Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  2. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  3. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  4. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  5. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  6. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  7. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  8. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  9. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  10. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  11. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
Чытаць па-беларуску


Вчера, 20 мая, по государственному телевидению показали сюжет о том, как силовики изымают квартиры уехавших из страны беларусов. Ранее Следственный комитет объявил, что в список фигурантов так называемого дела «Беларусов зарубежья» включены 104 человека, которые участвовали в праздновании Дня Воли в различных странах, чем нанесли ущерб «стратегическим национальным интересам» Беларуси. Там добавили, что следователи уже получили информацию о принадлежащих подозреваемым объектах недвижимости и в скором времени на них будет наложен арест.

«Зеркало» спросило у юристов, какие формальные основания есть у властей для таких действий, что в подобной ситуации делать людям, квартиры и другая собственность которых в Беларуси теперь могут быть арестованы, и есть ли шансы отстоять свое имущество.

Иллюстративное изображение. Фото: TUT.BY
Иллюстративное изображение. Фото: TUT.BY

Все по закону

С формальной точки зрения, накладывая арест на недвижимость беларусов, власти закон не нарушают, объясняет «Зеркалу» бывший адвокат, защищавший многих известных политзаключенных. Юрист говорит, что этот вопрос регулируется ст. 132 Уголовно-процессуального кодекса Беларуси. Согласно ей, следователь может принять решение наложить арест на имущество подозреваемого по уголовному делу, если это необходимо для обеспечения выплаты им штрафа или возмещения ущерба, причиненного преступлением.

— После проведения следствия в суде может быть вынесен обвинительный приговор, по которому человеку, кроме лишения свободы, назначат еще и огромный штраф, — объясняет экс-адвокат. — Даже если этот человек находится за границей, то государство будет пытаться каким-то образом штраф от него получить. Если на банковских счетах в Беларуси ничего нет, то арестованное имущество будет конфисковано и продано в счет погашения штрафа.

Космические штрафы «за экстремизм»

Объявляя о пополнении списка подозреваемых по так называемому делу «Беларусов зарубежья», Следственный комитет сообщил, что действиям фигурантов дана правовая оценка в рамках ст. 361−1 УК (Создание экстремистского формирования и участие в нем) и ст. 369−1 УК (Дискредитация Республики Беларусь).

Размеры штрафов устанавливаются ст. 50 Уголовного кодекса. Если человек будет признан виновным в дискредитации Республики Беларусь, то его могут оштрафовать на сумму в пределах от тридцати до тысячи базовых величин, то есть от 1200 до 40 тысяч рублей.

А вот за создание «экстремистского формирования» либо участия в нем денежное наказание доходит до заоблачных высот. Максимальный размер штрафа — 50 тысяч базовых величин, то есть два миллиона рублей.

Напомним, квартира Светланы и Сергея Тихановских была продана судебными исполнителями за 203 тысячи рублей, а жилье Валерия и Вероники Цепкало ушло с молотка за 395 тысяч. Получается, что в случае назначения максимального штрафа «за экстремизм» даже конфискация квартиры не поможет признанным «виновными» погасить «долги» перед государством и они останутся должниками, вероятно, до конца жизни.

Аналогичной может быть ситуация и в случае, если суд признает, что в результате своей деятельности человек нанес ущерб «стратегическим национальным интересам». Правда, как этот ущерб будет пересчитан в денежном выражении, не очень понятно.

— Сложно прогнозировать, до какого предела может дойти фантазия тех, кто сейчас разбрасывается такого рода обвинениями, — говорит «Зеркалу» советница Светланы Тихановской по юридическим вопросам Кристина Рихтер. — Не исключаю, что они могут в своей голове вывести некий «ущерб», что давало бы право обратить взыскание на арестованное и описанное имущество фигурантов этого уголовного дела.

Если в квартире живут дети и другие члены семьи?

В приложении к Закону «Об исполнительном производстве» есть перечень имущества, которое не может быть конфисковано. В его первом пункте четко сказано, что нельзя забрать жилье, в котором постоянно проживает должник или его семья.

Квартиры Тихановских и Цепкало были конфискованы и проданы с аукционов несмотря на то, что в них были зарегистрированы несовершеннолетние дети политиков. То есть изъятие недвижимого имущества было произведено незаконно, говорит Кристина Рихтер.

Арест на недвижимость беларусов, уехавших из страны, накладывают даже тогда, когда в ней живут члены их семей. Во вчерашнем сюжете госТВ рассказали об одном из таких случаев. Пропагандист Игорь Тур привел пример квартиры журналиста-фрилансера Дмитрия Казакевича, в которой живет мать беларуса, уехавшего из страны.

— Если условно в квартире Казакевича проживает мама Казакевича, к маме вопросов нет, она не несет ответственности за преступления сына, но квартира все равно изымается, — сообщил сотрудник пропагандистского ресурса.

— Безнаказанность порождает еще большую безнаказанность, — комментирует угрозы Кристина Рихтер. — Сейчас те, кто выносит неправосудные приговоры по уголовным делам и задействован в изъятии имущества, чувствуют свою вседозволенность. Потому ожидать прекращения подобного рода репрессивных практик, к сожалению, пока не приходится.

Идти в суд? А универсальная юрисдикция поможет?

Что же делать беларусам, которые были вынуждены уехать из страны, но остаются на родине владельцами собственности, которая может быть в любой момент арестована, а потом и пущена с молотка? Экс-адвокат говорит, что вариантов тут немного.

— Подавать на Беларусь в какой-нибудь европейский суд смысла нет, потому что это другая юрисдикция, то есть судебные власти страны Евросоюза не могут заставить Беларусь исполнять их решение, — объясняет юрист.

По его словам, можно еще пробовать обращаться в суды на территории Беларуси, но делать это, не имея возможности въехать в страну, будет весьма и весьма проблематично.

— В целом я бы дал такую общую рекомендацию: постараться своевременно продать свое имущество, а если уже начались какие-то процессы, то не реагировать на происходящее. Нет никакой практической пользы в том, чтобы уведомить государство, что человеку известно о намерении властей изъять его имущество, — добавляет собеседник.

Нельзя привлечь беларусские власти к ответственности за незаконный арест или конфискацию имущества и по процедуре универсальной юрисдикции, которая позволяет государствам возбуждать уголовные дела вне зависимости от места совершения преступления, гражданства обвиняемых и потерпевших.

— Нужно понимать, что возможности подачи заявлений о возбуждении уголовных дел по принципу универсальной юрисдикции не безграничны. Этот механизм был придуман для неотвратимости ответственности за самые серьезные преступления (военные, преступления против человечности). Законодательство разных стран относительно возможности подачи такого рода заявлений также отличается, — объясняет Кристина Рихтер.

Шанс на справедливость

И все же шансы на восстановление справедливости хотя бы и в будущем, но есть. Доказательством тому — процедуры реституции, проходившей в 90-х годах прошлого века в некоторых странах бывшего социалистического лагеря и СССР, о которых мы уже рассказывали.

Об этом в комментарии «Зеркалу» говорила и Светлана Тихановская после продажи судебными исполнителями минской квартиры ее семьи.

Советница политика Кристина Рихтер напоминает, что юристы демократических сил разработали «Концепцию возмещения вреда репрессированным лицам», в которой заложены правовые основы механизмов возврата незаконно конфискованного имущества.

— Безусловно, одной из задач в периоде перехода Беларуси от диктатуры к демократии будет являться восстановление в правах тех, кто пострадал от политически мотивированного преследования. Это же касается и возврата имущества, отнятого у жертв репрессий, — уверена Рихтер.

 

Как быть, если вернуться в Беларусь невозможно, а власти продолжают угрожать репрессиями? «Зеркало» компетентно и подробно пишет о проблемах, которые волнуют беларусов — в том числе тех, кто оказался далеко от своей страны.

Если вы живете вне Беларуси — вы можете помочь «Зеркалу» продолжить работу

Станьте патроном «Зеркала» — журналистского проекта, которому вы помогаете оставаться профессиональным и независимым. Пожертвовать любую сумму можно быстро и безопасно через сервис Donorbox.



Всё о безопасности и ответы на другие вопросы вы можете узнать по ссылке.