Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Сто двадцать девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  2. Попытки окружения Лисичанска и повестки белорусам в военкоматы. Главное из сводок штабов на 129-й день войны
  3. Удар фосфорными бомбами по Змеиному, 21 убитый под Одессой и братская могила в Мариуполе. Сто двадцать восьмой день войны
  4. КПП, фейерверки и более 180 мероприятий в Минске. Как в столице и областных центрах будут отмечать День независимости
  5. Жаркая погода (а вместе с ней — оранжевый уровень опасности) сохранится до конца недели
  6. Синоптики объявили на воскресенье оранжевый уровень опасности
  7. В правительстве Беларуси заявили, что хотят отвоевать часть российского рынка после ухода с него некоторых западных компаний
  8. После Литвы Россия выдвинула претензии Норвегии — из-за Шпицбергена. Рассказываем, почему Кремль вновь неправ
  9. «Белпочта» вводит плату (немаленькую) за выдачу международных переводов
  10. Путин: западные санкции ускоряют «объединительные процессы» Беларуси и России
  11. Дмитрий Рябов: В июле нас ждет идеальное белорусское лето
  12. Лукашенко заявил, что украинские войска пытались нанести удар по военным объектам Беларуси
  13. Кризис кризисом, а займ на жилье — по расписанию. В Беларуси по-прежнему растут долги по кредитам на недвижимость
  14. НАТО вступит в открытый конфликт с Россией? Вспоминаем, чем закончились предыдущие военные операции Альянса
  15. «Про Лукашенко все понятно, он исчерпан». Кинопродюсер Роднянский о войне, Бондарчуке и протестах в Беларуси
  16. У мобильного оператора А1 перестали работать электронные сим-карты
  17. В Беларуси 1 июля выпустили в обращение новую банкноту. Как она выглядит (фотофакт)


Недавно представилась возможность определить емкость своего дивана опытным путем. В итоге там помещаются четыре половозрелые женщины и одна собака. Вообще женщин было пять, хотя их столько не планировалось. Сперва мы договорились на сырники с одной знакомой, после в ней пробудился успешный event-менеджер — и гостьи размножились будто почкованием. Для отчетности — собака шла в комплекте и не имела права голоса.

  • Никита Мелкозеров Журналист

    Писал для «Трибуны» про футбол, потом для «Онлайнера» не про футбол. Года четыре назад услышал, что в Беларуси нельзя устроить ютуб про интервью, потому как людей не хватит, и поверил. Года два назад решил, что зря — надо попробовать. Повстречал хороших ребят — попробовал. Получился проект «Жизнь-малина». Картавит, готовит, скучает по Минску.

Женщины красиво вошли в мою грешную жизнь, окупив визит комплектом датской посуды. Будет приданое. Собака тоже решила отличиться — один раз радостно пукнула и еще один раз пробила стену. Вернее, оставила вмятину. Но тоже радостно. Собакам на зависть людям вообще присуща радость.

Я решил особо не печалиться, тем более настроения добавляла финальная часть подгона от понаехавших женщин — розовая гирлянда из табуна единорогов. У всех во лбу горит рог и взгляд укоризненный.

Укор отчасти можно объяснить отсутствием елки, которую я, честное слово, планирую купить впервые в жизни. К слову, гостей в таком формате (на самом деле, адекватном, как у всех нормальных людей) я тоже принимал впервые. И еще впервые с отрочества планирую праздновать Новый год в компании. Прямо со всеми этими тайными Сантами, от которых мой внутренний социофоб бьется в конвульсиях. Но я думаю, это сделает нас с социофобом сильнее, и все пройдет хорошо.

Когда мне предложили подобную перспективу (празднования то есть), я несколько напрягся. Не только потому, что предпочитаю отстраиваться от больших компаний, но и потому, что, возможно, это как-то не так отмечать, петь, пить, веселиться и проявлять прочий гедонизм, пока твои друзья, товарищи, знакомые, в общем, всячески приятные люди сидят по тюрьмам?..

Потом я понял, насколько у меня за последние полтора года сломалась голова и насколько в мироощущении прописалось чувство вины, природа которого, безусловно ясна, но не правомерна.

Еще одна история про историю для иллюстрации. Я рассказывал ее на бреющем полете, но меня принудили к аварийной посадке на подумать. Говорю, встретились с гостем на прединтервью в Киеве, человек эклер заказал, эклер оказался невкусным, посербали чаем, пошли гулять. Меня остановили, типа, видишь, как многослойно, кто-то ждет приговора, а кому-то эклер невкусный.

Возможно, человек действительно нашел в моем рассказе литературный поворот или, как он выразился, слой. Возможно, действительно захотел пристыдить. Я изначально думал повестить на второй вариант, но после и родился тезис про поломанную голову.

Потому что логика в претензии нарушена. В белорусской истории есть жертвы — буквальные и фигуральные, но траура нет. По крайней мере не должно быть с перебором. Потому что траур — это точка и безнадега. Если мы будем так себя позиционировать, то всякой надежде пора заказывать гроб с музыкой.

Ведь сдается, главная задача той стороны — демотивация этой.

Освобождают поступки и действие. Горевать — это вроде бы и действие, но несколько иного толка. Если я сгнию от слез, пролитых по Саше Ивулину, который спас своих коллег по «Трибуне» и заодно дал мне четкий сигнал на утеки, ему лучше не станет. Если мы с другими ребятами продолжим начатую им пионерию белорусского ютуба, проку будет значительно больше.

Человеку свойственно делать выбор попроще. Горевать, проявлять солидарность политзаключенным отсутствующим усилием воли — так себе вариант. А хорошее настроение и счастье как его закономерный итог — это всегда усилие. Несчастные не напрягаются.

Если нравится метафора про войну, которую мы сейчас переживаем, то, кажется, в успешных армиях не было традиции бездеятельной скорби. Если нравятся поговорки, то фраза про страданиями душа совершенствуется мне кажется не самой удачной. Человек совершенствуется преодолением, которое стоит направить в сторону счастья. А счастье, еще раз, — это позиция. Не только по жизни, но и политическая в наших условиях.

Чтобы все это было меньше про словесную эквилибристику и больше про смыслы, написал знакомому политзеку. Человек уже на воле и уже не в Беларуси. Он рассказал, что оказался в отнюдь не нежных объятиях белорусских силовиков накануне большого выезда с друзьями на природу. Те, узнав новости, стали писать товарищу, мол, никуда не поедем и будем ждать, пока ты выйдешь. Человек из заключения парировал, чтобы не выдумывали, продолжали жить нормальной жизнью и рассказывали о ней в письмах.

«Тогда и я как будто буду чувствовать эту нормальную жизнь. Солидарность не в том, чтобы сидеть дома и страдать. Солидарность в том, чтобы человек, который находится в тюрьме, чувствовал, что он не один, его ждут и ценят», — как-то так мне написал человек, который побывал там.

В общем, с Рождеством и Новым годом. Пойду за елкой.

А сырники, кстати, вышли очень красивыми. Теперь хочется, чтобы у меня дети получились как минимум не хуже.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции