Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  2. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке
  3. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  4. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  5. Прогноз по валютам: мощные курсовые качели раскачали доллар до максимума, но и это не предел
  6. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  7. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  8. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  9. При нападении в российском Дагестане были убиты более 15 силовиков, несколько гражданских и шесть боевиков


О будущем Беларуси, войне в Украине, наследии рода Радзивиллов и встрече с Александром Лукашенко DW поговорила с польским аристократом, меценатом и предпринимателем, князем Матеем Николаем Радзивиллом.

Мацей Радзивилл в 2020 году. Фото: Facebook / Maciej Radziwill 
Матей Радзивилл в 2020 году. Фото: Facebook / Maciej Radziwill

«Теперь может быть даже опасно путешествовать в Беларусь, но я надеюсь, что поеду снова в свободную Беларусь, — говорит князь Матей Николай Радзивилл. — Для меня это очень важная страна. Когда я путешествую в Несвиж — замок, костел, под костелом крипта, там останки более чем семидесяти Радзивиллов — там мое сердце работает очень быстро».

Журналист DW встретилась с князем в кофейне в центре Варшавы, недалеко — Президентский дворец, некогда принадлежавший Радзивиллам, и музей Вольной Беларуси, которому Матей, по его словам, немного помогает.

После войны Радзивиллы стали «классовыми врагами»

Матей Николай Радзивилл — представитель княжеского рода Радзивиллов герба «Трубы». Он принадлежит к Шидловецкой ветви Радзивиллов. Это название походит от названия имения Шидловец (в нынешнем Мазовецком воеводстве Польши. — Ред.), который в XVI веке принадлежал жене Николая Радзивилла Черного Эльжбете Шидловецкой. Позже представители этой линии также владели имениями на территории современных Литвы и Беларуси.

«У нас было имение Полонечка (теперь деревня в Брестской области. — Ред.). Там жил еще мой прадед, а потом его получил мой дядя, который жил там до Второй мировой войны», — рассказывает Матей Радзивилл.

Мацей Радзивилл и Алесь Таболич. Фото: Facebook / Робім Разам 
Матей Радзивилл и Алесь Таболич. Фото: Facebook / Робім Разам

После войны Радзивиллы стали «классовыми врагами». Князь Матей говорит, что людям из поколения его родителей было тяжело поступить в университет, получить хорошую работу, хотя «польский коммунизм не был таким страшным, как в Советском Союзе», где его родственников арестовывали, «лишали всего и даже жизни».

Отец Матея Радзивилла работал на стекольном заводе, семья жила в обычной квартире в доме для рабочих.

«Я был очень счастлив, что моя семья жила с бабушкой, которая была очень важной женщиной в аристократии, я знал много людей из разных семей. Когда я был мальчиком, я слушал все эти истории, как они жили в то время. Сапеги, Чарторыйские, другие аристократические семьи всегда были вместе», — вспоминает собеседник. К слову, жена князя Матея также принадлежит к роду Радзивиллов, она из Несвижской и Олыцкой (от названия замка в Олыке, сейчас Волынская область Украины. — Ред.) линии.

Первый Радзивилл, который поехал в Беларусь

Князь Матей называет себя «первым Радзивиллом, который поехал в Беларусь». Это было в конце 1980-х. Он побывал в Несвижском замке, когда там еще располагался санаторий Министерства сельского хозяйства. После Матей Радзивилл бывал в Несвиже много раз.

Когда началась реконструкция замка, приезжал туда со своей тетей Эльжбетой Томашевской: «Она была последней женщиной, для которой замок в Несвиже был домом. Когда я ходил с ней по замку, он снова начал жить». Эльжбета Томашевская знала белорусский язык и во время одного из визитов даже поинтересовалась, почему с ней разговаривают по-русски.

После окончания реконструкции Несвижского замка в 2012 году князь Матей Радзивилл встречался с Александром Лукашенко. «Тогда еще не было так много политических заключенных. Хотя (Лукашенко. — Ред.) это не мой герой, надо сказать, что он все-таки сделал реконструкцию замков в Несвиже и Мире», — говорит князь Радзивилл.

Но сейчас, по его словам, Беларусь в некотором смысле даже в худшем положении, чем Украина: «Украина, может быть, потеряет Крым, Донбасс, но сохраняет независимость, демократию и утверждает свою культуру. У вас есть опасность, что вы потеряете все, без войны вы можете потерять вашу державу, вашу культуру, ваше наследие», — не исключает Матей Радзивилл.

«В Польше многие понимают ситуацию в Беларуси»

В 1980-е годы князь Матей участвовал в борьбе с коммунизмом в Польше, в 1986-м даже был на короткий срок арестован. «Когда я был молодым человеком, я десять лет потерял в борьбе с коммунизмом, чтобы эта страна была свободной. Нам помогали братские люди с Запада, теперь наша очередь вам помогать, чтобы вы получили свободную страну, демократию, чтобы вы решили, что вы хотите».

По мнению Матея Радзивилла, белорусам следует «ждать какие-то изменения в Москве», когда «можно начать настоящую борьбу за демократичную, вольную Беларусь». Но также он считает важным, чтобы Польша, различные польские фундации и организации «поддержали белорусов, которые находятся в Варшаве», чтобы те «были готовы, когда снова будет хороший исторический момент», чтобы «Беларусь стала демократической страной».

Собеседник полагает, что в Польше многие понимают ситуацию в Беларуси, но в целом белорусской оппозиции нелегко изменить отношение к Беларуси у политических элит в Европе и США.

Матей Радзивилл в Украине. Фото: Facebook / Orystlava Sydorchuk
Матей Радзивилл в Украине. Фото: Facebook / Orystlava Sydorchuk

«Больше денег теперь идет на помощь Украине, я тоже активно помогаю. Мой фонд организует много гуманитарной помощи Украине. Мы также приглашаем в Польшу детей и женщин, которые потеряли своих отцов и мужей. Но прежде всего мы помогаем нескольким организациям, а также деревням, где много беженцев из восточной Украины», — рассказывает Матей Радзивилл. По его словам, в некоторых деревнях в Западной Украине больше 10−15% населения — беженцы с востока.

«У нас была такая надежда, как у вас три года тому назад»

Также фонд поддерживает гуманитарные организации, связанные с украинской армией: недавно купили специальный автомобиль для транспортировки погибших солдат. Князь Матей говорит, что обычно никто не хочет делать такие «подарки».

«А я вижу, как для них важно, чтобы их герои были похоронены как герои. Важно поддерживать контакты с украинцами, потому что они тоже борются за нас», — отмечает собеседник, который с начала полномасштабной войны побывал в Украине больше 5 раз.

Матей Радзивилл также искренне восхищается белорусскими добровольцами, которые сражаются на стороне Украины, хоть лично ни с кем из них не знаком: «Для меня это настоящие герои, люди, которые понимают, что сказал Костюшко: за нашу и вашу вольность».

Возвращаясь к ситуации в Беларуси, князь Радзивилл отмечает, что он «все-таки оптимист». И вспоминает, как его бабушка и другие родственники говорили, что «Сталин, Брежнев — это все закончится», надо подождать.

По его словам, в 1980-е годы «в Польше все были очень грустные, потому что у нас была такая надежда, как у вас три года тому назад, и потом все закончилось».

«Я был молодым человеком, хотел что-то развивать, печатал книги. Помню, профессор сказал мне: “Что ты хочешь делать?” — “Я хочу бороться против коммунистов”. Он сказал: “Если ты будешь бороться за независимость Польши, может быть, выучишь иностранные языки?” — вспоминает Матей Радзивилл. — Все люди, которые против режима Лукашенко, не должны потерять энергию, чтобы потом приготовиться, потому что после бури приходит солнце».