Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  2. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  3. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  4. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  5. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  6. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  7. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  8. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от 2 месяцев до 6 лет
  9. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  10. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  11. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается


Первая четверть подошла к концу. В школах прошли родительские собрания. В большинстве учебных заведений страны формат у них традиционный: мамы и папы всех учеников класса встречаются с педагогом, обсуждают достижения детей и проблемы. А как это происходит в других странах? «Зеркало» спросило у белорусов, которые живут за рубежом.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY
В целях безопасности имена героев изменены.

Польша: «Конфликты же в основном решают в приватной обстановке»

Николай живет в городе Ченстохова. Его дочка учится в 5-м классе обычной госшколы. Здесь она занимается два года. До этого ходила в частное религиозное заведение. По словам папы, родительские собрания в первой школе отличаются от второй лишь выступлением ксендза (он же один из учителей): в религиозном учреждении мероприятия начинаются с проповеди, которая длится 30−40 минут.

— В своей речи ксендз рассказывает общие нравоучительные истории о детях, пытаясь наставить родителей на правильный путь в их воспитании. Не всем эта часть нравится, поэтому многие, и я в том числе, приходили на собрание с получасовым опозданием, — шутит Николай и отмечает, что вопросов из-за этого не возникало. — Никакого давления тут нет. К тому же Польша — очень религиозная страна, поэтому отсутствующий должен сам понимать, что пропустил важный в его жизни монолог.

В классе, где сейчас учится дочь Николая, в год проходит пять собраний, интервал между ними — примерно два месяца. Детям на мероприятие приходить нельзя. Зато по желанию мам и пап на встречу можно пригласить другого учителя-предметника. Правда, для этого нужно заранее предупредить классную и обосновать просьбу, которая должна исходить сразу от нескольких семей. Дело в том, что каждый родитель и так имеет право раз в неделю увидеться с любым учителем ребенка, чтобы расспросить о сыне или дочке. К таким встречам, говорит папа, обычно прибегают, если не могут договориться по переписке через электронный дневник.

— На собрании классный руководитель рассказывает об успехах ребят, указывает, на что родителям следует обратить внимание. Озвучивает мнения о детях и просьбы от учителей-предметников, — перечисляет отец. — Конфликты же в основном решают в приватной обстановке с учителем или между родителями. Для всех руководитель может озвучить имеющуюся проблему лишь в общих чертах, чтобы дать понять: трудность есть, но в процессе устранения.

Кроме того, на собрании родители с классным руководителем определяют, куда пойдут или поедут дети на экскурсии или спектакли, разбирают то, как организован учебный процесс. Если у мам или пап есть претензии, все вместе ищут «способы решения проблемы».

— Большой упор делается на поощрение успехов учеников. Запомнилось, как на последнем собрании наш классный сказал: «В прошлом году я как учитель физкультуры отметил бы, что ребята в спортивном плане по сравнению с девочками очень сильно отстают. Просто безнадежны. Сейчас, год спустя, вижу удивительный прогресс. Очень рад, ведь это заслуга и родителей тоже!» — передает то выступление Николай. — Кстати, наш классный 35 лет был директором школы. Потом решил: «Я устал, я ухожу». И перешел на должность учителя географии и физкультуры. Теперь всецело отдает себя преподаванию. Дети и родители его очень любят.

По словам Николая, собрания проходят по будням. Сообщение с датой мероприятия появляется в электронном дневнике ребенка за две недели до события. После кто-то из родительского комитета присылает в группу класса отчет о встрече, чтобы те, кто на нее не попал, могли узнать, что там обсуждали.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

Англия, Бельгия и Норвегия: «Выбираешь день и время, когда придешь на собрание»

Дочка Натальи учится в начальных классах одной из лондонских школ. Родительские собрания у них проходят трижды в год: по видеосвязи, индивидуально с каждой семьей.

— Да пачатку чвэрці на пошту бацькоў высылаюць план таго, что дзеткі будуць вывучаць у гэтай чвэрці. Потым, праз месяц-два, робяць Open day. Падчас яго кожны жадаючы можа прыйсці ў школу і паглядзець сшыткі па прадметах (звычайна іх дадому не бяруць), крыху паразмаўляць з настаўнікам, — описывает процесс мама. — Пасля гэтага пачынаюцца анлайн-сустрэчы. Яны доўжацца адзін-тры дні. У гэты перыяд у бацькоў ёсць 10−15 хвілін, каб у зручную дату і час пагаварыць з настаўнікам.

Разговор обычно строится так: педагог рассказывает об успехах ребенка, потом о его проблемах, если они есть, дальше — вопросы родителей. По словам Натальи, все сложности, которые возникают у ребят в школе, решают с помощью учителя или администрации.

— Праблемы ў нас, канешне, былі, але звычайна іх даводзілі так: «Было вось гэта, лічым, што вінаваты не вы, з дзіцем і яго бацькамі правялі размову», — коротко описывает ситуацию собеседница. — У беларускай школе, дзе раней вучылася дачка, значна больш скідваюць на мам і тат. Напрыклад, звяртайце ўвагу, як дзеці пішуць, давайце вырашым, што рабіць з днямі нараджэння. Тут значна менш фармалізма, школа не жадае, каб іншыя людзі ўдзельнічалі ў навучанні.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

В начальной школе Бельгии похожая система. Родительские собрания здесь называются «родительский контакт», они проходят дважды в год, рассказывает Ирина, которая живет в городе Оверейсе. Ее сын учится в 5-м классе начальной школы, а дочка — в первом средней.

— Собрания назначают через платформу Smartschool, где идет переписка со школой, можно посмотреть оценки ребенка и другую важную информацию об учебе, — объясняет мама. — В начальной школе встречи обычно проходят так: в системе появляется информация, что в такие-то даты (обычно это несколько дней) и в такой-то промежуток времени состоится «родительский контакт». Родители отмечают, когда и во сколько им было бы удобно встретиться с педагогом. В выбранный день вы идете в школу и индивидуально общаетесь с учителем.

По словам Ирины, ходить на такие встречи нужно не всегда. Еще перед собранием родители получают письмо, где указано «желательно прийти» или «по вашему желанию». В первом случае это значит, что у ребенка есть проблемы и стоит быть, во втором — мама с папой спокойно могут остаться дома.

— Во время учебы с педагогом мы обычно общаемся через сообщения в Smartschool, но можно попросить и личную встречу вне «родительского контакта», — отмечает мама.

В средней школе для встреч с учителями отводят один день. Договариваться на разговор нужно, только если родители хотят увидеться с педагогом по конкретному предмету. Допустим, по французскому.

— Встретиться можно и несколькими учителями, — уточняет собеседница. — Как правило, родители записываются к одному-двум самым «проблемным».

Кроме индивидуальных встреч, в первых числах сентября и в начальной, и в средней школах проходит общее собрание класса.

— Все это очень легко и непринужденно. Как-то учитель сына попросила родителей написать диктант из нескольких предложений, а потом показала, что мы неправильно пишем буквы, и объяснила, как научить детей делать это верно, — приводит пример собеседница. — Обычно на общих встречах рассказывают, как будет проходить обучение, говорят о всяких организационных процессах. Информация же о ребенке обсуждается только в индивидуальном порядке, так как это данные о частной жизни.

В Норвегии за год до школы дети идут в детский сад. Здесь к первому классу готовится дочка Евгения. Хотя девочка еще не школьница, родительские собрания тут уже проводят. Организуют их в формате «родитель — педагог».

— На встречу с родителями педагог приходит с характеристикой на ребенка. Характеристика — это два-три листа А4, где педагог систематизирует все, что хочет обсудить, — вводит в курс дела Евгений, дочь которого ходит в один из детских садов Бергена. — Обычно систематизация происходит по нескольким категориям. Например, коммуникативность, самостоятельность, активность, лидерские качества, склонность к творчеству. В Норвегии критиковать детей нельзя, поэтому в рассказе педагога все всегда будет хорошо. При этом он может отметить: «Было бы неплохо, если бы ребенок начал делать то, то и то».

По словам собеседника, любой фидбэк от мам и пап педагог принимает к сведению. «Организационные моменты» на таких встречах не обсуждают. Для этого есть родительские комитеты.

— Это я однозначно расцениваю как неоспоримый плюс, потому что на родительском собрании хочу обсуждать своего ребенка, а не новые шторы в коридоре, — делится мнением собеседник. — Если у ученика есть проблемы в отношениях с другим школьником, то педагог может организовать отдельную встречу между родителями.

Франция, Дания и ОАЭ: «Никто не скажет, что твой ребенок хороший или он лучше других успевает по математике»

Дочь Дениса — шестиклассница американской школы в Дубае. По словам отца, родительские собрания здесь проходят раз в два месяца. Мам и пап приглашают в спортивный зал, который разделен на секции — математика, наука, дизайн, драма и так далее, где присутствуют преподаватели этих предметов. Родители подходят к тем, с кем хотят пообщаться.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

— Перед собранием на почту и в мобильное приложение школа присылает индивидуальный отчет по ребенку. Там видны успехи и проблемные зоны. Это все выражено в графиках или сводной таблице, — вводит в курс дела собеседник. — В итоге, приходя на собрание, ты знаешь, к кому из педагогов тебе стоит подойти и что именно обсудить. Все отчеты конфиденциальны, чтобы дети не подвергали это критике между собой. Проблемы каких-то конкретных учеников на общее обсуждение не выносят. В классах учатся ребята со сложностями [в развитии], поэтому говорить на весь класс об успеваемости школьников — зло. Тут так никто не делает. Здесь к этому очень серьезно относятся.

Такая же ситуация и в одной из школ французского Прованса, куда в «средний первый», а по белорусским меркам четвертый класс ходит сын нашей читательницы Кристины. Хотя на родительских собраниях мамы и папы всех детей класса присутствуют вместе. Учеников, к слову, в это время забирают на прогулку во внутренний дворик. Все спорные вопросы учитель разбирает с родителями до уроков или после, когда на входе в школу встречает или провожает ребенка.

— Мой сын, ды і я яшчэ не вельмі добра ведаем пэўныя акалічнасці паводзінаў у школе. Заўвагі мне спачатку пісалі ў «сшытак сувязі школы з домам», потым кожную з іх я, сын і настаўніца разам абмяркоўвалі перад або пасля школы, — описывает ситуацию собеседница. — У нейкі момант пытанняў накапілася шмат, і мне прапанавалі сустрэцца ўжо ў класе, каб дакладна ўсё прагаварыць. Дапамагло. Больш заўваг пакуль не рабілі. Была цікавая сітуацыя, калі настаўніца напісала, што сын вывучыў больш таго, што яна задала. Я падыходзіла і тлумачыла, што калі б мы не рабілі больш, то мову мы б так вучылі вельмі доўга. Яна прыняла маё меркаванне.

— В нашей школе никто не придет и не скажет: твой ребенок хороший или он лучше других успевает по математике, на родительских собраниях такие вещи не обсуждают. Ни одна фимилия ученика или семьи не звучит, — говорит Валентина, сын и дочка которой учатся в одной из школ Копенгагена. — Датчане очень дисциплинированы. Они не перебивают друг друга, дают договорить, не повышают голос. У нас у сына в классе была проблема: за три года у детей сменилось уже педагогов десять. Родителей это не устраивало. В конце прошлого года мне было интересно пойти на родительское собрание, чтобы увидеть, как местные мамы и папы на это реагируют. Нам предложили учителя, который мог бы стать постоянным, но у него не было оконченного высшего образования. В итоге его не выбрали. Родители вели себя спокойно. Для них было важно, что они смогли выразить свое мнение по ситуации. У нас, в Беларуси, наверное, был бы гвалт.

Кроме общих собраний, с 1-го класса в местной «началке» есть две индивидуальные встречи в год. На них, кроме родителей и детей, присутствует учитель математики и датского. До встречи ребенка просят заполнить анкету, где он оценивает обстановку в классе, общение с ребятами, много ли заданий на уроках.

— Как родитель я иду на все собрания с улыбкой, потому что знаю: все пройдет вежливо. Никто не будет ругать моего ребенка или меня за то, что я его не так воспитываю. Кофликтные ситуации решаются без перехода на личности, грубости и колкости. Ты просто получишь совет или рекомендацию, — рассказывает Валентина. — На первом таком индивидуальном собрании заметила, что сын нервничал. Когда мы пришли домой, спросила: «Почему ты так переживал?» Он ответил: «А вдруг про меня сказали бы что-то плохое». Я поинтересовалась: «А ты веришь, что в датской школе про тебя могут сказать что-то плохое?» «Нет, мама, не могут», — сказал он.

Грузия: «Много спрашивают, что бы мы хотели улучшить в школе»

Артем с семьей живет в Тбилиси. Его сын учится в 3-м классе международной школы. В месяц, уточняет папа, они платят за образование 200 долларов, или 638 белорусских рублей. Это с продленкой и питанием. У мальчика всего семь одноклассников. Родительские собрания в учебном заведении проходят раз в месяц. Кроме того, в конце недели учитель присылает каждой семье небольшую характеристику по их ребенку. В ней — о том, что у школьника за эти пять дней получилось, где были сложности, на что обратить внимание.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

— На собрания у нас приходят родители, классный руководитель и директор, который перед этим выборочно посещает на неделе два-три урока, — рассказывает Артем. — На встрече в целом говорят об успеваемости и проблемах. Больше про похвалу и возможности, чем про критику. Конкретных ребят не обсуждают.

Артем отмечает, что из необычного — очень быстрая обратная связь. На последней встрече родители попросили высылать им электронное домашнее задание, так как учебники остаются в школе и просмотреть, как ребенок сделал уроки на продленке, в семье не могут. В течение недели администрация стала отправлять снимки с упражнениями и задачами.

— На собрании много спрашивают, что бы мы хотели улучшить в школе. Например, у нас есть проблема с питанием, ребята не едят. Никто никого не заставляет, но администрация хочет сделать так, чтобы ученики не отказывались от еды и это было добровольно. На встрече у родителей поинтересовались, какие блюда из меню дети больше всего любят, и их стали чаще включать в рацион, — описывает еще одну ситуацию отец. — Вообще я очень доволен таким подходом. Вижу, что нас слышат и оперативно на это реагируют.