Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Похоже, к 30-летию Лукашенко во власти окончательно оформляется его культ личности. Мы нашли документ с подтверждениями
  2. «Беларускі Гаюн»: Залетевший в Беларусь российский «Шахед» взорвался в 55 километрах от Бобруйска
  3. В Беларуси за сутки изъяли больше тонны наркотиков и психотропов. Стоимость товара — более 28 млн долларов
  4. ГПК: После вступления в силу ограничений Литва развернула в Беларусь шесть легковушек. Литовская сторона приводит цифру выше — более 26
  5. Что российские «Шахеды» делают в небе над Беларусью? Разбираем основные версии и рассказываем, насколько они опасны
  6. Зачем такие ограничения и как долго они будут? МИД Литвы прокомментировал «Зеркалу» запрет на въезд авто с беларусскими номерами
  7. Если вы покупаете товары на AliExpress, Ozon или Wildberries, то есть риск, что шопинг для вас подорожает. И вот почему
  8. Российские СМИ вольно интерпретировали слова Медведева, но тем самым подтвердили истинные цели в войне: «Украина исчезнет до 2034 года»
  9. Беларусь вводит безвизовый режим для 35 стран Европы. Вот список государств
  10. Литва запрещает с 18 июля въезд легковушек на беларусских номерах. Но есть исключения
  11. Почему Лукашенко ввел безвиз с «недружественными» странами? Спросили у эксперта
  12. Украина методично уничтожает средства ПВО армии РФ в российском тылу и на оккупированных территориях — эксперты рассказали, с какой целью
  13. Огромное озеро у парка Челюскинцев, у ТРЦ Palazzo — море. На Минск обрушился сильный ливень
  14. Силовики ищут даже удаленные фото. Рассказываем, где их можно найти
  15. Эксперты: Украина отвергает ультиматумы Путина для начала мирных переговоров, и мир не должен идти на компромиссы с ним


Лиана Рыбакова до конца 2023 года работала в библиотеке одной из брестских гимназий. Она застала большую «министерскую» проверку, во время которой чиновники искали «опасную литературу». По словам специалистки, похожие истории случались и в других школах. «У нас был чат библиотекарей, и многие коллеги писали, что у них происходило то же самое», — говорит женщина. Как выглядели такие проверки и куда шли «неправильные» книги, Лиана рассказала «Зеркалу».

Лиана Рыбакова с дочкой. Фото предоставлено собеседницей
Лиана Рыбакова с дочкой. Фото предоставлено собеседницей

Сейчас на сайте BYSOL открыт сбор средств для семьи Лианы Рыбаковой. Женщине и ее близким нужна денежная помощь для аренды жилья, покупки лекарств, еды и одежды.

«Они пришли и сразу спросили про исторические книги»

У Лианы Рыбаковой инвалидность третьей группы, ей 48 лет, у нее трое детей. Женщина жила в Бресте и работала в детском отделе одной из публичных библиотек города, а ее муж — в организациях ЖКХ. В августе 2020 года супруги участвовали в акциях протеста против насилия силовиков и результатов президентских выборов. Из-за этого Лиана была вынуждена уволиться с работы.

Но в 2021 году ей удалось найти место в библиотеке одной из гимназий Бреста. Женщина говорит, что прямо перед этим весь библиотечный фонд проверили, к его содержанию вопросов не было.

— Обычно во время таких мероприятий сверяется наличие литературы в библиотечных фондах и инвентарных книгах, — объясняет Лиана. — Содержание книг проверяющих не интересовало, это была механическая сверка фонда библиотеки.

Но после начала войны в Украине в гимназию пришла «страшная министерская проверка».

— Гимназия должна была получить аккредитацию, поэтому проверка была очень важной, ее боялись, к ней готовились все, — рассказывает Лиана.

Больше всего проверяющих интересовали кабинеты истории и библиотека. Особенно полки с исторической учебно-методической и художественной литературой.

— Они пришли и сразу спросили про исторические книги, показывали мне на своих смартфонах фото с учебниками, на обложках которых были «Пагоня» или бело-красно-белый флаг, — вспоминает библиотекарь. — Проверяющие бросились к исторической полке, стали все перерывать, выкапывать. Нашли там несколько подобных книг и сказали, что их надо списать просто немедленно, чтобы этого в библиотеке не было. Директор посмотрела на меня такими страшными глазами, как будто это я принесла и поставила эти книги. Но они попали в библиотеку легально, от государства в прежние годы. Директор кричала: «Как вы могли? Почему у вас до сих пор находятся эти книги? Их надо немедленно списать! Это даже не обсуждается. Если что-то не нравится, то увольняйтесь».

По словам Лианы, под опалу попали учебники по истории Беларуси разных лет выпуска: от напечатанных еще в 1990-е годы книг с бело-красно-белым флагом на обложке до изданий последних лет.

— Вся литература, которая есть в библиотеке, перечислена в толстых инвентарных книгах, и когда что-то списывается, то это вычеркивают из списка и помечают число, — говорит собеседница. — Мне сказали эти книги списать не просто сегодняшним числом, а как будто бы это случилось два месяца назад. Даже в отделе образования, где заверяются акты о списании, удивились этому.

Не знали в отделе образования о том, какие именно книги могут нести угрозу. После проверки Лиана Рыбакова и ее коллеги из других брестских школ и гимназий обратились к методисту с просьбой предоставить список нежелательной литературы.

— Методист сначала очень долго удивлялась и не давала ответа, а потом сбросила на электронную почту огромный список из 500−600 книг, признанных экстремистскими в судебном порядке, — рассказывает Лиана. — В этом списке были какие-то одиозные издания типа «Русский Донбасс», что-то про фашизм, но всех этих книг не было в моей библиотеке. А тех, от которых меня заставили избавиться, не было в списке. Когда я сказала об этом методисту, она опять сильно удивилась и ответила, что я должна была потребовать от проверяющих оснований, по которым они заставляют убрать книги. Но те же мне просто ткнули под нос смартфон с фотографией и ничего не объясняли.

«Было чувство, что у директора начинается истерика»

Учебники по истории Беларуси, иллюстративное изображение. Фото: 90s.by
Учебники по истории Беларуси, иллюстративное изображение. Фото: 90s.by

Если процесс выявления неугодных книг в библиотеке Лиана могла хотя бы наблюдать, то учителя истории этой гимназии оказались в еще худшем положении. По словам библиотекаря, эти кабинеты обследовали на предмет «подрывной литературы» даже без присутствия педагогов.

— Когда историки пришли в свои кабинеты, то обнаружили, что там уже до них было все вынесено, остались голые стены и полки. Куда — неизвестно, — говорит Лиана.

Неугодные книги из библиотеки женщина отнесла в кабинет директора. Что с ними случилось дальше, она не знает.

— Обычно после того, как книги списаны и это проведено соответствующими актами, их связывают в стопочку и отдают в макулатуру, вес фиксируется и записывается на общий баланс школы, — объясняет библиотекарь. — Это непрекращающееся соревнование — от каждой школы требуется сдача макулатуры, которую дети приносят из дома, а учителя выгребают из своих кабинетов.

Как со списанными «подрывными» изданиями поступила директор гимназии, Лиана Рыбакова не знает. Спросить ее об этом она не решилась.

— У меня было чувство, что у директора начинается истерика, что она теряет над собой контроль, — признается женщина. — Но я до сих пор не понимаю, почему это такое страшное преступление. Как будто бомбу в школе нашли, а не книги. Я чувствовала отчаяние от того, что я бюджетник, завишу от этого директора, она может уволить меня мановением своей руки. Причем уволить так, что больше никуда не возьмут. Тебе говорят делать какой-то абсурд. А ты должен, как дурачок, делать его, чтобы люди не знали истории, правды, не знали ничего, чтобы ходили с промытыми мозгами. Это просто ужас.

Вместо списанных «опасных» книг в библиотеку поступали свежие издания. Библиотекарь вспоминает, как на них реагировали учителя гимназии:

— Перед тем как я уволилась, нам прислали новый учебник, который назывался «Геноцид беларусского народа в годы Великой отечественной войны». Знаете, когда даже сами учителя его смотрели, я не могу вам передать, какие недовольные лица у них были. То есть они понимают, насколько перевернута информация в этом учебнике.

В библиотеке брестской гимназии женщина проработала до конца 2023 года. В первый день 2024-го она вместе с мужем и тремя детьми уехала в Польшу.

— Я даже не предупреждала об этом директора, — признается Лиана. — Просто оставила ключ от библиотеки перед дверью, а уже из Варшавы позвонила и сказала, что больше не приду в гимназию.

Работать в беларусской системе образования и оставаться собой — непростая миссия. А тем, кто эту систему покинул, приходится заново строить жизнь. Множеству таких беларусов помогают люди, неравнодушные к их историям. Мы благодарим каждого, кто не остается в стороне!

Однако «Зеркалу» тоже нужна ваша помощь. Финансовая поддержка читателей позволит нам создавать такие материалы, как этот, и помогать другим людям, которым это необходимо.

 

Помогите «Зеркалу» продолжить работу

Если вы находитесь не в Беларуси, станьте патроном «Зеркала» — журналистского проекта, которому вы помогаете оставаться профессиональным и независимым. Пожертвовать любую сумму можно быстро и безопасно через сервис Donorbox.



Всё о безопасности и ответы на другие вопросы вы можете узнать по ссылке.