Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  2. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  3. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  4. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  5. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  6. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  7. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  8. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  9. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  10. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  11. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  12. Армия РФ держит высокий темп наступления, чтобы не дать ВСУ закрепиться, Минобороны заявило о захвате еще одного села. Главное из сводок
  13. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  14. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  15. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  16. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  17. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  18. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
Чытаць па-беларуску


В конце ноября случилась резонансная история: Литва аннулировала ВНЖ и выслала из страны белоруса, который 17 лет жил и работал в этой стране. В иммигрантских чатах многие удивлялись: почему бы после стольких лет жизни за границей не получить иностранный паспорт? Скорее всего, он обезопасил бы человека от подобной ситуации. «Зеркало» поговорило с белорусом, который 20 лет живет в Германии и не хочет менять «слабый» отечественный паспорт на «сильный» немецкий.

Фото: «Зеркало»
Паспорт Республики Беларусь. Фото: «Зеркало»

Имя собеседника изменено в целях безопасности.

42-летний Антон переехал в Германию 20 лет назад. Тут он отучился в местном университете, устроился на работу — инженером в автомобильную сферу.

— Обзавелся семьей и жильем. Первые лет пять-шесть жил на основании временного вида на жительство, а затем получил постоянный ВНЖ, — рассказывает он.

Постоянный вид на жительство в Германии не ограничен по времени — его не нужно продлевать и можно получить после пяти лет проживания в стране, подтвердив определенный уровень своих доходов и знание немецкого языка. После многих лет жизни и работы в Германии Антон мог бы получить и немецкое гражданство. Но этого делать он не хочет и считает паспорт Беларуси вполне удобным для себя.

— Немецкие законы не позволяют иметь два гражданства, а белорусское терять я не хочу, — объясняет мужчина. — Паспорт Германии был бы нужен, если бы я часто выезжал за пределы Шенгенской зоны, но я этого не делаю. Внутри «шенгена» передвигаюсь без каких-либо ограничений. К тому же я езжу в Беларусь — как минимум раз в год. Без белорусского паспорта пришлось бы постоянно оформлять визы.

В Беларуси у Антона живет мама, и она, по его словам, была бы резко против, если бы он стал гражданином Германии.

— Мои родители очень тяжело переживали мой отъезд, — вспоминает инженер. —  Я единственный ребенок в семье, и они посчитали, что я их бросил. Ополчились против всего немецкого. Считают, что Германия — зло. Я пытался что-то рассказывать, объяснять — бесполезно. Сын — немец? Для мамы это стало бы концом света.

Запрет на выдачу паспортов и других документов в белорусских посольствах Антона не пугает. Считает, что спокойно сможет попасть в Беларусь, когда в этом будет необходимость.

— События последних лет не повлияли на мое решение оставаться гражданином Беларуси, — рассуждает он. — Для меня паспорт — просто формальный документ, который не показывает мое отношение к тому или иному государству. Мне удобнее сейчас с белорусским. Он никогда не создавал мне в Германии больших проблем.

Собеседник вспоминает два случая за 20 лет жизни в европейской стране, когда его белорусское происхождение вызвало некоторые сложности.

— Наша компания работала с военным заказом, и меня до этого проекта, как иностранца, не допустили. Но это было много лет назад, — отмечает Антон. — Еще один случай был в прошлом году. Страны ЕС начали вводить санкции — и у россиян и белорусов немецкие банки попросили подтвердить ВНЖ. Клиентом банка я был давно. Руководитель филиала даже говорил мне, что у меня в банке хорошая репутация — надежный клиент с приличной суммой на счету. Отправил в банк все нужные документы. Через несколько месяцев приходит письмо: банк расторгает контракт со мной. Пытался выяснить причину — никто ничего не объяснил. Сослались на внутренние правила. Это было очень неудобно, потому что в Германии ко счету в банке привязаны многочисленные платежи. Пришлось сменить банк. Тем не менее это всего два случая за 20 лет жизни в стране. Других неудобств не было.

Антон слышал об истории с белорусом, которому аннулировали ВНЖ (правда, временный) после 17 лет жизни в Литве и депортировали в Беларусь. Но говорит, нет опасений, что с ним может произойти подобная история.

— Я живу в Германии постоянно, дети — граждане Германии, я работаю на немецкую компанию, плачу здесь налоги, никогда не привлекался в полицию, — перечисляет белорус. —  Причин лишить меня вида на жительство абсолютно нет. У немцев хватает проблем с нелегалами, чтобы создавать их такому примерному бюргеру, как я.