Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  2. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  3. Восемьдесят пятый день войны в Украине. Онлайн
  4. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  5. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  6. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  7. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  8. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  9. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  10. Первый суд над российским солдатом, обстрел мирной колонны и видео с защитниками «Азовстали». Восемьдесят четвертый день войны
  11. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  12. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  13. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  14. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя
  15. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  16. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  17. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  18. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  19. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  20. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике


Айтишник Сергей Орлов с 2017 года работает в городском совете Мариуполя заместителем мэра. Еще три недели назад он шутил, выступая на конференции, посвященной оздоровлению экономики Украины, а теперь — борется с последствиями гуманитарной катастрофы, которая обрушилась на город и его жителей после того, как российские войска окружили Мариуполь. В интервью украинской редакции Forbes Сергей рассказал как людей хоронят в братских могилах, где жители берут воду, и что для него самое страшное в этом кошмаре.

Сергей Орлов. Фото: mrpl.city
Сергей Орлов. Фото: mrpl.city

После российского вторжения в Украину Мариуполь, который находится на берегу Азовского моря, стал приоритетной целью для российских войск и сил самопровозглашенной ДНР.

С начала марта город находится в осаде. В жилые кварталы и гражданские объекты регулярно попадают снаряды. 10 марта обстреляли родильное отделение больницы: 4 человека погибли, 16 пострадали. Шесть дней спустя авиабомба упала на местный драмтеатр, в подвалах которого скрывались сотни человек. Только на следующий день спасатели смогли добраться до места и начать вытаскивать людей из-под завалов.

Мариуполь 12 марта 2022 года. Фото: Маріупольська міська рада
Мариуполь 12 марта 2022 года. Фото: Маріупольська міська рада

Сергей Орлов не знает, цел ли еще его дом. Скорее всего — нет. По самым приблизительным оценкам, пострадало 80−90% зданий. Горсовет посчитал, что 15 марта российская армия совершила на город 22 авианалета, во время которых на Мариуполь упало около 100 бомб.

— Тонна тротила, представляете?! — говорит журналистке Forbes Орлов.

— Сколько на момент блокады оставалось людей в Мариуполе?

— По нашим оценкам, от 350 000 до 400 000.

— Сколько погибших?

— По состоянию на 13 марта было 2358 человек. Надо понимать, что это те тела, которые находились на улице. Под завалами есть еще люди, о которых мы не знаем. Поэтому цифру смело можно умножить на 1,5−2.

И хороним мы их, в основном, в братских могилах. Потому, что в индивидуальных не получается хоронить.

Фото: Скриншот видео UA:Перший
Фото: Скриншот видео UA: Перший

Примерно 70% от общего числа погибших идентифицированы. Имена остальных узнать не удалось.

— Мы хороним их в Городском саду, в центре. Окраины города закрыты. Россияне не выпускают нас на действующие кладбища. Сначала хоронили на закрытом лет 40 назад центральном кладбище. Сейчас там нет места. Поэтому в Городском саду. Некоторые у себя во дворе хоронят, — рассказал Орлов.

Фото: Национальная полиция
Родильное отделение больницы в Мариуполе. Фото: Национальная полиция

— Что для вас в этой истории самое страшное?

— Не иметь ответов на вопросы. Когда не знаешь, что сказать. Там у нас 3000 новорожденных, мамы о них заботятся. У мамы молока нет, она спрашивает — где мне взять детское питание? А мы понимаем, что его нет. Звонит мама — она не кричит, не ругается, а спокойным голосом спрашивает: «Вот у меня на руках ребенок, он умирает от голода. Что мне делать?» А ты не можешь ответить на этот вопрос. Или тебе звонят — вот по этому адресу — там 40 людей в бомбоубежище и они выйти не могут, так как завалило. И таких вопросов десятки и ты на них не можешь дать ответы. Это самое страшное…

Фото: EYEPRESS via Reuters Connect
Одна из пострадавших во время обстрела рожениц. И женщина, и ребенок погибли. Фото: EYEPRESS via Reuters Connect

Гражданские службы в городе практически не работают. Все автомобили пожарных расстреляли, полицейских убивают российские войска, объяснил заммэра. Осталось буквально несколько машин водоканала, которые развозят людям воду.

— А где население берет воду?

— Небольшая часть жителей частного сектора берет воду из своих колодцев. Плюс у людей нет отопления, они спускали воду с систем отопления и использовали ее. Кто-то говорит, что в лужах набирает. Когда был снег, то его топили… Кроме того в городе есть три-четыре источника, где вода выходит на поверхность. Коммунальные службы там воду берут и развозят в несколько точек в центре. Но те источники на полумиллионный город — это ни о чем…