Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Новые планы по захвату Киева, народное ополчение в Беларуси и третья линия обороны. Девяносто третий день войны
  2. «Личная армия Путина». Что известно о ЧВК Вагнера, бойцов которой обвиняют в преступлениях в Украине?
  3. В Беларуси на пятницу объявили оранжевый уровень опасности
  4. В Запорожье заявили, что хотят в состав России, потому что так было «сотни лет». Рассказываем, как формировались границы Украины
  5. Потерян Лиман, Северодонецк окружают: Украина проигрывает в битве за Донбасс? Разбираемся, что происходит на восточном фронте
  6. Россия попытается создавать «меньшие котлы» вместо широкомасштабного окружения. Главное из сводок штабов на 92-й день войны
  7. «Осуждаем войну как нарушение Божьей заповеди „Не убий!“» Украинская православная церковь отделилась от РПЦ
  8. В Речице умер ребенок, пострадавший в ДТП с участием трактора
  9. Под Брестом задержали родителей известной оперной певицы Маргариты Левчук. Их оштрафовали за «неподчинение сотрудникам милиции»
  10. Стало известно, кому и сколько в качестве компенсации морального вреда должна выплатить Софья Сапега
  11. Отменяют лимиты по валюте, возвращают кредиты и пересматривают ставки по вкладам. Банки вводят очередные новшества
  12. Лукашенко предупредил страны ЕАЭС: Последствия санкций затронут всех, отсидеться не получится
  13. Белорусский солдат сбежал из части и направился в сторону Литвы. Его разыскивают
  14. В Беларуси будет создано «народное ополчение»
  15. МВД выделят дополнительные деньги из республиканского бюджета
  16. Лукашенко назвал учения НАТО у границ Беларуси разведкой будущего «театра военных действий»
  17. Дожди, порывистый ветер и до +21°С. Все о погоде в выходные
  18. «Принимаем документы из дружественных стран». По «тунеядскому» декрету ввели новшества (тем, кто уехал из страны, вряд ли понравятся)
  19. Российские «Искандеры» под Лунинцем, зерно в обмен на санкции, жесткие кадры обстрела Харькова. Девяносто второй день войны
  20. Российские войска в оккупированных районах готовят «третью линию обороны». Главное из сводок штабов на 93-й день войны
  21. «Один вопрос: за что?» Монолог жительницы Мариуполя, которая пережила обстрелы, застала оккупацию и покинула город в начале мая


Власти самопровозглашенных ДНР и ЛНР объявили эвакуацию населения в Россию 18 февраля. В первую очередь вывозили женщин, детей и пожилых людей. Сообщалось, что во время «массового централизованного выезда» созданы условия для перехода границы, всех обещали обеспечить всем необходимым. Как происходила эвакуация на самом деле, Zerkalo.io рассказали жительницы одного из этих регионов, которые сами покидали свои дома или отправляли из города своих близких.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

На 1 января 2022 года, по данным местных властей, в самопровозглашенной ДНР проживало 2 млн 202 тыс. человек, в ЛНР — около 1 млн 400 тыс. Как пишет ТАСС со ссылкой на врио главы российского МЧС, на 23 февраля с начала эвакуации с территорий Донбасса уже выехали более 96 тыс. жителей. О готовности принять людей, по заявлениям ведомства, заявили более 70 регионов России. Двумя днями ранее сообщалось, что людей, прибывших в Ростовскую область, будут перенаправлять для расселения в Московскую, Ульяновскую, Курскую, Нижегородскую, Волгоградскую и Саратовскую области.

В некоторых пабликах ОРДЛО (отдельных районов Донецкой и Луганской областей) в соцсетях, где сообщали об эвакуации или обсуждали подобные новости, многие пользователи писали, что не готовы бросать своих мужей и уезжать. Также во «ВКонтакте» есть отдельные сообщества по этой теме — в них постоянно появляются сообщения об эвакуации: кто-то спрашивает, как пересечь границу в определенных условиях, кто-то ищет своих близких, которые ранее уехали и долгое время не выходят на связь. Иногда жители различных российских регионов предлагают тут свою помощь — пишут, что могут принять ту или иную семью, предоставят временное жилье.

В таких группах мы и нашли наших двух жительниц Луганска. Одна из них отправила в Россию своих детей и маму, вторая была эвакуирована сама.

«Мы ни разу не остановились — люди были настроены бежать без оглядки»

У Светланы двое детей — дочери 2,5 года, сыну 13 лет. 18 февраля вместе с ними она уехала из Луганска. В городе остались близкие: мама — чтобы присматривать за престарелой бабушкой, сестра с ребенком — чтобы, если будет необходимость, на своей машине могла вывезти всех в безопасное место.

— Еще утром мы никуда не собирались, потому что и в 2014 году, когда были боевые действия, оставались в городе. Мы привыкли к этим обстрелам. В самом городе нам в последнее время ничего «не прилетало», а окраины, поселки вблизи линии соприкосновения ежедневно обстреливаются украинской стороной, хотя там об этом не говорят. Ребята, которые служат в нашей армии (ЛНР и ДНР. — Прим. Zerkalo.io), — это мои знакомые, соседи. И им я верю, потому что этих людей знаю. Я не слушаю СМИ — ориентируюсь на то, что вижу своими глазами. Сейчас украинское государство стало более агрессивным, ситуация критическая. И я в чем была, в том и поехала. Взяла только документы, какие-то вещи детям, чтобы хотя бы в дороге ни в чем не нуждаться, — рассказала Светлана.

Вместе с ней в автобусе, который в тот день выехал из Луганска, было еще 45 человек, из них 25 — дети. В дороге (с учетом пересечения границы) люди провели 12 часов.

— Вы знаете, наверное, когда обстановка напряженная, это чувствуют и маленькие дети: все шесть часов, что мы были в автобусе, стояла полная тишина. Мы ни разу не остановились — люди были настроены бежать без оглядки. Ни у кого не было паники, все терпеливо ждали на границе своей очереди, потому что стояло много детей и стариков. Понимаете, мы восемь лет живем в состоянии обстрелов и, что такое паника, давно забыли. К сожалению, мы привыкли к постоянной угрозе жизни.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Сейчас Светлана с детьми и остальные семьи, что ехали вместе с ней, живут на территории туристической базы под Волгодонском в Ростовской области. Жительница Луганска рассказывает, что в России всех приняли хорошо, обеспечили всем необходимым «и даже больше». Однако не все были довольны условиями, в которых проходила эвакуация.

Телеканал «Настоящее время» публиковал видео из автобусов с жителями ДНР, которые стояли 19 февраля в Ростовской области. «Издеваются над нами, как хотят. С семи часов [находимся здесь]; все больные, с детьми, на костылях; бабушке 90 лет. Подошла полиция, я спросила: когда нас буду расселять. Ответили: «Мы не знаем. Ждите», — рассказала одна из женщин. По словам еще одной пассажирки, мамы ребенка с инвалидностью, людям из автобуса, пока он стоял в ожидании, приходилось ходить в туалет «за уголок». Еще одна женщина также обратила на это внимание и добавила, что дети хотели есть.

Вот что сказала об этом Светлана:

— До последнего никто в Российской Федерации и не верил, что Украина будет настолько агрессивна к ЛДНР, и, естественно, [места для размещения беженцев] формируются в срочном порядке. Людей просто эвакуируют хоть куда-нибудь. На местном уровне администрация принимает решение, куда и кого переселить в более комфортные условия. Когда появляется информация, что люди приехали и их бросили, — это бред. Да, кого-то поселили в спортивных залах, но там люди проводят день-два — потом их переселяют, — считает Светлана. — Проводится анализ прибывших групп: есть ли там маленькие дети, пожилые. И исходя из этого идет переселение нуждающихся.

Женщина добавила, что в ее случае — условия комфортные: всех, кто был в автобусе, сразу привезли на турбазу, размещаться во временных пунктах этой группе людей не пришлось. Всем сделали ПЦР-тесты на COVID-19, с семьями работают социальные службы и медики.

— Дорога была тяжелая, но автобус был комфортабельный, теплый. Из района в район нас сопровождали машины ГИБДД. Гуманитарная помощь приехала быстро. Девушке с двухмесячным ребенком быстро нашли и смесь молочную, и подгузники, и коляску. Сейчас каждая семья живет в своей комнате с холодильником, телевизором, санузлом, современной мебелью, пластиковыми окнами и жалюзи. Питание — три раза в день: шведский стол, молочные каши для детей. Все хорошо, но нас согласились переселить поближе в город, где есть садики, школы и поликлиники, чтобы мы могли учить детей и получать медицинскую помощь.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Семьям пообещали, что поселят в городской отель и условия проживания не изменятся. Как говорит собеседница, при пересечении границы все заполняли миграционные карты и имеют право находиться в России 90 дней без регистрации.

— Мы не знаем, на сколько можем здесь задержаться, ведь неизвестно, когда все будет в порядке в Донецке и Луганске. Нам сказали, что в любой момент мы сможем отправиться домой. Но пока мы здесь, нас всем обеспечат. На каждого члена семьи Российская Федерация выделила 10 тыс. рублей, мы оформили расчетные счета и получили эти деньги. С нами встречались представители центра занятости, узнавали, у кого какое образование, тем, кто хочет, предлагают работу. Они понимают, что мы можем уехать в любой момент, поэтому система оплаты упрощенная: к примеру, каждые три дня. Уже семь человек так устроились — кто-то поваром, кто-то посудомойкой, кто-то убирает в комнатах. Люди берутся за всю работу, чтобы кормить детей. Тем, у кого высшее образования, предлагают что-то поинтереснее, административного характера.

— Сейчас вы хотите скорее вернуться домой, к своим близким?

— Я хочу вернуться в Украину 2013 года. Я так любила эту Украину, была патриотом, платила налоги, принципиально не ездила за границу — все деньги оставляла в этой стране! У меня была хорошая работа, возможность взять кредит и выплатить его со своей, пусть и небольшой, зарплатой. Я планировала свою жизнь, прекрасно себя чувствовала. Но начался Майдан, непонятно за что выступающий — за какой-то Евросоюз, безвизовый режим. Для чего это нужно было — чтобы выезжать из Украины, зарабатывать там деньги, вывозить из страны трудовые резервы, не платить налоги? Я посчитала, что это предатели нашей страны, — эмоционально рассказала собеседница. — Мы привыкли к условиям, в которых жили последние восемь лет, что у нас все за наличку: не можем взять кредит, работаем — и сразу платим, что у нас разбиты заводы, фабрики, хотя металлургическая отрасль очень хорошо была развита, шахты. У нас в 2014 году отобрали жизнь.

«От руки писала доверенность. Мама с детьми в первую ночь спали на стульях»

Еще одна жительница Луганска, Лина, осталась в городе вместе с мужем. Девушка работает в местной больнице, ее супруг — в военкомате ЛНР. 19 февраля около 19.30 Лина отправила своих детей 9 и 6 лет вместе с бабушкой в Донецк, а оттуда в Россию.

— Обстановка в городе напряженная, обстрелы уже ежедневные, есть раненые и погибшие. У меня здесь муж. Он — военный; служил, как и многие, был на передовой. Осталась бабушка, да и не могу бросить больных, которым мы нужны. Я не хотела, чтобы мои дети видели этот ужас, и решила эвакуировать их вместе с мамой. Дети рыдали, когда мы прощались, они не хотели уезжать. Я им сказала, что они поедут в отпуск посмотреть на просторы России. А когда вернутся, все нам расскажут. Они гордятся своим отцом, потому что он нас защищает, и мамой, потому что она помогает выздороветь людям, которые болеют. Я от руки написала доверенность на маму, они долго переходили границу. В Донецке первую ночь сидели в каком-то клубе. Мама с детьми спали на стульях, [делали из них] лавочки. Знаю, что был кипяток, из еды, вроде бы, было только то, что люди брали с собой. Но там хотя бы было тепло. Мама с детьми согрелись и смогли немного отдохнуть. Думаю, для «передержки» на несколько часов это нормально, — рассказала Лина, добавив, что там было «много людей, их привозили и днем, и ночью». Однако приблизительное количество она не знает.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Мама девушки смогла с ней связаться на следующий день, 20 февраля, — сказала, что приехал автобус, на котором всех доставят к железнодорожному вокзалу, откуда людей повезут в Россию.

— Там они были к 12 часам дня. Вокруг никто не знал, куда их отправят, не было никаких кураторов, — вспоминает Лина, сутки она снова была без связи с родными. — Конечно, я переживала, пока не знала, где они и все ли в порядке. Но успокаивала мысль, что они хотя бы уже не здесь. Потом мама позвонила уже 21 числа и рассказала, что они в оздоровительном комплексе в Саратове. Что их встретили хорошо, добродушно, выдали сим-карты, накормили, выделили комнату со всеми условиями. Все охраняется полицией. Вся дорога была бесплатной для людей. Единственное, всех просили иметь с собой воду и еду на время поездки. Очень многие женщины — с детьми разных возрастов, с грудничками. Какое-то время все беженцы — «на пересидке», потом их отправляют кого куда. Единственное, границу все пересекают пешком, поэтому многие дети простывают. Им потом оказывают медпомощь, у всех по приезде в Саратов взяли мазки на ковид.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Жительница Луганска рассказывает, что рада, что ее близким оказывают помощь. Она не знает, сколько им придется пробыть в статусе беженцев, но надеется, что дети «не останутся на улице».

— Все, кто прибыл туда, очень довольны и благодарны! Еще мама вчера звонила и сказала, что они оформляют карты «Сбербанка» для получения 10 тыс. рублей. Сейчас многие наши люди хотят остаться где-то поближе к дому: боятся, что их отправят в Новосибирск, в сторону Алтайского края, потому что возвращаться потом далеко и дорого. Да и не все россияне рады таким беженцам, хотя многие готовы оказать хоть какую-то помощь. Я же переживаю за своих родных; очень надеюсь, что их не выселят в любой удобный момент, потому что идти им некуда. Большая надежда на Россию и на то, что скоро все закончится и родные вернутся домой!