Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Помогите „Азовстали“!» Первое место на «Евровидении» заняла Украина
  2. Карты Mastercard некоторых белорусских банков вновь заработали после сбоя
  3. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  4. Ни дня без новшеств. Банки вводят очередные изменения (некоторые из них касаются операций в валюте)
  5. Два года назад Тихановская внезапно (вероятно, и для самой себя) вступила в президентскую гонку — в годовщину мы поговорили с политиком
  6. Удар по Львовской области, отступление россиян от Харькова. Восемьдесят первый день войны в Украине
  7. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  8. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  9. Белорусская оборонка работает над созданием отечественных ракет для ЗРК «Бук» и системы «Полонез». Обещают скоро закончить
  10. Белорусский безвиз для граждан Литвы и Латвии продлили до конца года
  11. Почему Минск стал столицей Беларуси? Рассказываем, какие события к этому привели
  12. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  13. «Лукашенко пытается избежать прямого участия в войне в Украине». Главное из сводок штабов на 82-й день войны
  14. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  15. Экстравагантные наряды, желтые люди-волки и Kalush Orchestra, который всех «порвал». Финал Евровидения-2022 в фотографиях


Белорусские правозащитники признали политическими заключенными еще девять человек. Теперь их общее число составляет 1 049, сообщает правозащитный центр «Весна».

Речь идет о двоих осужденных и семи взятых под стражу.

Валентин Панасик получил шесть лет колонии за посты в соцсетях с призывами к протестам и активному сопротивлению (ч. 3 ст. 130, ч. 1 ст. 293, ст. 342 УК).

Станислав Кожемякин получил два с половиной года колонии за комментарии в соцсетях, где следствие узрело призывы к насилию в отношении милиционеров (ст. 130 УК о разжигании вражды). В суде комментарии озвучены не были.

Вадим Николаев находится под стражей по статье 130 УК уже долгое время, над ним начался суд, но его уже не раз приостанавливали для проведения экспертиз. По мнению правозащитников, это значит, что оснований для обвинения недостаточно.

Кроме того, под стражу по статье 130 о разжигании социальной вражды взяты Никита Стороженко, Валерий Глинский и Инна Глинская (все они, по версии следствия, передавали телеграм-каналам личные данные силовиков), а также Маргарита Зотова.

Еще двое политзаключенных были взяты под стражу по статье 289 УК. Дениса Сальмановича обвиняют в пособничестве терроризму и участии в террористической организации за то, что он сотрудничал с определенными телеграм-каналами и создавал для них графическую продукцию. А Сергей Лисовский, по версии следствия, встречался с сотрудникам МВД и убеждал их не исполнять преступные приказы, а также помогал уехать за границу тем, кто увольнялся со службы и боялся преследования. За это его обвиняют в терроризме.

Осуждение Панасика и Кожемякина на реальные сроки правозащитники считают необоснованным, так как они лишь высказывали свое мнение в связи с «очевидным нарушением Конституции и закона» представителями госорганов. При этом действия осужденных не повлекли никаких тяжелых последствий для потерпевших. В целом, как считают правозащитники, статья 130 УК сейчас используется в Беларуси дискриминационным образом — только для защиты институтов власти.

Что касается заключения под стражу до суда, правозащитники считают, что это чрезмерная мера, которая в данных случаях не имеет достаточного законного обоснования.

Кроме того, подчеркивают правозащитники, все действия названных людей являются итогом систематического и широко распространенного нарушения прав человека и отсутствия свободы высказываний в Беларуси, несоблюдения законности.

Таким образом, правозащитное сообщество Беларуси считает уголовное преследование этих людей политически мотивированным, а их самих — политическими заключенными. Правозащитники требуют их освобождения и прекращения их преследования.