Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Практически не спала в ШИЗО, теряла сознание. В штабе Бабарико рассказали, что предшествовало госпитализации Колесниковой
  2. Рост недовольства среди белорусских военных, вторая волна мобилизации и авторитет Кремля. Главное из сводок на 287-й день войны
  3. «Нет никакой политики». Министр образования объяснил, что нужно сделать частным школам, чтобы продолжить работу в Беларуси
  4. Продажи почти всех брендов автомобилей в Беларуси стремятся к нулю. Лишь у одного производителя — резкий рост
  5. «Будем создавать политический субъект». «Киберпартизаны» и полк Калиновского объявили о совместной политической деятельности
  6. К захвату объектов в Украине планировали привлечь и белорусов? Британские аналитики рассказали, как Кремль хотел выиграть войну
  7. «Многодетные и люди в погонах — это наши первоочередники, даже сверхпервоочередники». Лукашенко собрал совещание по жилью для военных
  8. Власти готовятся к наступлению российских войск на Украину? Юрист прокомментировал, о чем говорят новые дополнения в Уголовный кодекс
  9. Испания проиграла Марокко, не реализовав ни одного пенальти. Главное о матчах 1/8 финала футбольного чемпионата мира
  10. Путин заявил, что угроза ядерной войны в мире нарастает, но «Россия исходит из концепции ответно-встречного удара»
  11. Помните мальчика-героя Рому, который вынес из огня брата? У его семьи снова сгорел дом
  12. «Зачем всех вызывают в военкомат?» Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  13. Мария Колесникова рассказала, что в больницу ее привезли с перитонитом
  14. Шойгу назвал цифру потерь украинской армии в ноябре и заявил о захвате шести населенных пунктов на Донбассе
  15. Получивший оперный «Оскар» белорусский дирижер — об отъезде из России, увольнении из Минска в 2020-м и работе в Одессе во время войны
  16. Путин: Только половина мобилизованных находятся в зоне «СВО». Разговоры о дополнительной мобилизации не имеют смысла
  17. Удары по тыловым российским аэродромам и более 60 сбитых ракет из 70 выпущенных по Украине. Главное из сводок штабов
  18. Вместо политзаключенного Алеся Беляцкого на вручении Нобелевской премии выступит его жена. Туда пригласили и Тихановскую
  19. Для предпринимателей хотят заметно поднять один из основных налогов и ввести другие новшества
  20. Дроны бьют по важнейшим авиабазам России вдалеке от границы. Рассказываем, как такое возможно
  21. «Я думал — это же земляки, белорусы, как они могут быть такими?» Монологи бывших политзаключенных о том, как людей «лечат» за решеткой
  22. «Когда началась война, никто из белорусских чиновников не написал». Интервью с главой Ровенской области
  23. «Русские не отчаиваются — самогон у местных покупают». Поговорили с жительницей оккупированного Бердянска — о военных РФ и ожидании ВСУ
  24. В Беларуси проверяют систему реагирования на акты терроризма


Журналистка курдского телеканала NRT рассказала о том, как ее не пустили в Беларусь. Она прилетела в Минск 22 ноября, чтобы сделать репортаж о ситуации на границе, но белорусские пограничники отправили ее назад в Стамбул. «Радыё Свабода» поговорило с девушкой.

Фото: nrttv.com​
Фото: nrttv.com​

Курдская журналистка Жьян Али работает на общественном телеканале NRT с миллионной аудиторией. Как рассказала журналистка, телеканал популярен в иракском Курдистане. Вещание идет на курдском, на арабском и на английском языках.

 — Я прилетела в минский аэропорт 22 ноября, чтобы посетить Беларусь и сделать репортаж про ситуацию с мигрантами на границе. Но от того, что происходило, я почувствовала себя каким-то «большим боссом» мафии, — рассказала журналистка.

У девушки — паспорт Дании, где указано, что она родилась в Ираке.

— Меня сразу спросили, имею ли я родственников там. Я ответила, что да, но выросла я в Дании. Тогда они спросили, что я буду делать в Беларуси. Я рассказала, что прилетела на каникулы и что также хочу поговорить с мигрантами на белорусско-польской границе. И тогда они сказали: «Пройдемте с нами», — описывает девушка свой прилет в Минск.

Ее завели в комнату, где были два офицера, они не говорили по-английски.

 — Когда я спросила, что я такого сделала, они только смеялись и не отвечали. Потом пришел какой-то молодой офицер, который немного говорил по-английски. Я объяснила, что проинформировала посольство Дании, что буду в Беларуси с 22 по 28 ноября. Тогда они снова попросили мои документы, и я им показала свою британскую пресс-карту. Они забрали все мои документы и снова сказали ждать. В общем я просидела там более 3,5 часов.

Фото: svaboda.org
Фото: svaboda.org

Потом девушке сказали, что ей отказано во въезде в страну. Причину не объяснили, а посадили на самолет в Стамбул.

—  Кстати, мое иракское имя Жьян Али, но во всех документах я Жиян Катарина Моберг, поэтому белорусские власти потом говорили, что вообще никакая Жьян Али не прилетала в Беларусь.

Погранкомитет Беларуси назвал причиной отказа во въезде журналистке отсутствие аккредитации от МИДа.

 — Никто не говорил мне, что в Беларусь нельзя ехать без разрешения белорусских властей. У меня есть международная пресс-карта и у меня гражданство Дании. Я могу легально въехать в Беларусь. Все, что мне сказали: «Нам нельзя вам ничего говорить, вы должны лететь назад в Турцию». Я объясняла, что я как журналист имею право знать, что происходит. Они только говорили: «Наша страна не хочет видеть вас у нас», — рассказывает девушка. —  Я не знала многого про Беларусь. Знала, что на границе с Польшей много мигрантов из Ирака, в том числе и курды. В то же время я слышала много плохих вещей про белорусскую милицию и офицеров и про то, как они обходятся с мигрантами на границе. Я больше никогда не хотела бы посещать Беларусь. Потому что не хочу быть в месте, где, когда ты просишь человеческого отношения, тебя не понимают. Поэтому больше никогда. Нет.