Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  2. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  3. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  4. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  5. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  6. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  7. Почему Минск стал столицей Беларуси? Рассказываем, какие события к этому привели
  8. В Беларуси в двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  9. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  10. Два года назад Тихановская внезапно (вероятно, и для самой себя) вступила в президентскую гонку — в годовщину мы поговорили с политиком
  11. Ни дня без новшеств. Банки вводят очередные изменения (некоторые из них касаются операций в валюте)
  12. Удар по Львовской области, отступление россиян от Харькова. Восемьдесят первый день войны в Украине
  13. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  14. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  15. Белорусский безвиз для граждан Литвы и Латвии продлили до конца года
  16. «Лукашенко пытается избежать прямого участия в войне в Украине». Главное из сводок штабов на 82-й день войны


20 января власти опубликовали итоговый проект новой Конституции. В тот же день стало известно, что референдум по вопросу поправок в Основной закон страны состоится 27 февраля. Наши читатели сообщают о том, что уже несколько недель в госучреждениях обсуждают проект новой Конституции. Происходит этот процесс разными способами, а к некоторым форматам мероприятия у присутствующих появились вопросы. Они рассказали Zerkalo.io, как выглядел разговор с властью и получилось ли у кого-либо из участников внести свои предложения. По просьбе наших героев мы изменили их имена в целях безопасности.

«Говорили, что следующий кандидат может не потянуть действующую Конституцию»

Алексей работает на предприятии ОАО «Могилевлифтмаш». Он говорит, в его организации провели как минимум три совещания по поводу нового проекта Конституции. По словам мужчины, на первую встречу на завод приезжали политолог Александр Шпаковский и представитель института «Кадры индустрии» Георгий Гриц.

— Руководство предупредило, что у нас будет еще немало обсуждений по этому поводу. Первая такая встреча проходила в начале декабря. В первую половину дня нас позвали в актовый зал. Конечно, все это мы сделали по разнарядке — вряд ли бы люди массово пошли туда добровольно. Однако послушать и, возможно, узнать что-то новое мне было интересно. Зал оказался быстро заполнен, в первых рядах по классике сидели руководители. Перед ними сидели Шпаковский и Гриц. Говорили в основном о том же, о чем вещают провластные источники и СМИ: Конституция — это важно, изменения назрели, они необходимы. Кроме того, проскакивала риторика про врагов с Запада, проплаченных «змагаров» и тех, кто пытается здесь, в Беларуси, кому-то что-то навязать. До этого момента я не знал, кто такой Шпаковский. Тезисно прочитал, каких он взглядов, и поэтому решил, что услышу от него пропаганду. Но он оказался достаточно грамотным человеком. Резюмировал разговор тем, что он сам ни к чему не призывает — просит лишь активно участвовать в обсуждении поправок, — рассказывает Алексей. — В его выступлении меня смутили слова о том, что наша действующая Конституция создана якобы под сильного президента, и есть опасения, что следующий кандидат может ее не потянуть. Именно поэтому его полномочия в Конституции нам нужно «порезать».

Алексей добавляет, что из 200 человек лишь двое решили задать вопрос выступающим.

— Первый осторожный вопрос из зала был от моей коллеги. Она аккуратно выразила скепсис по поводу нового положения ВНС. Шпаковский в ответ попытался успокоить, что по этому поводу все будет хорошо, в будущем законе «О ВНС» со всем разберутся. Еще один коллега уточнил, не рассматривался ли Конституционной комиссией вариант, при котором можно было бы выбрать, согласен человек или нет, с каждым пунктом поправок. Он добавил, что у него вызывает вопрос предложение о неприкосновенности будущего экс-президента. Шпаковский даже согласился, что так было бы лучше. Но большинство из Конституционной комиссии якобы приняли решение, что на референдум должен быть вынесен один вопрос и два варианта ответов к нему, — добавляет мужчина. — В целом, то, что провластные политологи и представители власти приезжают говорить с людьми на заводы, это не плохо. Смущает другое: мы не можем познакомиться с альтернативными точками зрения. По-хорошему, люди должны выслушивать все стороны, дискутировать с каждой, только тогда принимать решение и отдавать свой голос.

По словам Алексея, еще на два подобных мероприятия на завод приезжали уже местные представители власти, депутаты, чиновники из облисполкомов и райисполкомов. Людей на этих встречах было гораздо меньше, а вопросы почти никто не задавал.

«Обсуждение длилось полчаса через обмен сообщениями»

Никита преподает в одной из минских детских школ искусств. Там был выбран довольно оригинальный формат обсуждения Конституции.

— «Собрание» было обязательным, но проходило онлайн. Регистрация на него была очень странной. Чтобы попасть в чат для обсуждения, под объявлением нужно было поставить лайк. Само «мероприятие» проходило 6 января, во время каникул. Длилось все полчаса через обмен сообщениями. В чате администрация спрашивала, если ли у нас какие-то предложения, но никто ничего не предлагал. Люди только писали, кто с какой статьей не согласен. После этого сразу появлялся ответ: «Внесено в протокол». При этом между сообщениями администрации были большие паузы — наверное, проект они смотрели на ходу. Вот так прошло все обсуждение. После каникул нам распечатали новый проект Конституции, принесли, сказали еще раз прочитать и расписаться, что мы с ним ознакомлены. А еще сказали, что скоро должно быть второе собрание. Пока что мы его ждем.

«Сказали сделать фото для подтверждения и обсудить организационные вопросы»

Андрей работает преподавателем в районной школе. Говорит, его учебное заведение небольшое — в коллективе около 30 человек.

— На днях учителям на почту пришел документ с текстом об истории белорусской Конституции и предложением ее обсудить. Правда, подводка к тексту вызвала вопросы. Там много говорилось о навязывании Западом чуждой «белорусам идеологии».

Отрывок из документа Андрей предоставил Zerkalo.io. Вот что в нем было написано:

«Сегодня со стороны Запада идет очень агрессивное навязывание нашему народу, стране ложных, чуждых нам ориентиров. Причем во всех сферах — от культуры, истории, социальной сферы до экономики. Для нас, белорусов, все это неприемлемо. Поэтому в предложенных изменениях Конституции заложены механизмы, которые дают надежную страховку от подобных подходов в экономике и социальной сфере».

После отправки документа на почту сотрудников школы администрация предложила им собраться на перемене в свободном классе и обсудить предлагаемые изменения.

— Все происходило во время рабочего дня и заняло 10−15 минут. Никакой дискуссии и даже каких-то приглашенных гостей не было. Документ зачитывал один преподаватель. Он рассказал про ВНС, объяснил, что его собрания похожи на съезды КПСС, что в обязанность органа входит награждение президента и что сам он вполне может заседать в ВНС. Добавил, что в случае принятия этой Конституции все белорусы будут обязаны следить за своим здоровьем, перечислил другие странные предложения… В общем, все вышло очень сумбурно. Время перемены быстро кончилось, нам сказали сделать фото на память «для подтверждения», что обсуждение состоялось. Затем попросили задержаться, чтобы решить другие организационные школьные вопросы, — рассказывает Андрей.

«Все единогласно ответили „да“ на предложенные изменения»

Михаил работает на одном из минских государственных предприятий. Говорит, про обсуждение нового проекта Конституции было известно не всем: в актовый зал приглашали тех, кто лоялен к действующей власти.

— О том, что где-то проходит какое-то собрание, мы узнали лишь тогда, когда оно уже началось. Большинство присутствующих на нем были старожилами завода и теми, кто поддерживал Александра Лукашенко, — рассказывает Михаил. — Собрание проводили два человека: какой-то политолог и незнакомая женщина. Сначала они прочитали лекцию про государственный строй. Затем рассказали о том, что новая Конституция будет составлена для нас, для народа, что так проявляется забота о людях. Политолог еще сказал, что у нас все будет хорошо — не так, как в США, где «люди начинают жить половой жизнью в 15 лет и переходят в ЛГБТ».

По словам Михаила, вопросы разрешалось задавать только одному из руководителей завода. Они были длинными и путаными, а ответы на них со стороны выступающих — слишком общими.

— Присутствующим на руки не выдали ни нового проекта Конституции, ни распечатанных вопросов нашего начальника. Из-за этого толком вникнуть в обсуждение было невозможно. За собранием следил новый подозрительный человек на нашем заводе, из-за его присутствия люди не могли задать свои вопросы, диалог был невозможен. Продолжали говорить только начальник и эти два спикера. Потом началось общее «обсуждение» вопросов, а голосование проходило, как в профкоме. 0 воздержавшихся, 0 против, все единогласно ответили «да» на предложенные изменения.

«Выступающие не смогли дать четкие ответы на вопросы»

Евгения — студентка БГТУ и староста своей группы. Она рассказывает, что на протяжении двух недель деканат приглашает студентов посетить мероприятия, посвященные обсуждению проекта Конституции. На одно из таких попала и она сама.

— У всех старост есть совместный с деканом и его заместителем чат. В основном все учебные и неучебные вопросы мы обсуждаем именно там. С момента начала сессии, 5 января, нам уже раз шесть поступали просьбы прийти в актовый зал и послушать лекцию о поправках в Конституцию. Старост просили организовать группу из трех человек, иногда звонили непосредственно в день прихода «гостей». В таком случае отказаться от «предложения» уже было невозможно, — говорит студентка.

Она добавляет, что на встречу, на которой она была, пришли две женщины из Федерации профсоюзов Беларуси. А вот формат мероприятия, по словам Евгении, диалогом можно было назвать с трудом.

— Все это тянулось минут 45. Выступающие зачитывали выдержки из нового проекта. Изначально нам показали два ролика «о Великой Отечественной войне», в которых ветераны рассказывали, через что они прошли и как живут. После этого сразу подняли тему о том, что каждый гражданин должен знать и чтить память белорусских ветеранов, не отрицать их подвиг, — рассказывает Евгения. — Объясняли, что Беларусь — социально-ориентированное государство, которое постоянно помогает нуждающимся. Затронули тему ВНС. Сказали, что если поправки будут одобрены, то полномочия органа станут шире, чем у президента.

По словам студентки, люди в зале могли задавать вопросы выступающим. Правда, желающих сделать это было не много: детали интересовали лишь пять человек.

— Было ощущение, что вопросы согласовали заранее. Люди спрашивали, каким образом будет происходить защита персональных данных в интернете. При этом женщины, которые выступали, так и не смогли дать четкий ответ. Объяснили, что пока еще ничего не разработано. А еще кто-то спросил, как будет формироваться основной состав участников Всебелорусского народного собрания. Примечательно, что на него обе женщины также не смогли дать ясный ответ.