Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  2. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  3. С 1 сентября у десятиклассников из расписания исчезнет «История Беларуси» как отдельный предмет. Вот чем ее заменят
  4. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  5. С июля беларусов будут хоронить по-новому. Теперь чиновники объявили, что подготовят очередные изменения по ритуальным услугам
  6. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  7. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  8. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  9. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать
  10. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны
  11. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  12. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля
  13. В Беларуси цены на автомобильное топливо постепенно вырастут на 8 копеек. Первое подорожание — 21 мая
  14. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  15. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  16. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  17. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  18. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  19. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского


В конце июня появились первые спутниковые снимки палаточного лагеря на территории бывшей военной части рядом с деревней Цель Осиповичского района. Там размещались наемники ЧВК Вагнера, которых после мятежа вывели в Беларусь при посредничестве Лукашенко. «Зеркалу» удалось найти одного из вагнеровцев, который заехал в этот лагерь через пару недель после похода Пригожина на Москву и провел там три недели. Боец рассказал, как проходили его будни под Осиповичами, какие подразделения там сейчас остаются, а еще — чему наемники могут научить белорусскую армию и почему он сам решил пойти воевать.

Лагерь у деревни Цель под Осиповичами, построенный, предположительно, для ЧВК Вагнера. Фото: Reuters
Лагерь у деревни Цель под Осиповичами, построенный, предположительно, для ЧВК Вагнера. Фото: Reuters

В конце июля «Зеркало» пыталось поговорить с женами бойцов ЧВК Вагнера, которые в чате родственников наемников обсуждали жизнь своих близких в лагере в Цели. Одна из них, Ольга (имя изменено), тогда вышла на связь, но рассказала, что ничего не знает о нахождении мужа в нашей стране: он «еще ни разу оттуда не звонил». В августе мы связались с женщиной еще раз. К тому времени супруг Ольги уже вернулся в Россию, и она поделилась его контактом.

Аврам (мы изменили позывной бойца по его просьбе) согласился поговорить, но не назвал свое настоящее имя, не смог прислать документ, доказывающий его службу в ЧВК и нахождение на территории Беларуси. «Никогда в жизни ни один боец „Вагнера“ вам не скинет фотографию контракта. Потому что ни у одного бойца нет телефона, чтобы где-то сделать какую-то фотографию, ее переслать, достать какую-то информацию. У него и нет этого контракта на руках. Бумаги и твой паспорт остаются в бухгалтерии, телефоны там же забираются, а второго экземпляра нет. Я приехал [на базу] в Молькино, отдал телефон и получил его обратно только в августе, когда вернулся из Беларуси. А какие-то справки выдавались только тем, кто был на зоне и оставался под надзором», — объяснил наемник.

Однако у нас есть основания полагать, что он действительно был в этом лагере: мы основываемся на деталях его рассказа, которые совпадают с информацией, что мы получали ранее.

Во время этой беседы собеседник использовал слова «Белоруссия», «Домбасс» и фразу «на Украине». Мы изменили их в соответствии с нашими редакционными стандартами.

«Пригожин и Уткин говорили, что готовы, если надо, воевать за Беларусь»

Когда мы договаривались об интервью, Аврам предложил звонить в любое время: дни у него теперь свободны. В начале мужчина рассказывает, что ему 37 лет и он из Москвы, однако чувствуется сильный кавказский акцент. Контракт с ЧВК Вагнера он подписал в начале лета 2023 года. Спустя четыре дня его перебросили на территорию Луганской области, которая контролируется российскими войсками. А вскоре произошел мятеж Пригожина, как поправляет Аврам — «акция».

— Мы тогда были зеленые, только приехали из Краснодарского края в Луганск. Люди куда-то собирались, строились — не строились, а мы думали, какие-то учения… Я даже не понимал, что вообще происходит, — вспоминает собеседник.

Сам он в «акции» не участвовал. Когда все закончилось, бойцов в его расположении предупредили, что всех выведут из Украины и разместят в Беларуси. В нашу страну Аврам приехал «где-то в 20 числах июля».

— По территории России мы ехали колонной с флагами. Нас душевно провожали: люди радовались, подъезжали к нам, махали руками, снимали на камеры. Когда границу пересекали, не было уже никаких опознавательных знаков, флагов. Там, честно сказать, люди, по-моему, были чуть-чуть в недопонимании происходящего. Но, возможно, кто-то и догадывался, кто и откуда едет, так как большая часть машин были с луганскими военными номерами… — рассказывает наемник про свой путь в лагерь под Осиповичами. — Там на месте нас встречали Евгений Пригожин и [Дмитрий] Уткин, передавали флаг, который забрали из Молькино. Они выходили на построение, говорили, что нас приняли тут с теплом, поэтому они готовы, если надо будет, воевать за Беларусь с любой армией — Польша там или не Польша… Ну, это единственный раз, когда я видел Пригожина, впечатление от него у меня, конечно, только положительное осталось.

Наемник рассказывает, что лагерь в Цели, куда их привезли, «очень большой». По его оценкам, в нем жили около пяти-шести тысяч человек. Многие — вольные, как наш собеседник, — так в ЧВК Вагнера называют тех, кто не был завербован в колониях и тюрьмах. Отдельно Аврам упоминает тех, кто участвовал в боевых действиях в Бахмуте, и признается, что были в лагере и бывшие заключенные.

— Да нормальные это люди. Здравые, так скажем, — отзывается он о наемниках из колоний. — Может, что-то у них поменялось в голове, на жизнь по-другому стали смотреть после всей этой ситуации. Абсолютно адекватные, нормально себя вели в Беларуси.

«Все общение — у продавщицы узнать цену, что да как. Эти женщины спокойно относились к нам»

Аврам говорит, что практически все время, что находился в Беларуси, его подразделение занималось тренировками на небольшом полигоне на территории бывшей части. Технику и тяжелое оружие, по его словам, не использовали.

— Мы жили в военных палатках, связь с родными — через «Стрим» (специальное приложение. — Прим. ред.), больше никакой [связи] не было. Стояла полевая кухня, питание было абсолютно разнообразное, — описал собеседник условия, но отметил, что не знает, кто финансировал пребывание тысяч наемников в Беларуси. — С 6.30 до 8.00 у нас был завтрак, в 8.45 — построение, а с 9 — уже были на учениях. Мы, наши командиры, инструкторы обучались, как занимать позиции, действовать при арт-обстреле, что делать, когда появляются «птички» (дроны).

Я был снайпером, поэтому у меня отдельное обучение, а частично людей из штурмовых отрядов отправили тренировать белорусских пограничников в части. Я сам не контактировал с вашими военнослужащими, но могу сказать, что белорусскую армию точно надо подготавливать, потому что Беларусь никогда ни с кем не воевала, она никак не конфликтует ни с кем. Но крепкая армия вам нужна, и бойцы ЧВК Вагнера прошли довольно-таки многое не только в Украине — Сирию возьмем, Ливию, Африку — они многое что могут дать.

Инструктор ЧВК Вагнера в процессе обучения белорусских военных. Фото: Олег Некало, «Ваяр»
Инструктор ЧВК Вагнера обучает белорусских военных. Фото: Олег Некало, «Ваяр»

В лагерь, по словам вагнеровца, «приезжали и уезжали» бойцы белорусского ОМОНа. Самих наемников за территорию в основном не выпускали — только за продуктами.

— Мы ходили в магазин, все наше общение — у продавщицы узнать цену, что да как, вот и все. Эти женщины абсолютно спокойно относились к нам, тепло даже, не скажу, что был негатив. А так, нам запрещено общаться с местными.

Еще в Беларуси Аврам получил зарплату. По его словам, жалобы наемников и их близких, которые не могут дождаться выплат, были связаны с закрытием касс в России и проблемами в компании. Ими он объясняет и частичный вывод бойцов из белорусского лагеря — в нашей стране Аврам пробыл три недели и в августе ночью в составе колонны вернулся в Россию.

— Уехали не все наши. Остаются у вас те, кто занимается с белорусской армией. К нашему отъезду они еще не вернулись из частей. А остальных [в ЧВК Вагнера] распустили, — говорит Аврам, не объясняя, что именно это значит. — Содержать такую большую армию, которая просто живет и тренируется, как минимум невыгодно компании. На контракте около 8000 человек, и каждому бойцу ежемесячно платить по 150 000 тысяч рублей (5 тысяч белорусских по актуальному курсу. — Прим. ред.) — это, я думаю, чересчур. А направлений никаких нет. Ну, кто в Африку соглашается ехать, скорее всего, тоже еще остается в Беларуси — их подготавливают к отъезду за границу. Скорее всего та воинская часть, куда нас привозили, будет пунктом набора в ЧВК (россиян и белорусов — кто захочет), как в Краснодарском крае Молькино было.

Вечером 7 сентября в чатах родственников наемников появилось сообщение, что набор в ЧВК временно поставлен на паузу. Аврам настроения среди коллег тоже узнает из чатов и реакцию большинства вагнеровцев на гибель командования описывает так: «Расстроены, что ли». Сам он отреагировал «никак», но теперь у него подвис вопрос с работой.

— Что дальше будет с компанией, никто не знает. Никто нам никакую информацию по этому поводу не дает, — коротко сообщил он.

Больше подробностей про пребывание в Беларуси Аврам рассказать тоже не смог, только поделился, чем его впечатлила страна, которую он толком и не видел.

— Больше всего мне понравилось, что у вас нет грязи, какие бы дожди ни шли! — восторгается он. — В Москве после дождей местами бывает куча грязи. Ну и если сравнивать с Луганском, там после дождей невозможно ходить: метров 500 пройти — час времени нужно. Все налипает, ботинки тяжелые, отваливаются. А в Беларуси (как раз в первую неделю были дожди и дожди) ливень прошел — на улице чисто, хоть по грязи ходи, она не липнет. Вот это самое прикольное было там.

«Россия, так скажем, не имеет границ. А по-другому если сказать, то сколько лет бомбили Донбасс?»

Россиянин рассказывает, что раньше работал «в транспортной и не в транспортной компаниях», потом — курьером в «Яндекс.Маркете». Спустя 20 минут разговора признается, что он приезжий москвич, а родом все-таки из Чечни. В ЧВК пришел, потому что к компании Пригожина «легла душа» — больше года он рассматривал варианты пойти добровольцем на войну.

— Наверное, потому что если каждый будет сидеть в тепле у себя дома, последствия будут печальными. Каждый человек, который может защитить свою страну, скажем, должен участвовать в этой специальной военной операции. А у ЧВК Вагнера жесткая дисциплина, на войне это самое важное. Мне нравилось, как там людей обучают, тренируют и доносят все, как должно быть, чтобы боец выжил на поле боя.

Наемники ЧВК Вагнера на тренировке с белорусскими военнослужащими 30 июля 2023 года. Фото: Минобороны Беларуси
Наемники ЧВК Вагнера тренируют белорусских военнослужащих 30 июля 2023 года. Фото: Минобороны Беларуси

Аврам говорит, что пошел воевать в Украину «за свою Родину». На многие вопросы он отвечает штампами, которые транслирует российская пропаганда.

— Россия — очень великая держава, так скажем, не имеет границ. И у меня было, есть и будет всегда такое мнение. А по-другому если сказать, то сколько лет бомбили Донбасс и Луганск, мирных людей? — говорит он, произнося название украинского региона через букву м. — Еще во время, когда Тимошенко была — не помню, кто она там в Верховной раде, с такими интересными косичками, завязанными… С 2014 года помните, что она творила? Просто мучили мирное население — почему?

Юлия Тимошенко в 2014-м участвовала в выборах президента Украины, заняла второе место с 12,8% голосов. В том же году предлагала провести референдум о вступлении в НАТО, называла Путина «врагом Украины № 1», а к концу 2014-го стала народным депутатом.

Боевые действия на территории Донецкой и Луганской областей Украины начались в апреле 2014 года.

— Россия в этом не участвовала, а пыталась выступить миротворцем, чтобы этого не было. Но все равно Запад делает свое дело, только руками украинцев. У Украины нет своей армии, какой-то бронетехники — у них нет производства, это не такая богатая страна, она вся в долгах! Если бы она одна воевала, мы бы давно переехали ее просто туда-сюда, — считает Аврам. — Ну и если бы Россия хотела ее уничтожить раз и навсегда, этой страны не существовало бы уже, но ведь почему-то не делает этого!

Вагнеровец считает правильным то, что боевые действия пошли дальше Донбасса, который, по его мнению, Россия обязана была защитить, и нападение 24 февраля 2022-го объясняет просто — как и полтора года обстрелов:

 — А что еще оставалось делать — сидеть в ожидании, пока еще дальше будут бомбить? Россия не добровольно пошла в Украину — ее вынудили, так скажем. Были договоренности, что украинцы не будут трогать мирных жителей и в Донецке, и в Луганске, они их не выполнили — с этого и началась спецоперация. А что там ракета прилетела куда-то — в больницу или не в больницу… Ракета — придуманная человеком вещь, она может изменить траекторию в любое время — как и пуля не выбирает, куда летит. А на войне все средства хороши. Мы Бахмут взяли полностью, Соледар взяли полностью, и брала их ЧВК Вагнера. Даст бог, еще дойдем и дальше до Киева, это вопрос времени.

— Вы говорите, что для вас важно защищать родину и людей. Бахмута уже нет, многие гражданские там погибли, и так с десятками городов на том же Донбассе. Россия разве не сделала хуже своей «помощью»?

— Бахмут восстановим! Украинская сторона бомбила мирное население, пряталась за них, за жилые дома, чтобы по ним не стреляли. Естественно, оттуда весь мирный народ вывели. А когда их вывели, у украинцев уже не осталось шанса, их оттуда вычистили. А как еще? Нет ни одного доказательства, что Россия бомбила по домам, — заявляет Аврам.

Он говорит, что ничего не знает о прилетах российских ракет в украинские дома — например, о разрушении нескольких подъездов многоэтажки в Днепре в январе, когда погибли больше 40 человек. Или о гибели гражданского населения в Херсоне, Киеве, Запорожье и других городах. Но начинает парировать, как будто забывая о причинно-следственных связях, и разговор переходит на более глобальные темы, в том числе касающиеся и ситуации в его родной Чечне.

— Хорошо, а сколько людей погибает в Белгородской области? Почему беспилотники летели на Москву? Люди там тоже страдали от этого. Россия же не нападала первой — она сделала спецоперацию, чтобы прекратить неправомерные действия Зеленского. Вот вы говорите, что Россия нарушила границы Украины. До этого момента сколько раз были переговоры с их руководством, чтобы не бомбили Донецк, Луганск? Что это признанные народные республики, и народ сам захотел отделиться от Украины? Наша страна никому изначально не представляла угрозу, пока ее не начали трогать. Запад пытается руками Украины поразить Россию, — снова повторяет собеседник. — Это же НАТО начало: подтягивание войск к границам, снабжение и все вот это. Довольно-таки часто наши границы нарушали то самолеты, то какие-то военные катера. Как и в Беларуси — со стороны Польши вертолет прилетал.

— Кстати, Польша заявляла, что вагнеровцы пытались нарушить польскую границу.

— Такого не было. Ни разу. Им же надо как-то свои действия оправдать.

— Вам не кажется, что то же можно и про Россию сказать? «Нужно оправдать военные действия в Украине, поэтому говорят про Донбасс и угрозу НАТО».

— Это не военные действия — это спецоперация. Я полностью поддерживаю ее. И если меня вызовут, не задумываясь ни на секунду поеду туда. А военные действия бывают совсем другими. Вы, наверное, не слышали о войне в Чечне, которая шла на протяжении почти 15 лет. Вот это была война! Сейчас наш регион независим (Чеченская Республика — субъект России. — Прим. ред.) и развивается во всей красе, как никогда в жизни ни одна страна не развивалась.

— Поддерживаете руководство вашей республики? Оно довольно жесткое.

— У нас очень хороший правитель. Если бы не было этого жесткого правителя, не было бы и такой красоты, которая сейчас есть в Чечне, такой инфраструктуры. А если мы возьмем предыдущих [глав региона], никакого развития не было, никаких рабочих мест для людей не было. А сейчас это все есть. Благодаря Кадырову все процветает, все красиво.

— Вас устраивает, что близкие Кадырова получают места во власти, госнаграды? Есть факты нарушения прав человека, людей преследуют и убивают за их взгляды, вынуждают извиняться за «не те» высказывания.

— Кто вам такой бред рассказал, мне очень интересно? Такую дезинформацию. Я считаю, это нормально: извиняются те, кому есть за что извиняться, за какие-то свои деяния. Что делает власть Чеченской Республики, чтобы люди жили плохо? Ничего не делает. Соответственно, что в ее адрес можно сказать плохого? Рамзан Кадыров делает все для своего народа, делает абсолютно другую республику по сравнению с тем, что она была раньше.

Аврам убежден, что действия России в Украине тоже благие и правильные. Он говорит, что, если понадобится, «Украину тоже заберут в состав РФ». По его мнению, так украинцы смогут жить лучше. Как они живут сейчас и последние «восемь лет», вагнеровец видел только по телевизору. И то, что транслируют российские каналы, ему не кажется пропагандой: «Картинку, которую я там вижу своими глазами, не подделаешь никогда».

«Довольно много белорусов перешли на сторону Украины, но Лукашенко против этого»

Что происходит в самом Луганске, который упоминал не раз, Аврам тоже не видел — его подразделение стояло где-то недалеко, но «в полях». За то недолгое время, что мужчина успел там пробыть, никак с боевыми действиями не столкнулся. Даже, говорит, в сторону их позиций ничего не летело. Нацистов и фашистов, о которых рассказывают телевизор и власти России, Аврам тоже не видел, но это не разубедило его, что они там есть.

— А что, разве нет? Буквально несколько месяцев назад перед отъездом я смотрел — то ли на «ютубе», то ли по телевизору, точно не вспомню — как фашисты из церкви выгоняли людей, христиан, которые пришли молиться, свечки поставить, — приводит он пример.

Аврам не смог вспомнить, какой это был город и подробности происходящего, говорит, помнит только, что это было в Украине. На вопрос, что для него значат фашизм и нацизм, кратко отвечает: «когда на россиян говорят москали — это разделение наций».

— Вы знаете, что командующий ЧВК Вагнера Дмитрий Уткин интересовался историей Третьего рейха, выбрал позывной по имени композитора, которого любил Гитлер? У него на теле нацистские татуировки.

— Я видел это, да. Но это когда было сделано? Довольно давно все-таки. Люди меняются, — отвечает Аврам.

— Вас не смутило, что как раз этот человек и мог быть приверженцем фашистской идеологии?

— Если бы он был тем, кем вы его называете сейчас, наверное, в ЧВК Вагнера были бы только одни русские.

Источник: архив «Досье»
Фрагмент документа с подписью «Вагнера» Дмитрия Уткина. Источник: архив «Досье»

— Тогда, по вашей логике, в Украине должны быть одни украинцы, но это многонациональная страна, там воюет много добровольцев-иностранцев.

— Запад вы имеете в виду?

— Не только. Есть, кстати, чеченский батальон, российские, белорусские, грузинские подразделения.

— Если чеченские батальоны там есть, то это те предатели, которые в первую и вторую войны участвовали в Чечне. Я их называю предателями и никак иначе. Если возьмем белорусскую сторону, насколько я помню, довольно-таки много людей перешли на сторону Украины. Но Лукашенко против этого, людей, которые пытаются что-то сделать, ловят и сажают. И я абсолютно его поддерживаю. Хотя знаю, что люди [у вас] выступили против Лукашенко в 2020-м, — говорит Аврам и признается, что о причинах протестов не слышал.

— Люди выступили против фальсификации результатов выборов и насилия в отношении тех, кто был не согласен с действиями властей. Если так посмотреть на ситуацию, вы все еще считаете действия Лукашенко правильными?

— Наверное, если вот так вот… Правильно если рассудить, то да, люди имеют право высказать свое мнение. Но еще будем учитывать тот факт, что есть люди, которые хотят его свергнуть! И это была спланированная акция, может, с их стороны, — не сдается вагнеровец.

Сейчас Аврам остается в Москве — «ждет дальнейших указаний». Его контракт действителен до лета 2024 года. В Африку, куда последнее время переводят многих наемников, мужчина не собирается, потому что не переносит жару. Надеется еще повоевать в Украине, хотя с условием:

— В зону СВО я вернусь только в составе ЧВК Вагнера, ни с кем больше. Я готов умереть за свою страну. Но если ЧВК не будет дальше продолжать там свое присутствие, то уже останусь здесь, в Москве, буду работать, продолжать жизнь.

— А родину защищать? — спрашиваем напоследок Аврама о том, что он говорил в начале интервью.

— Если из военкомата придет повестка, я не задумываясь пойду, — уверенно отвечает и повторяет: — Но мое желание — только в составе ЧВК Вагнера.