Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  2. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов
  3. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  4. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  5. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  6. Россия стремится захватить Волчанск, чтобы завершить первый этап наступления, а Украина хочет лучше наносить удары по территории РФ
  7. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  8. «Нет никаких признаков, что пассажиры выжили». Спасатели нашли разбившийся вертолет президента Ирана — он погиб
  9. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко
  10. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились


«Как-то раз мама не смогла улететь в командировку, потому что бабушка спрятала ее билет на самолет», — вспоминает внучка страдающей деменцией минчанки. Однако одержимость воровством и идеи фикс — лишь часть проявлений этого заболевания у пожилых людей. Беларусы рассказали «Минск-Новостям» о жизни с родственницей, которую одолевает старческое слабоумие, а психолог дала совет близким, как себя вести с такими людьми.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

Навязчивые убеждения и пропавший паспорт

— Изначально мы не думали, что у бабушки развилась деменция, — списывали все на характерную для такого возраста забывчивость. Но в какой-то момент стало понятно, что все намного серьезнее, — рассказала внучка пожилой минчанки Василиса. — Она стала забывать элементарные вещи: например, свое предыдущее место работы, принимала ли сегодня лекарства, спала ли и т. д. Бабушка никогда не теряла нить разговора, но буквально через две минуты могла не помнить, о чем мы только что беседовали.

Первыми «звоночками» о том, что у пенсионерки развивается деменция, стал момент, когда она вышла из магазина и не смогла попасть домой. Хотя речь шла о давно изученных маршрутах — они не менялись изо дня в день. Женщина просто забыла дорогу. Разумеется, испытала сильнейший стресс. В последующем аналогичные ситуации повторялись.

— В какой-то момент у бабушки стали прогрессировать обсессии (они проявляются в виде навязчивых образов, мыслей, страхов, желаний). Она начала прятать по дому вещи, так как была убеждена в том, что ее хотят ограбить, — рассказывает собеседница. — Среди всех наших родственников бабушка буквально выбрала себе врагов. Основным из них почему-то стала моя двоюродная сестра, которая якобы украла у нее похоронное платье и обувь, хотя такого, разумеется, никогда не было.

Прятала пенсионерка не только свои вещи — она стала лазить по чужим сумкам. Василиса даже пару раз заставала ее за этим занятием, но минчанка сразу одергивалась и делала вид, что идет по своим делам.

Интересно, что «воровство» пенсионерки (на самом деле она просто убеждена в том, что это ее вещи) всегда обрамлено определенными ритуалами: вещи (одежду, наушники, расчески и т. д.) она заворачивает в ткань, обматывает бечевкой и прячет в диване или за ним, на верхних полках или же в других тайниках, которые родственникам до сих пор не удалось вычислить.

— Больше всего ее привлекают кофточки розового цвета или элементы гардероба, на которых есть принты с котятами. Свои действия бабушка из раза в раз обосновывает тем, что просто возвращает себе украденное нами имущество, — рассказывает девушка. — Плюс ко всему у нее есть стойкая убежденность в том, что та одежда, которая лежит в ее шкафу, абсолютно новая — была куплена буквально вчера. Трогать ее, соответственно, нельзя — это парадное.

По словам девушки, бывали истории, когда кто-то из родственников спрашивал о потерявшейся вещи, и пенсионерка спустя пару минут выносила пропажу из ниоткуда. В других же ситуациях она напрочь отрицает, что трогала что-либо, принадлежащее родным. От чего зависит, какую позицию бабушка займет сегодня, родственникам непонятно до сих пор.

Иногда обсессии пожилой родственницы создают семье серьезные проблемы. Как-то раз накануне командировки, в которую должна была ехать мама Василисы, пенсионерка спрятала ее паспорт и билет на мероприятие. Документ нашелся буквально через несколько дней, а вот вторую пропажу родственники так и не обнаружили (некоторая одежда, а также золотые сережки собеседницы, к слову, тоже остались утерянными).

Была и история с менее благополучным исходом: пожилая минчанка спрятала билет дочери на самолет, в связи с чем та не смогла улететь по работе в Москву.

«Она убила нам все грядки»

— Обсессии — не единственная проблема деменции. У людей, страдающих таким заболеванием, появляются идеи фикс. Была ситуация, когда она почему-то зациклилась на мысли, что сосед поливает свои грядки кипятком. Решила последовать его примеру и весь день, пока нас не было дома, нагревала в чайнике воду, а затем выливала ее на засаженную почву. Страшно озвучить, сколько электроэнергии она на это потратила. В довесок к этому все грядки оказались «убитыми», — делится Василиса.

Помимо появления фикс-идей и обсессий, у пожилой минчанки наблюдаются проблемы со сном и едой. Она может быть уверена в том, что этой ночью не сомкнула глаз, хотя на самом деле отдыхала. А вся провизия, по словам бабушки Василисы, потеряла для нее вкус. В сущности, пенсионерка тяготеет лишь к двум продуктам — кофе и батону.

Крайне остро стоит вопрос гигиены — женщину приходится убеждать в том, что ей необходимо помыться. Внучка ищет всяческие лазейки, чтобы закрыть вопрос: говорит, что специально для нее родственники растопили баню, предлагает посплетничать, пока они будут мыться, обещает рассказать какой-то секрет и т.д. Справедливости ради, уловки срабатывают, но легче от этого родственникам пенсионерки не становится.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

Больнее всего — признать

— Когда заболевание только начинает проявляться, ты еще не понимаешь, что это деменция. Начинаешь злиться из-за поведения человека. И самый сложный момент наступает тогда, когда вынужден признать, что у мамы, всегда относительно здоровой и осознанной, развивается старческое слабоумие, — рассказывает дочь пенсионерки Анжелика. — После принятия ситуации убеждаешь себя в необходимости реагировать на поведение близкого человека спокойнее.

Сейчас пожилая минчанка проживает в деревне со своими детьми — это вынужденная мера, чтобы приглядывать за женщиной. Теперь ее рацион состоит не только из батона и горячо любимого ею кофе с молоком. Пенсионерка спокойно ест и другую еду, которую для нее готовят дочь и сын.

— Мама принимает препараты, рецепт на которые мы получили, когда посещали врача. Но они не смогут улучшить ее память — эффект заключается лишь в сохранении уже имеющихся воспоминаний, — делится женщина. — Несмотря на важность медикаментозного лечения, хотелось бы услышать от медиков и какие-то рекомендации по улучшению состояния человека. Их, к сожалению, нет, куда бы мы ни обращались. Спасает то, что какие-то упражнения для памяти Василиса смогла самостоятельно найти в сети.

Всего лишь десять птиц

Чтобы помочь пожилой минчанке и предотвратить прогрессирование заболевания, внучка занимается с ней. Казалось бы, обычные задания, похожие на те, которые в рамках обучения выполняют школьники: написание диктантов, отгадывание загадок, перечисление десяти беларусских городов, птиц и т. д. Однако уже на восьмом пернатом пенсионерка может останавливаться — добить заветную «десятку» никак не получается.

— Она всегда смеется, когда я прошу назвать десять птиц, мол, это очень простое задание. Но в результате проблемы с его выполнением все равно возникают. Я вижу, как она начинает усердно вспоминать еще каких-нибудь пернатых: морщит лоб, держится за голову и т. д. А потом бабушка уходит в агрессию из-за того, что решить задачу все-таки не может, — рассказывает собеседница. — Если говорить о том, понимает ли она сама, что у нее деменция, то нет, она постоянно сглаживает углы и списывает все на забывчивость.

У сестры пенсионерки в свое время диагностировали аналогичное заболевание — когда родственница умирала, она кричала, чтобы из зеркала выпустили женщину, не понимая, что это ее собственное отражение. Василиса периодически вспоминает этот момент, обращаясь к бабушке, пытается провести параллели, после чего задает вопрос: «Ты понимаешь, что у тебя такие же проблемы с памятью, похожее состояние?» Но женщина не хочет это признавать и не осознает, что во избежание негативной динамики ей необходимо основательно заниматься.

— Нам не приходится развешивать по квартире записки с названиями предметов или «напоминалками». При общении с нами заболевание бабушки практически незаметно: она последовательно строит диалог, все прекрасно понимает, за исключением того, что через пять минут забывает то, о чем мы вели беседу. Когда она остается одна, ей становится крайне сложно, — делится девушка.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

Вопрос морали

— Несмотря на то, что мы много знаем о деменции и на протяжении такого времени контактируем с человеком, страдающим ею, некоторые из нас очень остро реагируют на поведение бабушки. Иногда она может довести до такого состояния, что, как бы это ни было позорно или порицаемо, ты выходишь из себя, — призналась Василиса. — Как-то случалось и такое, что она ночью выгоняла нас из дома в деревне. Мы с сестрой, племянницей и моим парнем пошли пить чай на кухню, сумки оставили в проходной комнате. Возвращаемся — вещей нет.

На фоне того, что Василиса в тот день была в стрессовом состоянии, эмоции сдерживать не получалось: она говорила с бабушкой на повышенных тонах, убеждая ту отдать сумки. В итоге это вылилось в конфликт. Пенсионерка в очередной раз обвинила родственников в воровстве и стала проявлять по отношению к ним агрессию: вытолкала всех за дверь под поток нецензурной брани.

— Сейчас я четко понимаю, что это не моя бабушка — это исключительно ее болезнь. Но в тот день нам пришлось около двух-трех часов ждать, когда она успокоится. После этого моя племянница залезла в дом через форточку и открыла нам входную дверь, — вспоминает девушка.

Достаточно просто извиниться

Так как вести себя родственникам человека, который болен деменцией? Ведь, по признанию Василисы, держать себя в руках получается далеко не всегда. В то же время и срываться на бабушку не хочется. За комментарием на эту тему журналисты обратились к психологу Центра успешных отношений Ольге Рыбчинской.

— Для начала нужно понимать, что злость или расстройство — совершенно естественные и нормальные реакции в условиях, когда близкий человек столкнулся с тяжелым заболеванием. Важно разрешать себе прожить эту эмоцию, не держать ее в себе, но при этом стараться выражать свои чувства в приемлемом виде. Я порекомендовала бы обсуждать переживания с близкими людьми, — делится О. Рыбчинская. — С родственником, который болен деменцией, такие диалоги ни к чему не приведут, ненароком его даже можно обидеть.

А если какие-то срывы в отношениях с человеком, страдающим от этого недуга, у вас все-таки происходят, то, по словам собеседницы, достаточным шагом будет просто перед ним извиниться.