Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Что станет следующей разменной монетой?» Тихановская ответила на вопросы из интервью Лукашенко
  2. Министр юстиции рассказал, почему в Беларуси были закрыты некоторые некоммерческие организации
  3. Посмотрели, чем известны пограничники, судьи, силовики и работники госСМИ, попавшие под новые санкции. У многих — госнаграды
  4. «Вся страна дрожала». История первого маньяка независимой Беларуси
  5. Белгидромет объявил желтый уровень опасности на субботу и воскресенье
  6. «Это было просто выживание». История шести сирийцев, добравшихся через Беларусь в Нидерланды
  7. «Убежали, перестали платить, прикрываются покровителями». Замглавы АП высказался про новый налог, который может затронуть Lamoda и Wildberries
  8. Замглавы АП рассказал, какой ущерб ожидается от санкций ЕС и как его планируют возмещать
  9. «Воскрес» в Алжире, изобрел доилку, пугающую коров, и стал отцом «Нивы». История белоруса, у которого все получилось
  10. В объединенном санкционном списке 22 предприятия. Кто в него попал?
  11. Адвокаты — о том, что грозит тем, кто «донатил» проектам — теперь уже экстремистским формированиям, или получал от них помощь
  12. Макей из Швеции прокомментировал присутствие Тихановской в Стокгольме во время СМИД ОБСЕ
  13. Погранкомитет Беларуси заявил, что украинский вертолет нарушил границу (Украина опровергает). Видео инцидента


Журналистка курдского телеканала NRT рассказала о том, как ее не пустили в Беларусь. Она прилетела в Минск 22 ноября, чтобы сделать репортаж о ситуации на границе, но белорусские пограничники отправили ее назад в Стамбул. «Радыё Свабода» поговорило с девушкой.

Фото: nrttv.com​
Фото: nrttv.com​

Курдская журналистка Жьян Али работает на общественном телеканале NRT с миллионной аудиторией. Как рассказала журналистка, телеканал популярен в иракском Курдистане. Вещание идет на курдском, на арабском и на английском языках.

 — Я прилетела в минский аэропорт 22 ноября, чтобы посетить Беларусь и сделать репортаж про ситуацию с мигрантами на границе. Но от того, что происходило, я почувствовала себя каким-то «большим боссом» мафии, — рассказала журналистка.

У девушки — паспорт Дании, где указано, что она родилась в Ираке.

— Меня сразу спросили, имею ли я родственников там. Я ответила, что да, но выросла я в Дании. Тогда они спросили, что я буду делать в Беларуси. Я рассказала, что прилетела на каникулы и что также хочу поговорить с мигрантами на белорусско-польской границе. И тогда они сказали: «Пройдемте с нами», — описывает девушка свой прилет в Минск.

Ее завели в комнату, где были два офицера, они не говорили по-английски.

 — Когда я спросила, что я такого сделала, они только смеялись и не отвечали. Потом пришел какой-то молодой офицер, который немного говорил по-английски. Я объяснила, что проинформировала посольство Дании, что буду в Беларуси с 22 по 28 ноября. Тогда они снова попросили мои документы, и я им показала свою британскую пресс-карту. Они забрали все мои документы и снова сказали ждать. В общем я просидела там более 3,5 часов.

Фото: svaboda.org
Фото: svaboda.org

Потом девушке сказали, что ей отказано во въезде в страну. Причину не объяснили, а посадили на самолет в Стамбул.

—  Кстати, мое иракское имя Жьян Али, но во всех документах я Жиян Катарина Моберг, поэтому белорусские власти потом говорили, что вообще никакая Жьян Али не прилетала в Беларусь.

Погранкомитет Беларуси назвал причиной отказа во въезде журналистке отсутствие аккредитации от МИДа.

 — Никто не говорил мне, что в Беларусь нельзя ехать без разрешения белорусских властей. У меня есть международная пресс-карта и у меня гражданство Дании. Я могу легально въехать в Беларусь. Все, что мне сказали: «Нам нельзя вам ничего говорить, вы должны лететь назад в Турцию». Я объясняла, что я как журналист имею право знать, что происходит. Они только говорили: «Наша страна не хочет видеть вас у нас», — рассказывает девушка. —  Я не знала многого про Беларусь. Знала, что на границе с Польшей много мигрантов из Ирака, в том числе и курды. В то же время я слышала много плохих вещей про белорусскую милицию и офицеров и про то, как они обходятся с мигрантами на границе. Я больше никогда не хотела бы посещать Беларусь. Потому что не хочу быть в месте, где, когда ты просишь человеческого отношения, тебя не понимают. Поэтому больше никогда. Нет.