Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  2. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  3. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  4. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  5. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  6. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  7. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  8. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  9. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант
  10. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  11. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  12. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  13. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  14. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  15. Армия РФ держит высокий темп наступления, чтобы не дать ВСУ закрепиться, Минобороны заявило о захвате еще одного села. Главное из сводок
  16. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  17. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку


Сегодня вряд ли многие будут спорить с тем, что насилие недопустимо. Тем не менее в обществе до сих пор живет немало стереотипов об этом явлении. Например, что агрессором может быть лишь мужчина, а еще — что до применения силы человека можно довести. «Зеркало» попросило экспертку сервиса oliviahelp.org, помогающего пострадавшим от насилия женщинам, рассказать, почему все это имеет мало отношения к правде.

Фото: TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Мы не указываем имя экспертки в целях ее безопасности. Она кризисный психолог с более чем 15-летним опытом работы.

Миф первый. Насилие может быть только со стороны мужчины

Если говорить в целом, то это, безусловно, не так. Но, подчеркивает экспертка, есть разные виды насилия. Среди них выделяют четыре основных: физическое, эмоциональное, экономическое и сексуализированное.

— Им всем могут подвергаться женщины, и это отражает глобальные патриархальные общественные традиции и уклады, которые дают мужчинам больше власти, оправдывают их и считают такие действия допустимыми, — рассказывает специалистка. — Опыт показывает, что насилие со стороны женщин тоже существует, но это не то же самое. Они практически всегда физически слабее мужчины-партнера, поэтому с их стороны в большинстве случаев насилие бывает только психологическим. Женщина чаще не имеет возможности и ресурсов доминировать над партнером.

Агрессорами могут становиться не только участники романтических отношений, но и другие близкие: мамы, папы, сестры, братья, дети независимо от пола. Они тоже могут проявлять насилие — например, физическое или экономическое.

— К сожалению, некоторые взрослые считают приемлемым и оправданным поднимать руку на детей. Не раз приходилась слышать утверждение «меня же били — и я вырос хорошим человеком». В это трудно поверить, так как обычно такие слова произносят те, кто уже совершает насилие, — говорит экспертка.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Ben White, unsplash.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Ben White, unsplash.com

По словам собеседницы, в любой семье есть конфликты, а иногда может быть, что там, как говорят в народе, «оба хороши». Но важный фактор, который часто упускается из виду, — понимание, кто кого обычно боится. Именно об этом стоит говорить, а не о том, кто в теории может быть агрессором.

— Почти всегда именно женщина боится мужчину, потому что он проявляет и власть, и контроль, может использовать свой экономический статус: ему проще это делать. Вот на что должен быть фокус: в случае проявления агрессии за кем будет последний удар, последнее сказанное слово, угроза? Скорее всего, это все-таки мужчина, — говорит экспертка. — И наш опыт, и общемировая статистика подтверждает это на все сто.

По данным сервиса oliviahelp.org, в 86% случаях обращений на Общенациональную горячую линию, которая работала в Беларуси с 2013 по 2022 год, агрессором был мужчина.

— Жертвы-мужчины тоже были — они получали на линии психологическую и юридическую помощь. Но никто из них, в отличие от женщин, не обращается с запросом «мне сломали руку» или «нанесли черепно-мозговую травму», «тыкали в меня вилкой» или отверткой, — приводит пример собеседница. — Получается, что мужчины представляют собой более серьезную угрозу, ведущую к тяжелым последствиям. К несчастью, бывает так, что, защищая себя или своих детей, женщина может превысить меры обороны и оказаться на скамье подсудимых.

Иногда на линию звонили пожилые мужчины, которые подвергались насилию со стороны собственных детей, чаще — сыновей. В ходе выяснения ситуации оказывалось, что ранее эти мужчины и сами применяли насилие к своим детям.

— Это усвоенная модель поведения, и в большинстве случаев ребенок обучается таким навыкам в собственной семье, — поясняет собеседница. — Даже если детей не бьют, но они видят, как отец оскорбляет мать, угрожает ей, допускает физическое насилие, то это травма на всю оставшуюся жизнь. В такой ситуации ребенок может стать на сторону сильного — так агрессия для него нормализуется, а другой культуры отношений в семье не формируется.

Миф второй. До насилия в свою сторону можно довести

Экспертка напоминает: никакие действия жертвы не могут оправдать насилие, а ответственность за него всегда лежит на агрессоре. Почему это именно так? Она предлагает рассмотреть на примере.

— Если заглянуть в словари, то слову «провокация» можно найти множество определений, но часть из них похожа в одном: это такая манипуляция, с помощью которой человек хочет достигнуть того, что ему нужно. Условно говоря, женщина меня спровоцировала, я ее побил. Если бы она не спровоцировала, я бы ее не бил. Тогда получается, она специально стремится быть избитой? — спрашивает собеседница. — Или вот ситуация: мужчина перебирает с алкоголем, она его за это пилит. Но это же не она поднимает его руку или ногу для совершения насилия. Через слово «провокация» агрессорам просто удобно снимать с себя вину.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Karolina Grabowska, pexels.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Karolina Grabowska, pexels.com

При этом, говорит экспертка, злиться и раздражаться — нормальная реакция на ненормальные события. Но есть грань между эмоциями и проявлением агрессии в сторону других людей. Это уже преступление или правонарушение, которое каждый выбирает (или нет) делать сам.

— Взрослый человек должен уметь сказать себе «стоп». В конце концов, всегда можно безопасно для других «обработать» свои эмоции: сходить «подышать» на улицу, побить грушу боксерскую, — считает экспертка. — Но дело не только в контроле своего гнева. К большому сожалению, причина насилия в близких отношениях гораздо глубже.

Насилие, поясняет собеседница, эффективно для агрессора: вызывая страх у жертвы, он контролирует ситуацию, добивается своих целей. Но семейного агрессора отличает то, что он не может себе позволить подобное поведение вне дома, потому что в этом случае наступят более серьезные последствия.

— Когда агрессор бьет, то он тоже выбирает безопасные для себя способы ударов. Ситуативно он может добиться целей, но уважения и любви в этих отношениях не будет, из таких отношений бегут, в такой семье получают травмы дети. Осознав это, можно обратиться к психологу или психотерапевту, — считает экспертка. — Но к специалисту нужно приходить не с целью пожаловаться на свою «непокорную» жену, а чтобы сказать: «Я теряю семью из-за того, что не умею не бить».

Также и у самой жертвы может возникать чувство вины. Как правило, это результат манипуляций и контроля со стороны агрессора.

Миф третий. Если я осознаю проблему домашнего насилия, то никогда не стану его жертвой

Осознание проблемы — это первый шаг, но само по себе это не гарантирует защиту от нее, уверена экспертка. Жертвами домашнего насилия могут стать люди разных статусов, образования и положения, и это не всегда зависит от их осведомленности по теме.

— Увидеть что-то со стороны всегда проще, чем тогда, когда ты в этой ситуации находишься. В начале отношений могут быть очень «лайтовые» эпизоды насилия, а периоды так называемого медового месяца после них — долгими. Допустим, произошел какой-то инцидент насилия, агрессор извинился — и пострадавшая думает: «Он все осознал и такого никогда не повторится», — описывает собеседница. — Когда это все-таки происходит второй раз — через несколько месяцев, а может и через полгода, — то она уже может забыть предыдущий эпизод. А потом этот же цикл начинается снова и снова, только становится короче. Маховик раскручивается постепенно — этим и коварно домашнее насилие.

По опыту специалисток oliviahelp.org, самый высокий риск стать жертвами у тех, кто переживал или наблюдал насилие в родной семье еще ребенком. Такие женщины нормализуют абьюзивные отношения фразой «так у всех» и могут спрашивать себя: «Разве я могу претендовать на хорошего мужчину? Наверное, нет: мама жила так и я буду так жить».

— Также есть ситуации, которые могут повысить риск оказаться жертвой домашнего насилия. Одна из них — переезд в другую страну, где у жертвы отсутствует поддержка, меняется ее экономический статус или социальное окружение, — добавляет собеседница.

Миф четвертый. Существование «домашнего насилия» — это веяние Запада: в семьях всегда ругаются, и это нормально

— Насилие в семьях было всегда. Просто в советский период и в 1990-е годы оно могло оставаться за закрытыми дверями из-за недостаточной осведомленности о нем и отсутствия обсуждения в обществе. Сегодня насилие стало более видимым, в том числе благодаря усилиям активистов и организаций, занимающихся борьбой с этой проблемой, — уверена экспертка. — Статистика по всему миру, где учтены и США, и Беларусь, и Япония, показывает, что вопрос домашнего насилия остро стоит повсеместно. Процент жертв может различаться, но это не означает, что проблема где-то менее актуальна, ведь речь идет о нарушении прав человека.

Адекватные споры в отношениях действительно могут возникать. Однако разница между конструктивными дискуссиями и домашним насилием заключается в способе выражения мнений и решении конфликтов.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Liza Summer, pexels.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Liza Summer, pexels.com

— Конфликт — это прежде всего разовое противоречие, эпизод, связанный с проблемой. Когда она разрешается, конфликт уходит. Систематически повторяющиеся акты психологического, экономического, сексуализированного, физического насилия — это другое, — поясняет экспертка. — Конечно, конфликты тоже не всегда бывают конструктивными. Иногда люди переходят на личности, ведут себя некорректно. Но все равно даже в таких ситуациях люди чувствуют себя на равных, то есть все имеют право на выражение своих мыслей, желаний. В конфликте не бывает таких тяжелых последствий для личности и отношений. В ситуации домашнего насилия всегда есть доминант, который контролирует ситуацию.

Также, добавляет специалистка, сложно назвать нормой то, что ведет к тяжелому физическому и психологическому состоянию жертвы.

— Какой человек, которого били накануне или которому даже просто не давали спать, будет эффективным и жизнерадостным утром? Это потери и для общества, и для государства, — считает экспертка. — Кроме того, причиной каждого четвертого женского суицида является домашнее насилие. А каждая пятая беременная женщина, которая становится его жертвой, совершает попытку самоубийства.

Если вы столкнулись с домашним насилием, то можно обратиться на линию для пострадавших от домашнего насилия oliviahelp.org. Опытные психологи и юристы окажут необходимую помощь белорускам, оказавшимся в кризисной ситуации в нашей стране или за границей. Это бесплатно и анонимно.

Также вы можете присоединиться к тематическому чат-боту для удобного и быстрого получения информации о государственных и общественных организациях, работающих с проблемой домашнего насилия в Беларуси. Там доступна информация по следующим разделам: «Приют», «Социальная помощь», «Психологическая помощь», «Юридическая помощь» и «Экстренная помощь».