те не реагировали. Павел вызвал милицию — то же самое сделала в тот момент и соседка.

«Соседи дерутся очень сильно, пьяные лезут в квартиру, шумят, пьяные, боюсь, что поубивают друг друга; пьяные ломились в двери к ребятам, пьяная женщина, ее пьяный муж и какой то мужчина, ребенок», — говорила соседка, звоня на 102. «Ломятся в квартиру пьяные люди вообще — три человека и ребенок, прямо сейчас ломятся в квартиру, драться лезут», — говорил Павел.

И действительно дошло почти до драки. Альфред грозно надвигался на Влада, тот схватил его за запястья и попытался вытолкать из квартиры. Альфред вырвал одну руку и попытался ударить Влада, тот успел раньше и то ли толкнул, то ли ударил иностранца правой рукой по лицу, одновременно правой ногой пихнул его в ногу, чтобы вытолкать. Мужчина попятился в тамбур и упал возле скамейки, которая там стояла. Тогда на Влада налетел его приятель и пытался ударить, но он уклонился. Альфред продолжал лежать на полу тамбура до приезда милиции и скорой помощи, которую вызвала его жена.

Улица Дунина-Марцинкевича в Минске. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Realt.by
Улица Дунина-Марцинкевича в Минске. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Realt.by

«Не меньше семи раз ударил по ногам»

Медики забрали Альфреда в больницу. Оказалось, у него закрытый оскольчатый перелом обеих костей левой голени со смещением, а еще ушиб нижней губы. Также медики констатировали, что мужчина был пьян. Он заявил врачам, что его избили трое соседей.

Влада увезли в милицию, взяли объяснения и спустя три часа отпустили. Но потом оказалось, что Альфред написал заявление на привлечение его к уголовной ответственности. Иностранец, его супруга и приятель дали показания, что Влад избил Альфреда, нанес ему удары по лицу, в грудь, живот, по ноге, Альфред упал и потерял сознание, а Влад бил его ногами. При этом они то отрицали, что заходили в квартиру, то признавали. Показания всех троих расходились и менялись по ходу следствия. В то же время соседи Влада по квартире и их соседка по тамбуру на допросах говорили, что Влад мужчину не бил, только пихнул в лицо и по ноге, отталкивая. Их показания вполне согласовывались.

Несмотря на это, дело дошло до суда. Влада обвинили в том, что он хватал Альфреда за руки, ругался матом, нанес ему не меньше пяти ударов руками и ногами по голове, туловищу и ногам, затем толкнул и уже упавшего не меньше семи раз ударил ногами по ногам, чем и нанес перелом костей. Это была ст. 147 УК — умышленное причинение тяжкого телесного повреждения.

Но суд из-за противоречивости показаний и несоответствия их картине повреждений согласился лишь с обвинениями в одном ударе по лицу и толчке, от которого Альфред упал. Статью изменили на 155 УК — причинение тяжкого телесного повреждения по неосторожности.

Суд Фрунзенского района признал Влада виновным и назначил ему штраф в 50 базовых величин (1450 рублей).

Милиционер в зале суда. Фото: TUT.BY
Милиционер в зале суда. Фото: TUT.BY

Вмешательство сверху

Однако Влада такой исход не устраивал. Он был уверен в том, что не нарушил закон, а защищал свое жилище. Парень подал апелляцию, где заявил, что у него не было умысла навредить соседу, он не бил его, а только толкнул, так как считал ситуацию опасной: пьяные соседи ночью ворвались в его квартиру, нарушив неприкосновенность жилища, были агрессивны, махали руками. Влад не отрицал, что толкнул мужчину, но утверждал, что все свои действия совершал в состоянии необходимой самообороны.

Однако Мингорсуд оставил приговор в силе. Но Влад не сдался и подал жалобу в Верховный суд. И вот там на дело уже взглянули иначе. Председатель ВС вынес протест на приговор Мингорсуда и потребовал пересмотреть решение. Тогда уже и прокуратура Минска выступила на стороне Влада. Президиум Мингорсуда в итоге увидел в решении по апелляции множество нарушений и отменил его.

При новом рассмотрении Мингорсуд пришел к выводу, что доводы защиты Влада о самообороне были толком не рассмотрены, никаких доказательств в их опровержение приведено не было. Более того, на суде даже не озвучивали показания соседки о том, что пьяная компания ломилась в квартиру, угрожая поджечь дверь, и остальных их действиях.

Нет состава преступления

С учетом всех нарушений приговор отменили, дело направили на повторное рассмотрение во Фрунзенский суд. Там Альфред и его жена настаивали на том, что они не входили в чужую квартиру. При этом Альфред говорил, что Влад только раз дал ему по лицу и оттолкнул, он упал и потерял сознание, но ударов по ноге не помнит (к слову, ранее он медикам говорил, что сознание не терял). А вот его жена заявила, что Влад еще и три раза ударил лежащего Альфреда ногой по ноге. Словом, показания опять расходились.

Костыли. Фото: Pexels.com
Костыли. Фото: Pexels.com

Иностранец, к слову, свои противоречивые свидетельства во время следствия объяснил тем, что не говорит по-русски и его не так поняли. А вот его жена то говорила, что сперва не хотела заведения уголовного дела и смягчала показания, то что хотела поскорее вернуться домой, то что хотела сберечь нервы ребенка. В итоге она и вовсе заявила, что ей безразлично, что говорить на суде.

Выступила на заседании и эксперт. Она дала заключение, что такой перелом ноги, как у Альфреда, не мог образоваться ни от падения на пол, ни от удара ногой. Но мог от удара задней поверхностью ноги о торец скамейки, на которую Альфред упал после толчка.

В итоге суд признал показания потерпевшего и свидетелей обвинения недостоверными и противоречивыми и согласился с тем, что Влад имел право защищать свою квартиру от пьяного вторжения и причинил Альфреду перелом ноги случайно, пытаясь вытолкать его за двери, пределов необходимой самообороны при этом не превысил. А значит, в его действиях нет состава преступления.

Молодого человека оправдали. Иск Альфреда о возмещении морального ущерба на 40 000 евро был отклонен. Но никакого возмещения Владу за необоснованное уголовное преследование назначено не было. К слову, теперь уже прокуратура пыталась обжаловать решение суда: мол, не доказано, что Альфред пришел к соседям с намерением их избить, у Влада повреждений нет, а значит, никакого «общественно опасного посягательства» на квартиру со стороны пьяной компании не было, а у Влада не было оснований для самообороны. Однако Мингорсуд не согласился с этим и оставил оправдательный приговор в силе.