Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  2. Лукашенко загорелся новым спортивным мегапроектом. На этот раз поручил за пять лет построить в каждом регионе вот такой комплекс
  3. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  4. Минобороны объявило внезапную проверку готовности. В Украине успокоили: «У Беларуси нет сил для вторжения»
  5. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  6. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  7. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  8. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  9. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  10. Грозовые «качели» не останавливаются. Какая погода ждет беларусов в выходные
  11. В Минске огласили приговор хирургу Елене Терешковой
  12. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  13. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  14. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой


Ученица гомельской гимназии пришла на уроки с планшетом. На перемене девайс случайно повредил ее одноклассник. Родители школьницы решили так это дело не оставлять и подали иск в суд против родителей мальчика (самим детям еще нет 14 лет). Они потребовали возместить материальный ущерб. Итог опубликован в банке судебных решений — рассказываем, на чью сторону встал суд и почему.

Разбитый смартфон. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com
Разбитый смартфон. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com

Девочка носила планшет в школу для учебных целей. На перемене Даша (имена вымышлены) оставила рюкзак с планшетом в коридоре, у стены возле кабинета, и попросила подружек присмотреть, а сама пошла попить воды. Вернувшись в класс, она достала планшет и обомлела: он был погнут, а экран разбит. Чуть позже ей прислали видео, где видно, как два других ее одноклассника балуются и дерутся на коридоре возле рюкзаков, а потом один из них, Кирилл, сидит на ее рюкзаке (внутри которого планшет) и играет в мобильные игры.

Даша позвонила и рассказала обо всем отцу. Тот написал заявление в милицию. Там начали проверку, но вскоре административное дело закрыли в связи с тем, что умысла на повреждение чужого имущества у Кирилла не было, все произошло нечаянно. Однако проверка зафиксировала, что разбил планшет именно Кирилл.

Тогда отец Даши подал в суд иск против мальчика и потребовал возмещения материального ущерба. Поскольку ребенку еще нет 14 лет, отвечали за него его мама и папа. Кроме того, соответчиком была привлечена и сама гимназия, где все произошло.

В суде отец Даши предоставил документы и обосновал размер ущерба. Новый планшет стоил 1259 рублей, согласно экспертному заключению, он был сильно поврежден и подлежал замене, на момент инцидента его стоимость оценили в 1151 рубль. Кроме того, 115 рублей семья потратила на диагностику и эксперта, 320 — на юридическую помощь и 74 — на судебную пошлину. То есть общая сумма ущерба составила 1660 рублей.

Родители Кирилла не согласились с иском. Они заявили, что Даша виновата сама: плохо смотрела за своей дорогой вещью. И вообще, отвечать за это должна гимназия, ведь учреждение образования обязано должным образом следить за детьми.

Представитель гимназии, в свою очередь, тоже отвергла претензии, заявив, что надзор за учениками был организован как следует, учителя дежурили на коридорах, но никак не могли предотвратить инцидент, ведь откуда им было знать, что Кирилл сидит не на своем, а на чужом рюкзаке.

Папа и мама мальчика также делали упор на том, что дети в школе, согласно правилам внутреннего распорядка, должны сдавать средства связи на хранение учителям, и если бы Даша это сделала, планшет был бы цел. Но представительница гимназии пояснила, что это правило действует только на время уроков, а ситуация произошла на перемене.

Фото: TUT.BY
Дети в школе. Фото: TUT.BY

Кроме того, по мнению родителей Кирилла, не было четких доказательств, что планшет повредил их сын.

В связи с этим на суде детально изучили обстоятельства инцидента. Еще во время проверки милиция опросила детей из класса. Судя по их словам, Кирилл и его друг в шутку толкались и боролись на коридоре, Кирилл падал и наваливался на рюкзак Даши. По его и друга словам, он оперся на чужой рюкзак случайно, приняв его за свой. Придя домой, Кирилл рассказал маме, мол, «зацепился за свой рюкзак и упал, рядом был рюкзак Даши — возможно, мы с другом могли его повредить».

Поскольку показания расходились, в суде посмотрели и видеоролики ребят из класса. На них было видно, что во время игры Кирилла и его друга за ними у стены стояли в ряд три рюкзака, посередине был Дашин. А позже видно, как Кирилл сидит на рюкзаке девочки и играет в своем планшете.

Учитывая все доказательства, суд пришел к выводу, что Кирилл действительно повредил планшет Даши, нанес имущественный ущерб, а значит, даже если это было случайно, семья девочки по закону имеет право на полное возмещение этого ущерба.

«Именно на родителях лежит обязанность по прививанию ребенку уважение к чужим вещам», — объясняется решение суда.

Отца и мать Кирилла обязали поровну выплатить сумму материального вреда — 1660 рублей, то есть по 830 на каждого. А вот с гимназии ничего взыскивать не стали — судья признал ее непричастной к инциденту.

Родители мальчика не приняли такое решение суда и подали апелляцию. Они настаивали на том, что вина их сына не доказана, требовали проверить, насколько виноват второй мальчик, ведь Кирилл не сам по себе падал на рюкзак, а во время игры с ним. А также утверждали, что вина гимназии несправедливо не учтена.

Однако Гомельский областной суд, еще раз изучив дело, отмел все эти аргументы и не увидел оснований для изменения первоначального решения. Семья мальчика по-прежнему осталась должна 1660 рублей. Более того — поскольку апелляционная жалоба была необоснованной, а на ее рассмотрение были затрачены время и деньги, с родителей мальчика взыскали еще 350 рублей судебных расходов.