Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым
  2. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  3. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  4. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  5. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  6. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну
  7. В Израиле отменили конференцию к 80-летию освобождения Беларуси из-за антисемитских высказываний Лукашенко
  8. Лукашенко годами требует решить вопрос с умирающими магазинами «у дома». В соседней Польше это давно сделала «Жабка» — вот как
  9. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  10. ГПК увидел «концентрацию» HIMARS, Bradley, гаубиц и военных у границы Украины с Беларусью и предупредил о «недопустимости провокаций»
  11. Российское госСМИ сфальсифицировало интервью главы МАГАТЭ Гросси — эксперты рассказали, с какой целью
  12. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  13. Эксперты рассказали, чем выгоден режиму Ким Чен Ына визит Путина и что российский президент хочет получить от Северной Кореи взамен


Витебская пророссийская активистка Эльвира Мирсалимова отсидела двое суток в изоляторе временного содержания из-за перепечатки поста погибшего в Санкт-Петербурге российского пропагандиста Владлена Татарского. На своей странице Вконтакте она поделилась впечатлениями.

Эльвира Мирсалимова. Фото: racyja.com
Эльвира Мирсалимова. Фото: racyja.com

По словам Мирсалимовой, ее задержали «ровно месяц назад» — то есть 8 февраля.

У женщины трое несовершеннолетних детей (в том числе ребенок-инвалид), но, несмотря на это, ее задержали.

— Сотрудник разрешил позвонить родным, чтобы все же мне привезли необходимые вещи. Из того, что мне привезли, разрешили взять только жилетку, прокладки и зубную пасту со щёткой (всем этим потом делилась с сокамерницами, им не так повезло иметь эти вещи в изоляторе: для передачек «политическим» разрешены только лекарства).

После разбирательства ее отправили в изолятор.

— В изоляторе «принимали» шестерых. Поэтому мне благородно позволили посидеть в наручниках за спиной в тесной милицейской машине до трех часов ночи. До сих пор не восстановилась чувствительность кожи на одной руке.

Мирсалимову отправили третьей в двухместную камеру.

— Все оказались «политическими». За подписки на каналы, по их словам. Мне досталась верхняя «шконка», металлический остов без матраса и подушки: одна из женщин из-за болей в спине могла спать только сидя на полу. Оказалось, «политическим» создавались максимально «уютные условия». Принципиальный момент «народного единства».

Судя по слову «оказалось», для женщины эта информация в 2024 году стала откровением.

— Подъем наступил быстро. За ночь дважды поднимали. Все проверки у «политических», в отличие от других задержанных — исключительно в наручниках. Заново знакомились, называли фамилии для запамятовавших интересующихся. Мальчики-конвоиры ведь тоже «сидят», только с другой стороны решётки, им тоже нужно как-то развлекаться.

Днем проверок больше — четыре раза.

— Но для «политических» тоже с наручниками. Судя по оплаченному счету за питание в изоляторе, нам давали исключительно фондю из ягненка, омаров, стейк из мраморной говядины, из напитков — «Курвуазье» и «Мадам Клико»…

Потом активистку перевели в более просторную камеру, где она столкнулась с «бомжихой в обоссаной шубе и с гниющими ногами (сотрудники перед проверкой нашей камеры шутили: „а теперь закрываем носы“). Не политическая. Обычная забулдыга. Но тоже без матраса, который ей-то точно полагался».

Как вариант для «освежения» воздуха в камеру дали хлорку.

— Итак, четыре женщины 25, 42, 62 и 65 лет — спали в вони, холоде (мы сами открывали форточку), на металлических шконках без матраца, укрывшись куртками. В «комфорте» унижения и презрения. Моя младшая дочь, увидев меня в суде в наручниках, проболела неделю.

Как сообщалось ранее, на 15 февраля был назначен суд над Мирсалимовой по статье о массовых мероприятиях. Еще одно судебное заседание состоялось 28 февраля. В тот раз ей вменялись административные статьи о нарушении законодательства о массовых мероприятиях и пропаганде нацистской символики. Результаты процессов неизвестны.

Мирсалимова ранее сообщала, что против нее «выдвинуты обвинения», заведено дело и избрана мера пресечения. При этом она не уточнила, речь идет об уголовной или административной статье.