Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Завершено расследование дела об «актах терроризма» на железной дороге. СК: мужчинам грозит смертная казнь
  2. «Может перейти в насильственное противостояние». Эксперты заявляют, что конфронтация сторонников и противников власти усилилась
  3. «С дочери начала слезать кожа». Рассказываем, как появилось ядерное оружие, как применялось и у кого самый большой его арсенал
  4. «Это дефолт». Чем грозит Беларуси решение расплачиваться по еврооблигациям в рублях и отразится ли это на населении
  5. Сто двадцать шестой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  6. Ракетные удары по Украине не прекратятся, а Лисичанск — основная цель: главное из сводок штабов на 126-й день войны
  7. Правительство продлило продуктовые контрсанкции против недружественных стран (но по некоторым товарам ввели послабления)
  8. КГБ включил в «список террористов» Тихановского, Лосика и еще 21 человека. В том числе 70-летнего мужчину
  9. Сто двадцать пятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  10. 215 тысяч просмотров у лжи России и 250 тысяч — у текста об убийстве Зельцера. Показываем самые популярные материалы «Зеркала» и просим вашей помощи
  11. Российские войска усиливают ракетные удары, пока их силы истощаются: главное из сводок штабов на 125-й день войны
  12. Трагедии не могло не случиться? Рассказываем о российской ракете Х-22, убившей людей в ТЦ в Кременчуге
  13. Украина провела самый масштабный обмен пленными: освобождены защитники «Азовстали», в том числе и из полка «Азов»
  14. На четверг — снова оранжевый уровень. Белорусов ожидают три дня пекла: прогноз
  15. Обломки и тела упали возле деревни. Как новый советский самолет убил 132 человека в небе над Беларусью


Президентские администрации в США на протяжении десятилетий готовят и пересматривают планы на случай ядерной войны и иных крупномасштабных бедствий. Эти планы настолько секретные, что даже Конгрессу о них ничего не сообщают, но некоторую часть из них все же недавно раскрыли, пишет Русская служба ВВС.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Планы содержат толкования законов, призванные приписать президенту те или иные чрезвычайные полномочия, пишет газета New York Times, которая ознакомилась с ними первой.

О том, что содержится в президентских директивах, разработанных начиная с 1950-х годов, американский Конгресс почти ничего не знает — и, как следствие, не может их контролировать. До сих пор общедоступная информация об этом ограничивалась рассекреченными документами времен начала холодной войны.

В ту эпоху планировались такие меры, как введение военного положения, задержания неблагонадежных и цензура новостей из-за рубежа.

Однако что именно содержится в современных директивах — так называемых президентских документах о чрезвычайных действиях, — неясно. В последние десятилетия, независимо от того, какая партия находилась у власти, ни одна из них не была обнародована или представлена Конгрессу.

Но недавно обнародованные документы, касающиеся деятельности администрации Джорджа Буша-младшего после терактов 11 сентября 2001 года, содержат отдельные намеки.

Несколько файлов, предоставленных New York Times Центром правосудия Бреннана, показывают, что администрация Буша пыталась интерпретировать законодательство о полномочиях президента в условиях военного времени таким образом, чтобы позволить президенту устанавливать контроль над интернетом или вовсе отключать сети связи в военное время. Такой интерес, как можно предположить, был продиктован взрывным ростом интернета в 1990-х годах.

В другом документе от 2008 года упоминается, что юристы министерства юстиции пересматривают некий проект президентского указа в свете недавнего решения Верховного суда. В той служебной записке конкретное дело не упомянуто, но в то время Верховный суд только что вынес знаковые решения по вопросам, несомненно представляющим интерес для правительства в чрезвычайной ситуации: одно о праве на оружие в Соединенных Штатах, а другое о правах заключенных Гуантанамо на судебные слушания.

«Эти документы не оставляют сомнений в том, что документы о чрезвычайных действиях после 11 сентября имеют прямое и существенное значение для гражданских свобод американцев, — рассказала NYT Элизабет Гойтейн из Центра правосудия Бреннана в Нью-Йоркском университете. — И тем не менее, Конгресс не осуществляет надзора за ними. А это неприемлемо».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В целом о том, как чрезвычайные планы эволюционировали на протяжении своей истории, общественности известно мало. Гойтейн считает, что директивы теперь включают и другие сценарии, помимо разрушительной ядерной атаки. Из документов видно, что более поздние версии расширены — теперь они разделены на семь разных категорий, однако их содержание остается засекреченным.

Недавно обнародованные документы показывают, что на момент прихода к власти администрации Буша было заготовлено 48 директив; к 2008 году это число выросло до 56. О каких-либо консультациях с Конгрессом в документах не упоминается.

Разработкой и пересмотром директив занимался офис вице-президента Дика Чейни. По словам нескольких чиновников администрации Буша, чьи имена упоминались в документах, это была своего рода бюрократическая «генеральная уборка», которая после событий 11 сентября казалась вполне разумной: правительство переориентировалось на внутреннюю безопасность.

Центр правосудия Бреннана, который собирал материалы о президентских чрезвычайных мерах, получил из президентской библиотеки Буша около 500 страниц документов в соответствии с Законом о свободе информации. В доступе к еще около 6000 страниц ему отказали на том основании, что они содержат государственную тайну.

Центр затребовал информацию после того, как в декабре минувшего года Палата представителей приняла законопроект, налагающий значительные ограничения на исполнительную власть после правления Трампа. В нем содержится положение, требующее раскрытия документов о чрезвычайных мерах Конгрессу. Однако законопроект, названный «Законом о защите нашей демократии», как ожидается, не пройдет через Сенат, — его заблокируют республиканцы.

Сторонники введения новых ограничений на чрезвычайные президентские полномочия при определенной поддержке обеих партий обсуждают возможность «приделать» их к ежегодному закону о расходах на оборону. Этот закон обычно без труда проходит через обе палаты.

Пока неясно, попадет ли положение о президентских директивах в чрезвычайных ситуациях в какой-либо из законопроектов. Но сенатор-демократ от Массачусетса Эдвард Марки, разработавший это положение в качестве отдельного закона в 2020 году, считает, что у Конгресса появилась возможность участвовать в планировании действий в чрезвычайных ситуациях.

«Наш долг как законодателей — потребовать, чтобы исполнительная власть передала нам документы, чтобы Конгресс, как представитель американского народа, смог оценить конституционность любой попытки будущего президента использовать чрезвычайную ситуацию для получения чрезвычайных полномочий», — сказал он в заявлении, опубликованном в New York Times.

Марки предложил свой законопроект после того, как президент Дональд Трамп в начале пандемии Covid-19 заявил, что обладает «абсолютной» властью (это утверждение, как многое другое, что он говорил, ложно — власть президента США во многих сферах ограничена).

О президентских полномочиях на случай чрезвычайных ситуаций 1950-х и 1960-х годов известно гораздо больше — некоторые из них упоминаются в служебных записках, которые с тех пор были рассекречены. В частности, они включали директивы о введении разных вариантов военного положения, цензуре информации из-за границы и приостановке судебных слушаний в отношении задержанных лиц (что позволяло держать их бессрочно).

Еще одна директива о чрезвычайных ситуациях 1950-х годов предусматривала создание военных зон, закрытых для определенных категорий лиц — аналогичным образом японцам и американцам японского происхождения во время Второй мировой войны был запрещен въезд в обширный регион вдоль тихоокеанского побережья США, что привело к их интернированию. Как показывает меморандум, рассекреченный в 2019 году, еще в 1967 году министерство юстиции рекомендовало отказаться от этого плана.

«Широкая критика программы переселения японцев хорошо известна и обоснована, — говорилось в меморандуме 1967 года. — Существуют серьезные опасения, следует ли санкционировать какую-либо подобную программу, допускающую выселение или задержание американских граждан исключительно на основании их расы, религии или национального происхождения».

Другие документы тех лет предусматривали издание декларации о существовании состояния войны, директиву о переносе заседаний Конгресса в безопасное место и создание ведомства, уполномоченного осуществлять полный контроль над экономикой. Подобное ведомство, подотчетное президенту, имело право, например, реквизировать частную собственность и распределять материалы, вводить контроль над зарплатами, ценами и арендными ставками, нормировать распределение товаров и разрешать трудовые споры.

В течение нескольких лет при президентстве Барака Обамы министерство юстиции упоминало в бюджетных документах, представленных Конгрессу, что начало в 2012 году анализировать законность 56 президентских документов о чрезвычайных действиях. В 2017 году министерство юстиции Трампа также упомянуло об этом в своем бюджетном запросе, после чего в финансовых документах она больше не фигурировала.