Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Минск снова огрызнулся и ввел очередные контрсанкции против «недружественных» стран (это может помочь удержать деньги в нашей стране)
  2. Лукашенко назначил двух новых министров
  3. Владеют дорогим жильем и меняют авто как перчатки. Какое имущество у семьи Абельской — экс-врача Лукашенко и предполагаемой мамы его сына
  4. Эксперты рассказали, как удар по судну «Коммуна» навредит Черноморскому флоту России и сократит количество обстрелов Украины «Калибрами»
  5. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»
  6. Сейм Литвы не поддержал предложение лишать ВНЖ беларусов, которые слишком часто ездят на родину
  7. «Посеять панику и чувство неизбежной катастрофы». В ISW рассказали, зачем РФ наносит удары по Харькову и уничтожила телебашню
  8. Пропагандисты уже открыто призывают к расправам над политическими оппонентами — и им за это ничего не делают. Вот примеры
  9. Проголосовали против решения командиров и исключили бойца. В полку Калиновского прошел внезапный общий сбор — вот что известно
  10. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам
  11. Караник заявил, что по численности врачей «мы четвертые либо пятые в мире». Мы проверили слова чиновника — и не удивились
  12. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев
  13. Доллар шел на рекорд, но все изменилось. Каких курсов теперь ждать на неделе?


Оперная певица Маргарита Левчук в начале августа отправилась в Украину по приглашению бойцов полка Калиновского и выступила перед ними с концертом. Впечатления певицы о том, как встречали ее белорусские добровольцы, ощущения от выступлений публикует «Медиазона».

Маргарита Левчук в Украине. 3 августа 2023 года. Фото: instagram-аккаунт певицы
Маргарита Левчук в Украине. 3 августа 2023 года. Фото: Instagram-аккаунт певицы

«Мне даже подготовили гримерку»

Маргариту позвали в Киев калиновцы — просто писали ей в Instagram едва ли не с начала войны. Она наконец добралась до Киева, куда в 2022 году хотела переезжать из Вильнюса. Началась война, для белорусов закрылись границы, но Левчук таки приехала, чтоб дать концерт для бойцов. Без кулис, при дневном свете и с начесом, сделанным добровольцами.

— Мне даже подготовили гримерку, из которой идти аж пять минут — это самый долгий путь в моей жизни до сцены, — говорит певица.

Из-за поездки в Украину Маргарите пришлось отменить концерт в Литве (и потерять гонорар) — было запланировано выступление с оперными ариями и оркестром.

Оперных концертов сейчас у артистки немного — из-за травмы голосовых связок пришлось на несколько месяцев их отменить. О том, что ее оперная карьера приостановилась после 2020 года, Маргарита не жалеет. Выступлений могло быть и больше, но певица … не хочет.

— У многих есть диплом юриста, но не все работают по профессии. У меня есть диплом оперной певицы — когда хочу, тогда пою. Мне хочется, чтобы меня называли артистом, свободным артистом.

Артистка добавляет, что время сейчас — не для оперы и она «свободный человек», может заниматься творчеством, «вырвавшись из системы, где за партию платили 30 рублей».

— Я такая пою, знаешь, «Соловей» Алябьева — тогда можно было такое петь, арию «Царица ночи» и все — «Вау!». А я стою на сцене и не понимаю, кому это на **й нужно. Пируэты мои. После 2020 года и после того, как я уехала из Беларуси, опера и пируэты не имеют смысла. В «Царице ночи» все ждут фа третьей октавы — и ты как циркач: о, смотри, о, достал, класс. А что за этим стоит? Моя кропотливая работа — кому она нужна? Мне надо делать белорусские песни, что-то для революции, помогать кому-то — а вот это все зачем? Веселить людей? Даже сидя на золотом толчке, записывая приколы, кажется, я больше делаю, чем просто бы х**чила концерты по всему миру.

«Можешь с мокрой головой побежать в „бомбасховішча“. Если добежишь»

В Киеве певица чувствует себя безопасно. Первая воздушная тревога застала ее ночью. Маргарита выложила видео с сиреной в сторис.

— Я только ложусь спать — и сирена. Да ну на фиг, что делать? Врывается подружка: «Все нормально. Мороженого хочешь?» Я вижу, что она спокойна, все спокойны и я буду спокойна. Ели, кстати, белорусское мороженое. В Киеве. А недавно, когда была в полку, 36 ракет летело — мы прятались. Меня увезли в бункер.

Маргарита Левчук в Киеве. 3 августа 2023 года. Фото Instagram-аккаунт певицы
Маргарита Левчук в Киеве. 3 августа 2023 года. Фото Instagram-аккаунт певицы

Квартира, где остановилась Левчук, находится в центре — не раз певица слышала взрывы, пролетающие «Шахеды» и залпы ПВО. О воздушных тревогах Маргарита говорит как о гадании: «упадет — не упадет», «бежать — не бежать» и о надежде: «все верят в ПВО».

— Пощу сирену, чтобы люди посмотрели, как это бывает. Можешь с мокрой головой побежать в «бомбасховішча». Если добежишь. Все после ночи в Киеве ходят невыспавшиеся, но друг друга понимают.

Знакомая Маргариты попала под российский обстрел в Днепре: сидела в машине рядом с домом, куда прилетела ракета. Прогремел взрыв — посыпались обломки — сработала подушка безопасности в авто.

Почему украинцы «так реагируют» на россиян и белорусов, Маргарите «стало понятнее» после того, как думала о российской ракете.

— Лежу во время воздушной тревоги и думаю: «Круто, приехала Киев, а с моей территории херачат ракеты. Меня может убить».

В 2017 году Маргарите предлагали съездить с концертам в Крым, но она отказалась:

— Как я раньше говорила, «я вне политики», но даже своим девичьим мозгом понимала, что это — зашквар и клеймо на всю жизнь.

«А как они отвечают на „Жыве Беларусь!“ хором. До мурашек, это трогает»

Полуторачасовой концерт Маргариты в полку Калиновского получился «невероятный и заряженный грустью». Певица говорит о бойцах «побратимы» и называет «котиками». Рассказывает, что ребята много фотографировались, обнимались и даже успели пригласить на пару свиданий.

— Я встретила в полку ваяра, который в 2021 году писал, что «закахаўся». Я тогда ответила ему, что не завидую. Он меня приглашал на чай и сейчас сказал «я марыў пра спатканне з вами», и мы с ним сустрэліся на чай уже в Киеве.

Другой подошел, говорит: «Обними покрепче, завтра на фронт». Концерт для них — это сейчас полтора часа отдохнуть душой, а через полтора часа ехать на войну, как мой гитарист из Брутто. Он мне так и сказал: «Давай концерт, как в последний раз».

Была совсем другая энергия — не такая, как сидят в театре, красивые и ждут цирка похлопать. Здесь я чувствую себя нужной. Не просто в воздух песни поешь и каденции е**шишь. Прикинь, песня — нужна людям!

Без софитов, дневной свет, ничем не опишешь, не сравнишь. Как они поют вместе, как слушают, как ржут с Красной Зелени, как переодевалась на сцене — начес бойцы чесали. «Это вам не стрелять», говорю — ржали все. Это нужно было для людей, которые здесь, им это важно. Чтобы кто-то приехал и с ними побыл. А как они отвечают на «Жыве Беларусь!» хором. До мурашек, это трогает.

«Чем помочь? Им нужны люди. А так помогайте, чем можете»

Когда Маргарита только приехала в полк, обратила внимание, как все замерли — ее сидит и ждет «куча людей». Спросила: «У нас тут какой-то кружок?» Бойцы ответили: «Мы вас ждем: будем пить чай и разговаривать».

Проговорили 4 часа. Калиновцы задавали много вопросов: «Как там Вильня? Виделись ли со Светланой? А с кем видитесь? Что про нас говорят? Как погода? А где были, куда ездили?» Певица же расспросила бойцов о позывных.

— За каждым — история. А я без позывного — сидели, думали, ваяры предлагали Гриша или Начес. Давайте серьезнее, говорю. В детстве в моей деревне были мянушки, и у меня был дед Палеха, он с Полесья. А я была Палехина внучка. И начали называть так. Если теперь кто-то пишет мне с позывным, понимаю, что ваяры пишут. Мы породнились, будто я — одна из них.

Певица рассказывает, что столкнулась с претензиями бойцов к «тем, кто в Варшаве сидит и Вильнюсе», «что мы ничего не делаем».

— Их можно понять. Мне говорили: «Не могу смотреть эти сторис, где жарят шашлыки». У нас обычная жизнь, которой они жили до войны. Всех можно понять, но они тут каждый день видят ад.

На Офис гонят, на того гонят, между собой че-то — я говорю, давайте как-то вместе будем, мы не хотим слышать что вы тут ср**есь. Я здесь, я сама по себе, ни к кому не примкнула, у меня своя миссия.

У всех претензии к друг другу, а я как Леопольд: «Давайте говорить, кому-то надо что-то передать — давай передам». Повезу личные сообщения.

Хочется что-то сделать для бойцов. А они говорят, «вы уже помогаете». Я им еще зачитывала, что люди писали мне в инстаграм, просили передать, например, привет из такого-то района — им безумно было приятно. Чем помочь? Им нужны люди. А так помогайте, чем можете. Нужны простые вещи. Понимание, забота, уважение, выслушать.

Кроме концерта, у Маргариты была своя «программа» в Киеве: посетить раненых белорусских добровольцев в госпитале, съездить в Бучу, покататься на БТРе — за мороженым.

— Из госпиталя мне писали ребята, я ответила: «Пацаны, я приеду». Пацан без ноги, и не только без ноги, там серьезное ранение, встречает: «О, привет, щас будем рассказывать как ******* гасили. У другого такая травма, что смеяться не может, а мы хохочем и он просит: „Можешь за меня поржать?“»

Приехала в Бучу: развалины, запах даже через год, который ни с чем не сравнить. Это страшно.

«Я бы в свой дом в деревне приехала. И на могилы дедушек и своих предков»

Маргарита планирует еще раз приехать с концертами, возможно, выехать дальше Киева. И уже готовится к Новому году: хочет записать белорусские колядки.

С эмиграцией справляется хорошо: помогает себе «обманом» — придумала, что так затянулись гастроли. Однажды она уже жила в Вильнюсе — когда приезжала сюда петь.

По Минску и Бресту не скучает, объясняет это тем, что воспоминания притупились.

— Я бы в свой дом в деревне приехала. И на могилы дедушек и своих предков. А так живешь, дышишь, никто в двери не ломится, на полицию реагируешь нормально. А не как в 2020 году — спишь в одежде, потому что могут прийти.

Даже если я в 60 лет вернусь в Беларусь, у меня еще будет порох в пороховницах. Из Вильнюса не могу выехать, потому что там близко до границы, так что если что, я первая стартую.

Все говорят, что война надолго. А вообще очень много «ссыкла» среди мужчин. Почему девочка может сказать, что черное — это черное, а некоторые — нет? Так стыдно за них. Не знаю, может нужно, чтобы все были правильными или… овнами? Но очень много слабаков. И мне тяжело, я такой… мужик. Я больше мужик, чем некоторые мужики.

Никто не учил нас воевать, никто не учил нас делать революцию, но мы понимаем, что надо бороться со злом, с диктатурой, с Лукашенко.