Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Минске огласили приговор хирургу Елене Терешковой
  2. Грозовые «качели» не останавливаются. Какая погода ждет беларусов в выходные
  3. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  4. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  5. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  6. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  7. Минобороны объявило внезапную проверку готовности. В Украине успокоили: «У Беларуси нет сил для вторжения»
  8. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  9. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  10. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  11. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  12. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  13. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  14. Лукашенко загорелся новым спортивным мегапроектом. На этот раз поручил за пять лет построить в каждом регионе вот такой комплекс


Белорусские правозащитники признали политическими заключенными еще девять человек. Теперь их общее число составляет 1 049, сообщает правозащитный центр «Весна».

Речь идет о двоих осужденных и семи взятых под стражу.

Валентин Панасик получил шесть лет колонии за посты в соцсетях с призывами к протестам и активному сопротивлению (ч. 3 ст. 130, ч. 1 ст. 293, ст. 342 УК).

Станислав Кожемякин получил два с половиной года колонии за комментарии в соцсетях, где следствие узрело призывы к насилию в отношении милиционеров (ст. 130 УК о разжигании вражды). В суде комментарии озвучены не были.

Вадим Николаев находится под стражей по статье 130 УК уже долгое время, над ним начался суд, но его уже не раз приостанавливали для проведения экспертиз. По мнению правозащитников, это значит, что оснований для обвинения недостаточно.

Кроме того, под стражу по статье 130 о разжигании социальной вражды взяты Никита Стороженко, Валерий Глинский и Инна Глинская (все они, по версии следствия, передавали телеграм-каналам личные данные силовиков), а также Маргарита Зотова.

Еще двое политзаключенных были взяты под стражу по статье 289 УК. Дениса Сальмановича обвиняют в пособничестве терроризму и участии в террористической организации за то, что он сотрудничал с определенными телеграм-каналами и создавал для них графическую продукцию. А Сергей Лисовский, по версии следствия, встречался с сотрудникам МВД и убеждал их не исполнять преступные приказы, а также помогал уехать за границу тем, кто увольнялся со службы и боялся преследования. За это его обвиняют в терроризме.

Осуждение Панасика и Кожемякина на реальные сроки правозащитники считают необоснованным, так как они лишь высказывали свое мнение в связи с «очевидным нарушением Конституции и закона» представителями госорганов. При этом действия осужденных не повлекли никаких тяжелых последствий для потерпевших. В целом, как считают правозащитники, статья 130 УК сейчас используется в Беларуси дискриминационным образом — только для защиты институтов власти.

Что касается заключения под стражу до суда, правозащитники считают, что это чрезмерная мера, которая в данных случаях не имеет достаточного законного обоснования.

Кроме того, подчеркивают правозащитники, все действия названных людей являются итогом систематического и широко распространенного нарушения прав человека и отсутствия свободы высказываний в Беларуси, несоблюдения законности.

Таким образом, правозащитное сообщество Беларуси считает уголовное преследование этих людей политически мотивированным, а их самих — политическими заключенными. Правозащитники требуют их освобождения и прекращения их преследования.