Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  2. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  3. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  4. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  5. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  6. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  7. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  8. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  9. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант
  10. Уходя с поста, министр хочет громко хлопнуть дверью — ввести ужесточения по рынку труда (ранее приложила руку к урезанию соцпакета)
  11. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  12. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  13. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  14. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  15. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  16. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте


Белорусские правозащитники признали политическими заключенными еще девять человек. Теперь их общее число составляет 1 049, сообщает правозащитный центр «Весна».

Речь идет о двоих осужденных и семи взятых под стражу.

Валентин Панасик получил шесть лет колонии за посты в соцсетях с призывами к протестам и активному сопротивлению (ч. 3 ст. 130, ч. 1 ст. 293, ст. 342 УК).

Станислав Кожемякин получил два с половиной года колонии за комментарии в соцсетях, где следствие узрело призывы к насилию в отношении милиционеров (ст. 130 УК о разжигании вражды). В суде комментарии озвучены не были.

Вадим Николаев находится под стражей по статье 130 УК уже долгое время, над ним начался суд, но его уже не раз приостанавливали для проведения экспертиз. По мнению правозащитников, это значит, что оснований для обвинения недостаточно.

Кроме того, под стражу по статье 130 о разжигании социальной вражды взяты Никита Стороженко, Валерий Глинский и Инна Глинская (все они, по версии следствия, передавали телеграм-каналам личные данные силовиков), а также Маргарита Зотова.

Еще двое политзаключенных были взяты под стражу по статье 289 УК. Дениса Сальмановича обвиняют в пособничестве терроризму и участии в террористической организации за то, что он сотрудничал с определенными телеграм-каналами и создавал для них графическую продукцию. А Сергей Лисовский, по версии следствия, встречался с сотрудникам МВД и убеждал их не исполнять преступные приказы, а также помогал уехать за границу тем, кто увольнялся со службы и боялся преследования. За это его обвиняют в терроризме.

Осуждение Панасика и Кожемякина на реальные сроки правозащитники считают необоснованным, так как они лишь высказывали свое мнение в связи с «очевидным нарушением Конституции и закона» представителями госорганов. При этом действия осужденных не повлекли никаких тяжелых последствий для потерпевших. В целом, как считают правозащитники, статья 130 УК сейчас используется в Беларуси дискриминационным образом — только для защиты институтов власти.

Что касается заключения под стражу до суда, правозащитники считают, что это чрезмерная мера, которая в данных случаях не имеет достаточного законного обоснования.

Кроме того, подчеркивают правозащитники, все действия названных людей являются итогом систематического и широко распространенного нарушения прав человека и отсутствия свободы высказываний в Беларуси, несоблюдения законности.

Таким образом, правозащитное сообщество Беларуси считает уголовное преследование этих людей политически мотивированным, а их самих — политическими заключенными. Правозащитники требуют их освобождения и прекращения их преследования.