Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  2. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  3. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  4. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  5. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  6. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  7. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  8. Экс-начальник Ленинского РУВД поставил вместо гудков фразу, что его слушают спецслужбы. Это оказалось правдой — вот что узнало «Зеркало»
  9. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  10. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  11. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  12. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  13. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
Чытаць па-беларуску


Максим Шульц,

В XXI веке за войной в Украине можно наблюдать почти в прямом эфире. Каждый день в интернете публикуются видео, в том числе снятые «от первого лица». Минометчик полка Калиновского Олег Альгерд Овчинников тоже рассказывает о боевых буднях в своих соцсетях. «Зеркало» поговорило с бойцом о том, как он провел первый за два года отпуск, что сейчас думают украинцы о беларусах, как проходит обычный день минометчика и почему медленное продвижение России — это нестрашно.

Боец полка Калиновского Олег Альгерд Овчинников во время поездки во Львов, весна 2024 года, Украина. Фото предоставлено собеседником
Боец полка Калиновского Олег Альгерд Овчинников во время поездки во Львов, весна 2024 года, Украина. Фото предоставлено собеседником

«Пишут, что „продался бандерам и американцам“»

Олег живет в Украине с 2014 года. Переехать он был вынужден после участия в протестах на Майдане, из-за чего им заинтересовались беларусские спецслужбы. Тогда же будущий калиновец начал через свои соцсети рассказывать об акциях беларусской диаспоры в Киеве. А когда в нашей стране начались события 2020 года — показывать украинцам, что происходит в Беларуси.

Воевать за Украину Олег решил в первый же день полномасштабной войны. Какое-то время прослужил в теробороне, пока 9 марта не сформировали батальон имени Калиновского, который через 2,5 месяца превратился в полк.

— Я минометчик, и моя задача — уничтожать врага, — рассказывает калиновец. — До полномасштабной войны у меня опыта работы на миномете вообще не было, и сначала я был обычным стрелком. Потом хотел работать сапером, но мне предложили пойти в роту тяжелого вооружения. Ну, я и согласился. Тогда же попал на 120-миллиметровый миномет.

Олег говорит, что обучение длилось несколько дней. Оно проходило на позициях одной украинской бригады. Сразу после этого боец отправился на свой первый боевой выезд.

— Это уже у тех, кто приехал позже, началась нормальная учебка, а нам приходилось учиться довольно быстро, потому что война не ждет, — вспоминает военный.

Взяв оружие в руки, беларус не перестал вести свои соцсети. Более того, летом 2022-го он завел TikTok, а в конце 2023-го — канал в Telegram. Все они признаны «экстремистскими» в Беларуси, причем телеграм-канал — даже дважды.

— В своих соцсетях я рассказываю о войне и о себе на этой войне, — объясняет калиновец. — А также продолжаю рассказывать украинцам о ситуации в Беларуси, об отношении беларусов к Украине, о нашей поддержке и борьбе за свои права.

Олег отмечает, что в комментарии приходят и хейтеры: «ябатьки» и «рашисты». В основном пишут, что он «продался бандерам и американцам», что «Россия скоро перебьет всех фашистов», а еще называют бойца «грузом 200».

— У меня такие слова ничего, кроме улыбки, не вызывают. Лукашизм и рашизм — это не черты образованного и умного человека. А такие люди всегда смешные.

@aleh.belarus.z.kieva Беларуская помста за расійскі тэракт на Кахоўскай ГЭС Падзея, якая нікога не пакінула абыякавым. Хтосьці ратуе жывёл, хтосьці людзей, хтосьці ліквідоўвае наступствы тэракту, а хтосьці, як мы, беларускія добраахвотнікі, ліквідоўваем галоўную прычыну тэракту — расійскую акупацыю! Заўжды Ваш Алег «Альгерд» Аўчыньнікаў, баец Палка Каліноўскага (@Полк Каліноўскага) Слава Україні! 🇺 Жыве Беларусь! ⚪🔴⚪ #belaruswithukraine #війна #каховка #standwithukraine #україна #полккалиновского #зсу #пкк #беларусь #kakhovka #білорусь #russia #роднаенароднае #UAразом #ukrainians #зеленский #ukrainianswillresist #standforukraine #standwithbelarus #путин #лукашенко #СлаваУкраїні #СлаваЗСУ #бахмут #бчб #Пагоня #ЖывеБеларусь ♬ оригінальний звук — Aleh_belarus_z_Kieva

«Могут даже видео нашей работы скинуть»

Олег говорит, что время что-то постить находится всегда. К тому же на позициях постоянно есть интернет. Работа минометчика такова, что можно за день выпустить до 100 снарядов, а можно сутки просидеть в ожидании команды «К бою!».

— Наш день на позиции устроен так, что мы сидим в укрытии, пока нам не поступает команда на работу, — объясняет калиновец. — Потом выходим, расчехляем миномет, заряжаем мины и стреляем. Потом команда «В укрытие!» — и мы прячемся.

Бойцы обязаны дежурить, в том числе ночью, так как ситуацию вокруг нужно мониторить круглосуточно. Несколько часов один или два человека «сидят на рации» и следят за другими средствами связи, пока не поступит команда стрелять.

— Потому что война не прекращается ни ночью, ни днем, ни на обед, ни на ужин. Дежурные следят и за тем, чтобы на позицию не прорвался враг. Такие ситуации с другими командами случались, а со мной и моими побратимами не было ни разу. Но личное оружие и гранаты у нас всегда наготове. Хотя надеюсь, что и впредь таких происшествий у нас не будет. Остальные бойцы, кто не на дежурстве, могут спокойно поспать, выпить чаю или кофе, поесть печенья.

Кроме работы на стационарных позициях, есть выезды. В пикап грузятся миномет, мины и другие вещи, потом на заданной точке бойцы выгружаются, окапываются, настраивают оружие. Олег говорит, что целью у минометчиков может быть и наступающая пехота, и обнаруженные диверсионные группы, а также траншеи и блиндажи врага. Стреляют и по застрявшей или подъехавшей на пристрелянные позиции вражеской технике.

— Когда мы работаем, то особо и не задумываемся, куда попало, — говорит он. — Ты просто делаешь свое дело. А уж потом спрашиваешь, куда мы попали, какие потери у врага и все остальное. Там уже нам могут даже видео нашей работы скинуть.

Калиновец отмечает, что 120-миллиметровый миномет стреляет на дистанцию «шесть с копейками километров». Обычно его ставят в двух или трех километрах от врага, а, например, на Херсонщине была позиция в километре.

— Мы стараемся работать так, чтобы нас не видели, — подчеркивает Олег, — ведь если нашу позицию увидят, то все: и артиллерией могут накрывать, и «Градами», и дронами, и даже КАБами (корректируемые авиационные бомбы. — Прим. ред.). Несколько месяцев назад у нас была такая ситуация. Нашу позицию «запалили», и разведка доложила, чтобы готовились к прилетам КАБов. Поэтому мы оттуда уехали очень быстро. Такая ситуация со мной за все время была только раз, тьфу-тьфу-тьфу. Чтобы такого не случалось, мы большое внимание уделяем маскировке.

@aleh.belarus.z.kieva Працуе 120-мм мінамёт Батальёну «Тэрор» беларускага Полк Каліноўскага.Беларусы дапамагаюць Украіне. Не словам, а справаю! Як заўжды ваш, баец-мінамётчык Алег Аўчыньнікаў, пазыўны Альгерд. Разам да Перамогі!Слава Україні! 🇺Жывы Беларусь! ⚪🔴⚪#belaruswithukraine #війна #standwithukraine🇺 #standwithukraine #україна #україна�🇦 #зсу #зсу�🇦 #беларусь #білорусьукраїна #білорусь #білорусь🔴⚪ #паляниця #UAразом #ukrainians #зеленский #ukrainianswillresist #standforukraine #standwithbelarus #путин #лукашенко #СлаваУкраїні #СлаваЗСУ #Азовсталь #бчб #Пагоня #ЖывеБеларусь ♬ оригінальний звук — Aleh_belarus_z_Kieva

Легче всего оставаться незамеченными летом, когда много зелени и миномет можно спрятать среди деревьев. Да и в целом, говорит Олег, воевать в это время проще, если не считать жары, от которой можно спрятаться разве что в укрытии. В остальные времена года сложнее и с маскировкой, и с перемещением: появляется много грязи на дорогах, что мешает и доставке всего необходимого на позиции, ведь машины могут застревать.

— Если нет «зеленки», мы используем маскировочные сетки и другие наши «уловки», которые придумываем на месте. Если, например, рядом есть какая-то заброшенная постройка, можно оттуда чего-нибудь натаскать, — продолжает доброволец. — А что касается снега, то он нам особо не мешает, да и с сегодняшними зимами долго не лежит. Но когда тает, то становится немножко больше грязи.

Перед выездом на новую позицию бойцы собирают вещи, в том числе запасаются едой: украинскими и иностранными сухими пайками. Чтобы разнообразить питание, покупают дополнительные продукты в магазинах: шоколадки, кока-колу и так далее.

— В этом плане мы не ограничены в ресурсах, — отмечает Олег.

Свободное время на позиции проводят по-разному. Часто это обычные разговоры «обо всем». Также бойцы постоянно следят за новостями, поэтому обсудить всегда есть что. Среди тем — и личная жизнь. А еще на фронте, отмечает беларус, много юмора, особенно черного, ведь так легче переносить трудности войны.

— Мы в этом плане никак не отличаемся от обычных людей, которые в своей гражданской жизни о чем-то разговаривают с друзьями. Если рядом те, с кем тебе хорошо, за темами даже не следишь, — уверяет калиновец и смеется: — Шутим мы обо всем. Даже о смерти. Запретных тем у нас нет. Можно сказать, что на войне становишься таким… больше циником. Количество черного юмора увеличивается. Но так не всегда.

«Я делаю контент для украинцев, чтобы они знали, за кого в этой войне беларусы»

Боец полка Калиновского Олег Альгерд Овчинников после возвращения с позиции, Украина. Фото предоставлено собеседником
Боец полка Калиновского Олег Альгерд Овчинников после возвращения с позиции, Украина. Фото предоставлено собеседником

Возвращаясь с позиций, бойцы стараются не собираться в одном месте, поэтому свободные дни проводят в арендованных квартирах недалеко от места постоянной дислокации. Бывает и так, что неделю находятся на позиции, а потом неделю в таком отпуске.

— В принципе, если ты особо не нужен, то можно договориться с командиром, чтобы поехать на пару дней в тот же Киев, — делится Олег.

Однако в действительно длительный отпуск калиновца впервые отпустили только в апреле — на две недели. Большую его часть молодой человек провел в Киеве, также проехался по городам запада Украины.

— Побывал в Луцке, Ивано-Франковске. Там мне экскурсию провела украинская блогерка Христина, рассказывающая о событиях в Беларуси и, можно сказать, выступающая медийным адвокатом беларусов в Украине. Заезжал во Львов, там встретился с нашими беларусами, с некоторыми офлайн увиделся впервые. На встрече мой друг передал мне 7000 гривен (около 560 беларусских рублей. — Прим. ред.) от украинца — «на связь». За эти деньги и за средства, которые перечисляют другие люди, мы покупаем «старлинки», зарядные станции, радиостанции.

Калиновец говорит, что тыловые города отличаются от того, что он видит на позициях: разрушенные населенные пункты, выжженная местность. Если не считать прилетов «шахедов» и ракет, то можно сказать, что «в тылу» почти нет войны.

— Меня не смущает такой контраст. Более того, именно бурление мирной жизни, а еще разговоры людей об обычных жизненных проблемах свидетельствуют, что военные делают свою работу хорошо. Все же война войной, а жить как-то надо, — подчеркивает минометчик. — Лично я бы не хотел проезжать в тыловой город и видеть, что люди там ходят хмурые. Я бы не хотел, чтобы на мирную жизнь влияла война. Поэтому это нормально, что в городах бурлит мирная жизнь, и когда я туда приезжаю, я могу отдохнуть душой.

Контент, который публикует в своих соцсетях калиновец, он тоже называет войной — информационной. Боец отмечает, что это нужно делать, чтобы распространять достоверную информацию о происходящем в Украине и Беларуси. Он подчеркивает, что украинцы, которые интересовались событиями в нашей стране до 2020 года и позже, хорошо понимают, кто такие беларусы на самом деле.

— Есть и такие, кто до 2022 года любил Лукашенко, а сейчас у них почему-то виноваты беларусы. К большому сожалению, рейтинг Лукашенко в Украине всегда был высоким. На это много факторов влияло. Лукашенко создавал такую картинку, что в его стране все хорошо, все довольны, высокие зарплаты, ровные дороги, люди, заводы работают, птицы поют, растения растут. Но 2022 год наконец показал украинцам, кто он такой (в 2018-м в соседней стране хорошо к политику относились 68% жителей, через год — 67%. Впоследствии рейтинг падал: в 2020-м — 45%, в сентябре 2021-го — 34%. В апреле 2022-го 96% украинцев воспринимали его негативно. — Прим. ред.).

Калиновец рассуждает о том, что жители Украины долгое время не разделяли беларусский народ и беларусскую власть, поэтому, когда началось полномасштабное вторжение, считали, что люди в стране поддерживают позицию Лукашенко. Олег рассказывает, что были и другие моменты.

 — В то время была развернута кампания в интернете, в рамках которой рашистские боты разжигали вражду между беларусами и украинцами. Но с каждым днем вся эта истерия спадала, — объясняет калиновец. — Это благодаря и беларусским добровольцам, и тому, что стало больше информации о Беларуси, о политзаключенных, которые там сидят за поддержку Украины. Благодаря таким ресурсам, как «Беларускі Гаюн» и, конечно, всем беларусам, которые помогали Украине. Сейчас отношение возвращается в нормальное русло, и большое количество людей здесь уже не воспринимает беларусов как врагов.

«Путин пойдет дальше — пойдет в Польшу, в страны Балтии»

Боец полка Калиновского Олег Альгерд Овчинников с побратимом на одной из позиций, Украина. Фото предоставлено собеседником
Боец полка Калиновского Олег Альгерд Овчинников с побратимом на одной из позиций, Украина. Фото предоставлено собеседником

Говоря о событиях, которые сейчас разворачиваются на фронте, калиновец не видит ничего страшного в медленном продвижении россиян на некоторых участках. Он называет это нормальным явлением на войне.

— То же продвижение в Харьковской области — это операция локального характера, — объясняет Олег. — Я бы не сказал, что она несет какую-то угрозу вообще для Украины и даже для Харькова пока. Максимум, что могут сделать россияне, — это обстреливать город ракетами, что они активно и делают. Харьков — город-миллионник, а они теми силами, что задействованы у рашистов, не берутся.

По словам калиновца, наступления России не ведут к глубинным прорывам на сотни километров вдоль или вглубь фронта, не создают критических ситуаций для окружения украинских частей на фронте. Однако доброволец отмечает, что такие российские попытки наступать будут продолжаться весь этот год. И то, как быстро враг выдохнется, зависит не только от ВСУ, но и от военной помощи от западных партнеров, а также от жесткости санкций против России.

— Стоит понимать, что это война не России и Украины, — продолжает он. — Это война, которую должны закончить мы все. Победой Украины. Потому что на Украине Путин не остановится. Путин пойдет дальше — пойдет в Польшу, пойдет в страны Балтии. Поэтому сейчас должна бороться не только Украина — мы все должны приложить усилия: и украинцы, и беларусы, и страны Евросоюза. И особенно нужна помощь от Соединенных Штатов Америки. Война не выигрывается захватом территорий — война выигрывается также на экономическом фронте, если есть средства для продолжения боевых действий. То есть это еще и финансово-политический вопрос.

Перерывы в поставках западной помощи очень дорого стоят Украине, уверяет беларус. По его словам, такое промедление сильно влияет на ситуацию на фронте, а расплачиваться за него приходится кровью и жизнью побратимов.

— Потери, конечно, есть, но мы дальше боремся, мы дальше мотивированы и будем продолжать, — говорит калиновец.

«Мирная жизнь будет рано или поздно, но как скоро — зависит от нас всех»

Сейчас Альгерд уже на позициях. Он говорит, что после двухнедельного отдыха мысли у него боевые. Он и дальше работает на миномете и планирует в своих соцсетях рассказывать о событиях. Усталости от войны собеседник не чувствует.

— В моей жизни каждый день что-то меняется, — уверяет калиновец. — Поэтому постоянно появляется что-то новое, что вдохновляет, помогает продолжать. И я знаю, для чего веду эту борьбу. Также поддерживают люди, которые меня любят и которых я люблю. Тут хорошо, что благодаря «старлинкам» на позициях хороший интернет — это великая штука, так как помогает и не чувствовать себя в одиночестве, и уничтожать диктатуры (смеется).

Но, к сожалению, преимущества современных технологий использует и враг. Доброволец отмечает хорошую работу России на поле информационной войны и приводит в пример мемы про уклонистов, когда молодые украинцы сбегают от мобилизации и гордятся этим.

— Огорчает, что такое происходит. Это свидетельствует лишь о том, что Украина, к большому сожалению, немножко проиграла информационную войну. А Россия ведет очень большую кампанию по срыву мобилизации в Украине. И делает это успешно, — добавляет собеседник. — Информация — это очень сильное оружие, которым можно делать и хорошие вещи, и очень гадкие. В интернете много неукраинских аккаунтов, созданных фээсбэшниками, продвигающими тему предательства, «ухильництва» (уклонения от службы. — Прим. ред.).

Вместе с тем беларус отмечает, что мобилизация идет и на фронте сейчас много молодых людей от 25 лет. Есть, конечно, и бойцы в возрасте, которые пошли воевать добровольно в самом начале полномасштабного вторжения. Олег подчеркивает: несмотря ни на что, Украина обязательно победит.

— Мирная жизнь будет рано или поздно, — говорит он. — Но насколько скоро она наступит, зависит от нас всех. Не только от воинов на фронте, но и от тех, кто нас поддерживает.