Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Латвия с завтрашнего дня запретит въезд в страну легковушкам с беларусскими номерами. Авто в пунктах пропуска будут разворачивать
  2. Семья ехала с дачи. В СК рассказали о подробностях и жертвах страшного субботнего ДТП под Могилевом
  3. Большие неудачники. Англия снова проиграла в финале — эта сборная еще ни разу не побеждала на футбольном Евро
  4. Такого дешевого доллара не было уже давно: какого курса ждать в ближайшие дни? Прогноз по валютам
  5. Эксперты: Россияне, вероятно, готовят возобновление наступления в Луганской области
  6. В Узде от урагана опрокинулся аттракцион с детьми. МЧС и Минэнерго рассказали о разрушениях и пострадавших от бури по всей стране
  7. В лагере под Речицей семь детей пострадали из-за упавших деревьев. Один ребенок погиб
  8. В ФБР назвали имя стрелка, который совершил покушение на Дональда Трампа
  9. Под Могилевом дерево упало на пятилетнюю девочку, ее маму и тетю. Ребенка спасти не удалось
  10. Экс-главу республиканского туристического союза осудили за госизмену. Его якобы шантажом завербовали в Литве


В середине ноября в телеграм-канале «Путь домой» появился манифест с требованием вернуть в Россию мужчину, мобилизованных на войну. Активистки также подали заявки на проведение пикетов за демобилизацию, но разрешения не получили. С тех пор в телеграм-канале публикуются посты с критикой российской власти, в том числе Путина, а сами женщины развернули целую кампанию — они забрасывают чиновников обращениями, оспаривают запреты своих акций и ездят на машинах с наклейками против мобилизации. Российские власти в ответ активно давят на активисток и стараются погасить протест. Мы поговорили с одной из участниц движения — Елизаветой — о том, чего добиваются жены и матери мобилизованных, насколько решительно настроены и как относятся к власти и войне.

Акция за демобилизацию в Москве, 7 ноября 2023 года. Фото: телеграм-канал "Путь домой"
Акция за демобилизацию в Москве, 7 ноября 2023 года. Фото: телеграм-канал «Путь домой»

Имя собеседницы изменено в целях безопасности.

«Это какой-то сюрреализм, что их отправили туда»

Елизавета живет в Подмосковье. Женщине 28 лет, у нее двое маленьких детей. День начала войны, 24 февраля 2022 года, собеседница называет моментом, который разделил жизнь на до и после. Женщина вспоминает, что писала обращение против войны депутату Госдумы Татьяне Буцкой и в прокуратуру, но ответов так и не получила. Не менее шокирующим днем для нее стало 21 сентября 2022-го — когда Путин объявил в России о «частичной» мобилизации. Через месяц повестку получил муж Елизаветы.

 — Не то чтобы он хотел на войну, скорее, совсем не хотел. Но так как повестку прислали на работу, пошел в военкомат, и там уже не было каких-то обходных путей. Я относилась к этому крайне негативно. Это какой-то сюрреализм, бредовый сон, что их отправили туда. И люди по ту сторону границы претерпевают ужасные лишения: сколько беженцев были вынуждены покинуть дома, сколько погибших, — говорит собеседница.

По словам Елизаветы, собираться на войну мужу, как и многим другим российским мобилизованным, пришлось самостоятельно. Семья закупила лекарства, специальное снаряжение. Мужа увезли в Украину, а Елизавета осталась дома с двумя детьми: старшему семь, младшему ребенку — три года.

— Тогда про сроки (мобилизации. — Прим. ред.) не говорили, да и я не думала о будущем. Это просто была катастрофа, — вспоминает те дни собеседница. — Возмущает даже просто то, что я осталась с двумя детьми по вине кого-то, кто все это придумал. Муж звонит иногда, но не всегда получается, связь нестабильная. Я уже не могу гадать, какие у него настроения. Может быть, обреченность какая-то, потому что некуда деваться. Виделись с ним за это время только один раз, у него был отпуск на две недели. Дети знают, что папа на войне, но до конца не понимают этого. Объясняю, что война — это плохо, там убивают людей, общими словами говорю, что лучше бы ее не было.

Российские резервисты. Октябрь 2022 года. Ростовская область, РФ. Фото: Reuters
Российские резервисты. Октябрь 2022 года. Ростовская область, РФ. Фото: Reuters

«Вернуть мобилизованных домой, а дальше пускай власть разбирается»

Недовольные отправкой мужчин на войну женщины начали объединяться, рассказывает собеседница. Так возникали движения «Мобилизованным пора домой», «Вернем ребят» и другие. В сентябре 2023-го появилось движение «Путь домой», в котором активно участвует и Елизавета. В ноябре активистки опубликовали манифест, в котором потребовали провести полную демобилизацию, а также соблюдать гарантированные Конституцией права и свободы.

— Мы ни в коем случае не требуем вернуть одних, а отправить на войну других, — говорит женщина. — Смысл в том, чтобы вернуть мужчин домой, а дальше пускай власть уже делает, что хочет. Пусть заменяют их контрактниками, которые идут воевать по своей воле и на определенный срок. Хотя лично я не думаю, что они будут гореть желанием. Но дело в том, что сейчас нет никаких сроков, когда люди смогут вернуться, и они находятся в бесправном положении (российский Z-пропагандист Александр Сладков сообщил, что во время встречи с Путиным поднимал вопрос о судьбе мобилизованных и российский президент заявил, что принял решение об их участии «до конца проведения военной операции». — Прим. ред.). Когда муж был в отпуске, мы обсуждали, что, может быть, он не поедет назад. Но он сказал, что если не вернется, то больше никого в их подразделении в отпуск не отпустят. То есть какое-то рабство. Думаю, если бы у них был шанс вернуться домой без уголовного преследования, которое мы сейчас видим, немногие захотели бы там остаться.

Родные мобилизованных пытаются достучаться до властей пока только петициями и массовыми обращениями, все заявки на акции и пикеты местные чиновники отклоняют. Не разрешили женщинам выйти на улицу и в Москве, правда, они все же нашли лазейку и 7 ноября присоединились к разрешенной акции КПРФ.

— В Новосибирске прошел митинг, но он был закрытый (городские власти провели встречу с семьями мобилизованных в местном Доме культуры. — Прим. ред.). В других городах ничего. Например, в Москве и Питере не разрешили провести отдельный митинг якобы из-за ковидных ограничений. Хотя на какие-то большие праздники все собираются, в метро ездят, без масок ходят. Но, видимо, ковид избирательный, опасен только для семей мобилизованных, — замечает Елизавета.

Ответы на ее обращения к чиновникам тоже написаны как под копирку. При этом конкретных сроков, когда ее муж вернется домой, никто назвать не может.

— Там говорится, что увольнения военнослужащих возможны только по каким-то личным основаниям: достижение определенного возраста, болезнь. Ну и после того, как прекратятся обстоятельства, из-за которых они были призваны. Грубо говоря, его отпустят, когда будет закончена СВО. Но сколько это будет длиться: год, два, три? — говорит собеседница. — Я видела, что Картаполов (Андрей Картаполов — глава комитета по обороне в Госдуме России. — Прим. ред.) фотографировался с какими-то женами мобилизованных, мол, они приходили на прием. Но толку от этого, это просто слова. Мне кажется, депутаты не так уж и волнуются за людей, больше за свои места. Я сижу в группах, в чатах переписываюсь. И видела историю семьи, они пытались бороться, мать мужчины добавилась в группу в Telegram, писала какие-то обращения. Но не успели, он погиб.

Похожие отписки сейчас получают в ответ на коллективные обращения участницы инициативы «Путь домой».

Плакат с призывом подписывать контракты на службу в российской армии отражается в окне проезжающего автобуса. Томск, Россия, 9 октября 2023 года. Фото: Reuters
Плакат с призывом подписывать контракты на службу в российской армии отражается в окне проезжающего автобуса. Томск, Россия, 9 октября 2023 года. Фото: Reuters

По словам Елизаветы, все, что нужно родным мужчин на войне от Владимира Путина, — указ о демобилизации, который позволит солдатам вернуться в Россию.

— Кто-то говорит, что Путин вообще о нас не знает. Ну да, он забыл, что 300 тысяч гражданских бессрочно отправил на войну, — рассуждает собеседница. — В любом случае никаких действий нет. Получается, уже второй раз семьи мобилизованных будут встречать Новый год без пап, сыновей и так далее. То есть власти объявили 2024-й Годом семьи, кричат про рождаемость, многодетные семьи, запрещают аборты — весь этот дурдом про нерожденных эмбриончиков. А вот живых людей повели на войну, списали и не вспоминают.

«Кому-то понятно, что все бессмысленно, а кто-то боится, что люди погибли зря»

Инициатива «Путь домой», по словам Елизаветы, объединила совершенно разных людей. Кто-то против войны с Украиной, кто-то за, но все говорят, что главное — вернуть мужчин домой, а вот за полное прекращение войны не высказываются.

— Конечно, есть расхождения, потому что в такую ситуацию попали люди с разным мнением. Кто-то действительно считает, что это все не зря. Кому-то понятно, что все бессмысленно. Кто-то не то чтобы хочет продолжения войны, а переживает, что люди (на фронте. — Прим. ред.) погибли зря, что столько горя произошло просто так. А кто-то может бояться говорить о том, что нужно не просто заменить мобилизованных, а вообще прекратить войну, — рассуждает собеседница.

Сама Елизавета не раз повторяет, что к войне относится негативно. Но на вопрос, получилось ли принять мысль, что ее муж вынужден убивать других людей, ответа не находит.

— До сих пор мне кажется, что это не со мной, потому что такого быть не может. Хотя прошло уже больше года. Все равно это шок, — говорит она. — Просто это ненормально, так быть не должно. Поэтому живешь на автомате, и все. Хотелось бы, чтобы до правительства дошло, что уже хватит.

По мнению Елизаветы, отношение к войне у людей в России меняется. Даже те, кого она не затрагивает напрямую, устают от повестки и растущих цен в магазинах. Не говоря уже о близких мобилизованных, даже если до начала войны они не испытывали антипатии к Путину.

— Семьи разочарованы во власти, конечно. Путин объявил следующий год Годом семьи. А у нас семьи неполные именно по его вине. То есть люди попали в такую ситуацию, ощутили на себе подобное отношение. И я думаю, теперь мало кто из семей мобилизованных будет голосовать за Путина (президентские выборы пройдут в России в марте 2024 года. — Прим. ред.). А сами выборы, скорее всего, будут фиктивными. К тому же, я думаю, они сейчас попытаются как-то отмежеваться от темы войны, задвинуть ее подальше. Может, попытаются назвать какие-то успехи. Но, скорее всего, повестка будет другая, про стабильность и борьбу с ЛГБТ. И не только на выборах. Допустим, в прошлом году президент поздравлял россиян с Новым годом на фоне людей в военной форме. Сейчас, я думаю, этого не будет. Попытаются не смущать население, создать иллюзию стабильности, что все у нас хорошо, тихо и спокойно. Ну есть солдаты, сами пошли в Украину, воюют тоже сами для себя, — говорит Елизавета.

Фото: Reuters
Российский военный на территории оккупированной Запорожской АЭС. Фото: Reuters

«Все это — очень больная тема для властей»

В последнюю неделю российские власти развернули целую кампанию по дискредитации родственниц мобилизованных. Их предупреждают об ответственности за «экстремизм», из-за многочисленных жалоб канал «Путь домой» признан Telegram фейковым, а на самих жен и матерей ополчились российские пропагандисты.

— Мне кажется, раз нас начали атаковать, все это — очень больная тема для властей. Им хотелось бы, чтобы нас вообще не было, чтобы мы как-то испарились, как и мобилизованные, потому что им лишние проблемы перед выборами не нужны. Поэтому они стараются не допускать, чтобы люди выходили на улицу. А я не уверена, что кто-то хочет участвовать в несанкционированном митинге, люди боятся, — рассуждает Елизавета.

Флешмоб жен мобилизованных россиян, выступающих за возвращение мужчин домой. Фото: телерам-канал "Путь домой"
Флешмоб жен мобилизованных россиян, выступающих за возвращение мужчин домой. Фото: телерам-канал «Путь домой»

Российским руководителям и чиновникам на местах поставлена задача любыми средствами минимизировать протестные настроения среди жен мобилизованных. И сделать все, чтобы недовольные не вышли на улицу.

— Идет информационная война, Соловьев начинает выпады в нашу сторону. Я не смотрю телевизор, но в интернете видела отрывки его программы, где оскорбляют жен мобилизованных. Приводят пример правильных жен, показывают ролики, что надо еще потерпеть. Но, мне кажется, они ненастоящие, ничего не терпят, все у них хорошо. Это все, наверное, проплачено.

Еще есть пропагандистские каналы, например, «Комитет семей воинов Отечества». И вот они пишут что-то вроде: «Я осознала, что вся эта СВО не зря». Вот какие смыслы они ищут? Я не знаю, что у них в голове, но мне кажется, они пытаются себя убедить, что все не зря. И хотя то, что делает пропаганда, неудивительно, но все равно возмутительно: люди вынуждены находиться на войне, они не могут от этого отказаться, им не предоставят выбор.

Пока, говорит Елизавета, несмотря на все усилия властей, останавливаться они не намерены. Активистки движения «Путь домой» призывают женщин принять участие в прямой линии с Путиным, вопросы для которой собирают с 1 по 14 декабря (само мероприятие пройдет 14 декабря. Как заявили в Кремле, «Владимир Путин в прямом эфире подведет итоги уходящего года и ответит на вопросы журналистов и жителей страны». — Прим. ред.). Звонить туда собирается и Елизавета.

— Конечно, надежд на что-то мало, заранее все ясно, и предпосылок для изменений нет. Но хочется, чтобы про нас и про эту проблему не забывали. Возможно, все уже заранее записано, но я вижу, что девушки пишут, звонят, задают наш главный вопрос: «Когда вернут мобилизованных домой?» Хотя мы получали письменный ответ, но он такой расплывчатый, что нам ничего не понятно и мы не согласны. У нас требование вернуть мужчин, и все равно мы будем писать. Потому что надо что-то делать.