Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Как ни доказывал — поехал на разворот». Как сейчас проверяют вещи на беларусско-польской границе
  2. ГПК: После вступления в силу ограничений Литва развернула в Беларусь шесть легковушек. Литовская сторона приводит цифру выше — более 26
  3. «Я же у Гриши просто вырвал Марго из рук». Большое интервью с супругом Маргариты Левчук после новости об их свадьбе
  4. Зачем такие ограничения и как долго они будут? МИД Литвы прокомментировал «Зеркалу» запрет на въезд авто с беларусскими номерами
  5. Украина методично уничтожает средства ПВО армии РФ в российском тылу и на оккупированных территориях — эксперты рассказали, с какой целью
  6. Если вы покупаете товары на AliExpress, Ozon или Wildberries, то есть риск, что шопинг для вас подорожает. И вот почему
  7. Почему Лукашенко ввел безвиз с «недружественными» странами? Спросили у эксперта
  8. Огромное озеро у парка Челюскинцев, у ТРЦ Palazzo — море. На Минск обрушился сильный ливень
  9. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  10. Похоже, к 30-летию Лукашенко во власти окончательно оформляется его культ личности. Мы нашли документ с подтверждениями
  11. Российские СМИ вольно интерпретировали слова Медведева, но тем самым подтвердили истинные цели в войне: «Украина исчезнет до 2034 года»
  12. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года
  13. Что российские «Шахеды» делают в небе над Беларусью? Разбираем основные версии и рассказываем, насколько они опасны
  14. Силовики ищут даже удаленные фото. Рассказываем, где их можно найти


Несколько недель назад, 12 марта, в 11-й городской больнице Минска умер 24-летний минчанин Даниил. Как рассказал «Зеркалу» знакомый молодого человека, его лечили от синусита после выравнивания носовой перегородки. Позже стало известно, что парень скончался после укола антибиотика. Рассказываем подробности ЧП.

11-я городская клиническая больница Минска. Фото: relax.by
11-я городская клиническая больница Минска. Фото: relax.by

«У нас всех был шок, потому что он молодой и здоровый парень»

По словам знакомого Даниила Сергея (имя изменено), перед операцией молодой человек проходил медкомиссию в военкомате. В армию его не взяли из-за проблем с перегородкой и сложности с дыханием и направили в больницу, чтобы исправить ситуацию.

— Это и правда было нужно, потому что к тому времени он совсем перестал дышать, только с лекарствами мог, — говорит собеседник. — И вот в конце февраля лег в больницу. Ему сделали операцию. Все было нормально. Конечно, нос болел, это понятно, но других проблем не было. И через неделю Даниила выписали домой, он продолжал лечиться и чувствовал себя нормально. Единственное, что развился синусит, хотя температуры не было. Тогда в понедельник, 11 марта, он поехал к врачу, и она предложила на неделю лечь в больницу. И вот утром во вторник, 12 марта, мама отвезла его в 11-ю больницу, грубо говоря, с насморком, а вечером ей позвонили и сказали, что Даниил умер.

Сергей отмечает: в медицинских документах указано, что причиной смерти стал анафилактический шок (то есть острая аллергическая реакция) после введения антибиотика цефтриаксон. Состояние молодого человека ухудшалось стремительно, и реанимировать его не удалось.

— Насколько я знаю, все произошло очень быстро, буквально за минуты. Ему сделали укол, его вырвало, он сказал: «Плохо дышать», и отключился, — рассказывает Сергей. По его словам, аллергии на лекарства у Даниила до этого не было.

— Сама лечащая врач говорила, что препарат той же группы парню уже кололи раньше и все было в порядке, — объясняет молодой человек. — Вообще не знаю, зачем они это назначили, тем более внутривенно. Даниил вроде не настолько сильно болел, и синусит не был запущенным. Когда это произошло, у нас всех был шок, потому что он молодой и здоровый парень.

Сергей отметил, что такая смерть молодого человека в больнице по умолчанию ЧП, и в прокуратуре сразу начали проверку. Но родные Даниила все равно написали заявление с просьбой разобраться, стало ли причиной трагедии «ненадлежащее оказание помощи».

На данный момент проверка продолжается, но по итогам вскрытия семье сообщили, что внутренние органы у молодого человека абсолютно здоровые. А результаты гистологии (анализа тканей) станут известны только в середине апреля.

Врач: «Такие вещи практически невозможно предсказать»

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Reuters
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

О том, насколько вероятна острая реакция на лекарства и как можно себя обезопасить, мы поговорили с врачом-терапевтом с шестилетним стажем Виктором (имя изменено). Говоря о цефтриаксоне, он отмечает, что это лекарство применяют довольно часто.

— Этот препарат вообще очень широкого спектра действия, — рассказывает медик. — Чаще всего его используют для лечения инфекций мочеполовой системы, почек, в случае воспаления дыхательных путей, брюшных инфекций.

Что касается острой реакции на лекарства, и в частности на антибиотики, то это часто непредсказуемая ситуация, говорит собеседник. Дело в том, что анафилаксия представляет собой гиперчувствительность первого типа и может развиться на абсолютно любое вещество: от шоколада до определенного препарата.

— Причем антибиотики обладают повышенным риском возникновения аллергических реакций, — говорит доктор. — Насколько я знаю, вероятность этого около 0,1−001%. Но когда препарат распространенный и его принимают повсеместно, то количество людей, у которых происходит подобная реакция, будет заметным. Но не у всех она будет перетекать в анафилактический шок. Влияет очень много разных нюансов: путь попадания препарата (если вводить лекарство внутривенно, биодоступность будет выше, оно быстрее всасывается и распространяется, чем если принимать оральным способом), концентрация вещества и время подачи. К тому же в основе аллергической реакции лежит механизм сенсибилизации (повышение чувствительности организма к воздействию какого-либо фактора окружающей или внутренней среды. — Прим. ред.). А значит, чтобы развился анафилактический шок, нужно, чтобы человек уже контактировал с тем или иным веществом. То есть при первом попадании цефтриаксона в организм его не будет, а во второй раз уже может. Или у человека никогда раньше не было реакции при дозировке в 100 мг, но она начнется при дозировке в 1000. Поэтому, к сожалению, такие вещи практически невозможно предсказать.

«Во многих учреждениях в Беларуси просто нет возможности проверить, будет ли у пациента аллергия»

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com / Olga Kononenko
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com / Olga Kononenko

Сложности в диагностировании аллергий и анафилактической реакции добавляет и проблема взаимодействия препаратов, продолжает Виктор. Например, у человека не было никакой реакции на цефтриаксон, но если принять его вместе с парацетамолом, при их взаимодействии может образоваться вещество, которое вызовет анафилактическую реакцию.

— Кроме того, гиперчувствительность не всегда связана именно с антибиотиком, — отмечает врач. — В составе любого препарата есть вспомогательные вещества (консерванты, стабилизаторы и так далее), и у каждого производителя они разнятся. Лет семь назад был случай, насколько я помню, как раз с цефтриаксоном — наблюдалось очень много аллергических реакций. Тогда изымали партию и разбирались с этим. Поэтому эта тема очень сложная.

Ранее в Беларуси уже были случаи анафилактического шока от цефтриаксона. Так, в январе 2017 года в течение трех дней три человека умерли после введения этого препарата. После этого под временный запрет для использования попали цефтриаксон и гидрохлорид лидокаина производства Борисовского завода медицинских препаратов. Само предприятие потеряло на скандале около 2,5 миллиона долларов.

Если у вас есть опасения, что после принятия препарата может возникнуть анафилактический шок, нужно обратиться к аллергологу и сдать пробы. Но гарантировать 100-процентную эффективность здесь сложно, уточняет Виктор, особенно, если вы не знаете, что именно искать.

— В Беларуси такие пробы бесплатные, но только по показаниям от аллерголога, — объясняет собеседник. — Потому что можно делать огромное множество разных проб и тестов, но они все не имеют никакого смысла, если ты изначально не знаешь, в каком направлении смотреть. К примеру, в случае с астмой, системной красной волчанкой, различными видами аутоиммунных заболеваний пациенты более подвержены аллергическом реакциям. А если она есть на пенициллин, то у небольшого процента людей возникает перекрестная реакция и на цефтриаксон. Но у обычного человека она может быть на все, что угодно, просто вы могли раньше с этим не сталкиваться. Грубо говоря, у меня может быть аллергия на мясо единорога, но я просто никогда его не попробовал. Тем более у многих проб чувствительность не такая высокая, что означает большое количество ложноположительных и ложноотрицательных результатов.

Анафилактический шок, который произошел с Даниилом, развивается молниеносно, от пары минут до часа, отмечает медик. У человека возникает удушье, отечность гортани и других органов, начинаются проблемы с дыханием. Также сжимаются сосуды, могут поражаться почки, печень. Но чаще всего в такой ситуации люди умирают именно от удушья.

— Лечение анафилактического шока — это всегда адреналин (он же эпинефрин) и кортикостероиды. К сожалению, в Беларуси, насколько я узнавал, вообще недоступен адреналин в виде шприц-ручек для одноразового применения, — рассказывает врач. — Но с их помощью можно экстренно помочь человеку. То есть люди, у которых есть реакция на какие-то препараты или укусы пчел, к примеру, должны иметь с собой такую шприц-ручку на случай, если что-то произойдет. Возвращаясь к лечению, если адреналин и кортикостероиды не помогают, тогда идет интубация, ИВЛ, в дальнейшем поддерживающая терапия в зависимости от ситуации. Если же какой-то препарат назначают в больнице, то во многих учреждениях в Беларуси просто нет возможности проверить, будет ли у пациента аллергия. Не в каждой даже есть аллергологическое отделение. Поэтому, грубо говоря, с точки зрения практики, медикам проще поставить рядом с человеком реаниматолога с адреналином наготове и набором для интубации, чем пытаться что-то узнать заранее.