Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Доллар шел на рекорд, но все изменилось. Каких курсов теперь ждать на неделе?
  2. Эксперты: Россия может активизировать наступление, пользуясь «окном» до поступления помощи США
  3. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев
  4. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам
  5. Владеют дорогим жильем и меняют авто как перчатки. Какое имущество у семьи Абельской — экс-врача Лукашенко и предполагаемой мамы его сына
  6. Эксперты рассказали, как удар по судну «Коммуна» навредит Черноморскому флоту России и сократит количество обстрелов Украины «Калибрами»
  7. Минск снова огрызнулся и ввел очередные контрсанкции против «недружественных» стран (это может помочь удержать деньги в нашей стране)
  8. Национальность Брежнева и имя Андропова, бандитизм Сталина и отсидка Королева. Какие факты из биографий известных людей скрывали в СССР
  9. Лукашенко назначил двух новых министров
  10. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»


Ганна Камлач,

В Киеве с лета 2023 года работает TMS Hub — спортивное пространство, где военные и ветераны с различными травмами занимаются бразильским джиу-джитсу. Основал центр белорус Артем Кузьмич — ветеран АТО с позывным Грот. Пять лет назад он подорвался на мине, а после ампутации ноги увлекся джиу-джитсу и выиграл несколько турниров. «Медиазона» рассказывает его историю.

Артем Кузьмич. Фото из личного архива
Артем Кузьмич. Фото из личного архива

«Ампутация ниже колена — это не суперстрашно». Травма

Февраль 2019 года, во время боевой задачи Артем наступает на мину. Рядом оказался побратим — белорус Алексей Скобля Тур. Он наложил Гроту турникеты.

— Он сказал: «Лежи, отдыхай, все нормально». Я спросил: ампутация выше колена или ниже? Он сказал, что ниже. Я — военный-профессионал. Я понимаю, что ампутация ниже колена — это не суперстрашно.

Белорус потерял половину стопы на месте, позже ему ампутировали ногу на уровне трети голени. Через четыре месяца лечения и реабилитации Артем вернулся на службу в Силы специальных операций в качестве инструктора.

— Я принял то, что не смогу участвовать в войне так, как я привык, в задачах прямого действия. У меня были какие-то фантомные боли, может, еще что, но это обычная история, когда мозг не принимает, что нога ампутирована. Но так, чтобы я сел на стакан или начал колоться, траву курить или еще что-то — нет, такого не было.

Добровольцем Артем стал в 2014 году — тогда ему было 18. Белорус начинал в «Азове», в ССО перешел в 2016 году, чтобы «стать профессиональным военным, а не просто иностранным добровольцем с автоматом». Детально о своей специальности и боевых действиях, в которых он участвовал, белорус не рассказывает.

— Просто могу сказать, что я старался быть максимально эффективным, всегда искал куда и как залезть подальше и поглубже, научиться всему и побольше.

Чем дольше Артем жил в Украине, тем больше очаровывался страной, но о Беларуси не забывал — ее освобождение всегда «шло вместе» с освобождением Украины. «И по сей день это одно и то же, настолько мы связаны одним врагом, просто у нас разные стадии поглощения этим врагом», — считает он.

Поехал на Майдан, отсидел «сутки», стал добровольцем. Отъезд в Украину

В 2014 году 18-летний Артем следил за событиями Евромайдана. Он решил поехать в Киев после того, как увидел, что силовики стреляют в протестующих. «Когда я увидел, что людей с деревянными щитами просто расстреливают, а они не уходят, почувствовал, что эти люди близки мне по духу», — говорит белорус.

Когда он добрался до Киева, «революция достоинства» закончилась. Через несколько месяцев Артем вернулся в Минск, где начался чемпионат мира по хоккею. Парня «превентивно» арестовали на 15 суток за «участие в массовом мероприятии». В день освобождения его задержали повторно, в изоляторе Артем провел еще пять дней.

— Я хотел, чтобы мы сделали революцию, как в Украине, чтобы мы сменили режим. Но я не видел ни малейшего движения наших оппозиционных сил на радикальное решение ситуации. Я понимал, что живу в диктаторской стране, и поменять режим может только силовой вариант, — говорит он.

Однажды парень гулял по Минску со своим другом Ильей Хреновым — позже он станет добровольцем в Украине и возьмет позывной Литвин — и встретил Владимира Некляева. Артем решил посоветоваться с политиком — тот разговор он вспоминает так:

— Владимир Прокофьевич, добрый вечер! А скажите, что нам делать вообще? Вы, как лидер мнений, что нам скажете?

— А что вы готовы делать?

— Мы такие молодые люди, что готовы делать все, что угодно. Не потому, что мы криминалитет, а потому что мы ради своей страны готовы просто на все.

— Нет у нас сил таких радикальных, чтобы что-то поменять. Вы либо сядете в тюрьму, либо вас убьют. Поэтому, если вы готовы, вам надо ехать в Украину и воевать с Россией. Как только режим рухнет в Москве, с Беларусью даже не надо будет разбираться.

«Не дословно, но смысл такой был, что на улицах Минска невозможно добиться свободы Беларуси. У меня эта идея зрела, он просто подтвердил то, что я сам увидел», — добавляет Артем.

В это время в Украине начал формировался батальон «Азов» — с его бойцами Артем успел познакомиться, когда ездил в Киев.

— Мне во «ВКонтакте» еще тогда написали, что можно приехать, есть оружие. И выбор был очевиден. Если ты мужчина, патриот Беларуси, и тебе было от 18 лет в 2014 году, ты должен был ехать воевать в Украину. Других вариантов нет, — считает он.

Случайно попал на тренировку, стал чемпионом мира. Джиу-джитсу

Через полтора года после ранения Артем попробовал джиу-джитсу. Он пришел в спортивный зал, где занимались товарищи, параллельно там проводили тренировку по единоборству.

— Просто поздоровался, а они мне говорят: «Давай, попробуй поборись. Мы видели в Instagram, что люди с ампутациями что-то там могут, что-то у них получается», — вспоминает он.

Артем Кузьмич. Фото: TMS
Артем Кузьмич. Фото: TMS

Белорус начал много тренироваться — в самом начале «не было даже шанса выиграть хоть один балл или сделать прием», а через три-четыре месяца занятий у Артема получилось побороть полностью здорового человека.

— Я понял, что этот спорт адаптивный для людей с ампутациями. Сначала я понял, что могу тренироваться без протеза и выигрывать у здоровых людей — в том числе из-за того, что у меня нет стопы, — говорит он.

Бразильское джиу-джитсу подходит для людей с любыми травмами — это «возня внизу», для которой не нужны обе руки или ноги, добавляет ветеран. Полгода тренировок — и Артем выиграл украинский чемпионат среди белых поясов. В 2021 году он уволился из ВСУ и стал уделять джиу-джитсу все свободное время.

— Я решил еще сильнее и больше тренироваться, строить планы, как это масштабировать. Я хотел поделиться своим опытом и затянуть в этот вид спорта как можно больше людей с ампутацией.

Самым значительным спортивным достижением Артем называет победу в чемпионате Бразилии в общей категории синих поясов среди взрослых. Там же белорус стал чемпионом мира по пара-джиу-джитсу в своей категории мобильности.

«Мы сделали первую тренировку, и умер Пригожин сразу». Хаб для военных

Белорус загорелся идеей инклюзивного зала для военных. Такие он видел в Бразилии — там спортсменов разбивают по разным классам мобильности и создают для них инфраструктуру.

— Я видел людей, которые парализованы по грудь, и они соревнуются между собой. Если у тебя нет стопы или колена, ты можешь быть конкурентным среди здоровых людей. Если у тебя ампутации тяжелые, двойные ампутации стоп, двойные ампутации выше колена или ампутация руки, то, скорее всего, ты у здорового человека не выиграешь, но можешь бороться все равно.

В 2023 году Артем выступал на нескольких соревнованиях украинской лиги TMS и выиграл золото среди обладателей пурпурного пояса. Представители лиги знали о его идее и предложили ветерану создать первый в Украине зал для военных.

— Мы два месяца его строили, сделали первую тренировку, и умер Пригожин сразу, — шутит белорус.

Артем Кузьмич. Фото из личного архива
Артем Кузьмич. Фото из личного архива

До полномасштабной войны Артем думал об одном небольшом зале для военных, но с началом активных боевых действий понял, что людей с различными травмами будет все больше.

— Я прекрасно понимал, что в Украине будет много борцов с ампутациями. Это неминуемо, потому что люди будут искать активность, и мы им будем ее создавать. Кроме бразильского джиу-джитсу, нет ни одного активного адаптивного вида спорта, который может забрать всех. Пара-джиу-джитсу — это что-то большее, чем спорт.

Сейчас тренироваться в TMS Hub ходят около 30 человек. Спортивное пространство работает бесплатно и открыто для всех военных — неважно, есть у них ранение или нет, отмечает Артем. Около половины тренирующихся — люди с травмами: ампутациями, осколочными ранениями, перебитыми связками.

— У нас не только спорт, а еще и тусовка. Мы друг друга поддерживаем, у нас, естественно, свой уровень шуток и черного юмора — такого всего, что гражданские бы точно не поняли, — говорит ветеран.

Артем надеется, что как можно больше людей увидят, что реабилитация военных с помощью джиу-джитсу эффективна: «они не пропадают, они борются, занимаются», — говорит он.

В конце октября в зале прошли всеукраинские соревнования по джиу-джитсу с категорией для людей с инвалидностью. В них участвовали пятеро подопечных хаба: двое человек без стоп, еще двое с перебитыми сухожилиями на стопе и один с ампутацией выше колена. Еще один параатлет — парень из Житомира, после ожогов у него нет по половине кистей.

— Прошли хорошо, всем парням понравилось. Парень без двух стоп — Вася наш — выступил в открытой категории со здоровыми людьми, правда, проиграл схватку. Также в открытой категории выступил парень с ампутацией выше колена. К сожалению, тоже проиграл.

После турнира в зале появились «новенькие», рассказывает Артем. В хаб пришла и новая тренер.

— Пришла получить опыт работы с людьми с инвалидностью. Она провела первую тренировку в госпитале «Феофания», где парни со свежими ампутациями лежат.

Белорус планирует открыть по залу в каждом областном городе Украины и несколько залов в Киеве. Столько их нужно, чтобы покрыть всех потенциальных атлетов, считает Артем.

— Пока мы с вами говорим, идет война, и кто-то получил ампутацию. Он даже не понимает, что через четыре, пять, шесть месяцев он заживет, и, скорее всего, будет бороться и заниматься пара-джиу-джитсу.