Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  2. Списки песен для школьных выпускных будут «под тотальным контролем». Узнали почему (причина вас удивит)
  3. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  4. Российские войска используют новую тактику для проведения штурмов на востоке Украины — вот в чем ее суть
  5. «Пытаются всеми силами придать некую наукообразность полету». Мнение ученого о визите беларуски на МКС
  6. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  7. В 1917-м национальным флагом беларусов мог стать совсем не БЧБ. Смотрите, как выглядел его главный конкурент
  8. Комитет Сейма Литвы одобрил предложение по ограничению поездок беларусов с ВНЖ на родину
  9. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  10. Депутаты решили дать силовикам очередной супердоступ к данным о населении. Согласие людей не надо будет (если документ утвердит Лукашенко)
  11. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  12. «Киберпартизаны» сообщили о масштабной кибератаке на «Гродно Азот» и выдвинули условие для восстановления данных
  13. «Долгое время работал по направлениям экономики и связи». МТС в Беларуси возглавил экс‑начальник КГБ по Минску и области
  14. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  15. В литовском пункте пропуска «Медининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  16. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком


Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк еще 23 августа объявила голодовку в качестве протеста против недопустимых условий в ИВС, куда ее перевели для «следственных действий». Об этом сегодня стало известно правозащитникам.

Фото с сайта prisoners.spring96.org
Полина Шарендо-Панасюк. Фото с сайта prisoners. spring96.org

В Речицкий ИВС Полину перевели 23 августа, но родные узнали о ее местоположении только на следующий день. Там с женщиной проводили «следственные действия» по новому уголовному делу — политзаключенную обвиняют в «злостном неповиновении администрации» ИК.

После прибытия в ИВС Полину поместили в одиночную камеру с полной антисанитарией, в которой есть насекомые. У нее отобрали все личные вещи и продукты, которые активистка привезла с собой. Спать ей приходится на изогнутых железных пластинах «шконки», так как ей не выдали никаких постельных принадлежностей. Женщину не выводят на прогулки и запретили все виды передач.

Также стало известно, что прошли последние следственные действия в рамках уголовного дела о «злостном неповиновении администрации колонии». На следующей неделе дело будет передано в прокуратуру, а потом в суд Речицкого района.

Напомним, брестская активистка, мать двоих детей Полина Шарендо-Панасюк была задержана в январе 2021 года и в июне приговорена к 2 годам лишения свободы по статьям 364, 368 и 369 УК (оскорбление Лукашенко и представителя власти, насилие в отношении милиционера). Отбывать наказание ее отправили в женскую колонию №4 в Гомеле.

Женщина вышла бы на волю еще в прошлом году, но в колонии ее стали постоянно отправлять в штрафной изолятор, обвиняя в нарушении режима, а уже в феврале 2022-го возбудили уголовное дело по ст. 411 «Злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения». В апреле суд Железнодорожного района Гомеля вынес ей приговор — признал виновной и назначил еще год лишения свободы.

Отбыв свой увеличенный срок, Полина 6 августа 2023 должна была выйти из колонии. Однако еще с осени было известно, что против нее ведется второе дело по ч. 2 ст. 411 УК. Тем не менее новой информации не было, и семья до последнего надеялась, что, возможно, женщину все же освободят в срок.