Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Спикер ВМС Украины: Вероятно, в Крыму потоплен еще один российский корабль — последний носитель крылатых ракет
  2. В Беларуси цены на автомобильное топливо постепенно вырастут на 8 копеек. Первое подорожание — 21 мая
  3. Россия стремится захватить Волчанск, чтобы завершить первый этап наступления, а Украина хочет лучше наносить удары по территории РФ
  4. Александр Лукашенко произвел кадровые назначения в КГБ и потребовал искоренить «скрытое мышкование типа крышевания»
  5. «Нет никаких признаков, что пассажиры выжили». Спасатели нашли разбившийся вертолет президента Ирана — он погиб
  6. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  7. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  8. «Из жизни ушли настоящие друзья Беларуси». Лукашенко и беларусский МИД отреагировали на гибель президента Ирана
  9. «Настоящие друзья» не только для Беларуси. Как в мире отреагировали на гибель президента Ирана и его чиновников
  10. С июля беларусов будут хоронить по-новому. Теперь чиновники объявили, что подготовят очередные изменения по ритуальным услугам
  11. С 1 сентября у десятиклассников из расписания исчезнет «История Беларуси» как отдельный предмет. Вот чем ее заменят
  12. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  13. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились


К моменту, когда вы читаете этот текст, спикер Палаты представителей американского Конгресса Нэнси Пелоси, вероятно, уже посетила Тайвань. Эта тема обсуждалась последние дни — и Китай обещал серьезно ответить на «вмешательство во внутренние дела». Чем может обернуться потенциальный конфликт между тремя странами? Поговорили об этом с политологом и китаистом Темуром Умаровым.

Фото: xandreaswork, Unsplash.com
Флаг Тайваня. Фото: xandreaswork, Unsplash.com

Нынешняя ситуация с Тайванем и Китаем — это какое-то сверхобострение отношений?

По мнению Темура Умарова, не совсем. Политолог считает, что на такие вещи русскоговорящее сообщество начало обращать больше внимания с началом войны в Украине.

— Например, еще вчера люди обсуждали и потенциальный конфликт в Косово. Мне кажется, сейчас просто есть обостренное чувство, что мир катится к какой-то войне. Все ищут потенциальные вещи, развитие которых невозможно предсказать и которые, возможно, приведут к войне. Однако на самом деле кризис вокруг Тайваня — это хроническая проблема международных отношений. Он давно был горячей точкой и всегда приковывал внимание экспертов-международников как потенциальный конфликтный регион.

Умаров добавляет, что с 2016 года эксперты наблюдают обострение — именно тогда к власти в Тайване пришла Демократическая прогрессивная партия.

— С тех пор Тайвань начал максимально отдаляться от Китая и проводить политику по поддержанию своей независимости. Одновременно с этим КНР при Си Цзиньпине стала намного более видимой военной, экономической, политической и геополитической державой. Во всех смыслах Китай сейчас намного сильнее, чем когда-либо раньше. И на все это накладывается, конечно, конфликт, который с каждым годом накаляется между Китаем и США. Все эти факторы одновременно делают нынешнюю ситуацию такой взрывоопасной.

Что даст приезд Нэнси Пелоси Тайваню?

Умаров отмечает, что Тайвань в этом случае «не решает ничего».

— На самом деле общество в Тайване сейчас разделено пополам. Часть его считает, что лучше бы к ним никто не приезжал и не провоцировал Китай на какие-то вооруженные конфликты. А другая часть, наоборот, смотрит на это положительно и считает, что это гарантия того, что в случае вооруженного конфликта с КНР (а он, по их мнению, неизбежен) у них есть защита в виде США. Но на самом деле для политических элит, для политического режима и для Демократической прогрессивной партии, которая сейчас у власти, это положительный факт. Эта партия и ее нынешний лидер выступают за максимальную независимость острова от материковой части Китая.

Зачем все это нужно США?

Темур Умаров отмечает, что сейчас позиция американских властей действительно может выглядеть попыткой приблизить вооруженный конфликт или создать его на пустом месте.

— Если бы Пелоси не поехала, вряд ли мы увидели бы снимки танков, военных самолетов и кораблей. Но если мы немножко увеличим масштаб происходящего, то поймем, что таким образом США пытаются максимально сдержать Китай и не позволить ему занять их место. Это попытка удержать свои позиции в мире, — считает эксперт. — Если же уменьшить масштаб, такие действия говорят о попытке Вашингтона перестроить отношения с Пекином, сделать их менее удобными для него. Дело в том, что, по мнению некоторых людей среди американской власти, Китай воспользовался заключением дипломатических отношений с США и сотрудничеством, чтобы прийти к нынешнему уровню развития. Теперь Штаты задним числом понимают, что они сами создали себе главного противника, и пытаются «провернуть фарш назад». Насколько это конструктивно и насколько это поможет им сохранить свои корни и положение, большой вопрос.

При этом политолог отмечает, что страдать от этих решений будут в первую очередь не люди в США или Китае, а жители Тайваня.

—  Мы уже видим, что КНР вводит санкции, собирает довольно массивное вооружение вокруг острова. Это, конечно, влияет на то, как чувствуют себя его жители, экономика, как реагируют инвесторы, как работают компании. Все это сейчас будет в плачевном состоянии, — добавляет эксперт.

Фото: Reuters
Морские пехотинцы Тайваня. Фото: Reuters

Это обострение похоже на ситуацию в Украине?

Темур Умаров считает, что схожих ассоциаций мало.

— Многие люди буквально до последнего момента говорили, что войны в Украине не будет, что это невозможно. Я ее тоже не ожидал. И я думаю, что сейчас, когда происходят такие обострения, люди стали намного более внимательны к таким вопросам. И именно поэтому нам хочется больше изучить, чтобы не оказаться второй раз в той же луже, в которой мы оказались, проснувшись утром 24 февраля, — поясняет он. — На самом деле, я не вижу параллелей с Россией и Украиной, кроме того, что Тайвань и материковый Китай когда-то были частью одного государства. С 1979 года, когда США и КНР установили дипломатические отношения, Тайвань фактически остался государством, но юридически стал не признанной территорией. А до этого момента Тайвань представлял весь Китай и в ООН, и во всех остальных международных организациях. То есть это уникальный случай, который больше ни с чем другим не сравним, в том числе и с российско-украинскими отношениями.

Какую реакцию от Китая можно ожидать на факт приземления самолета с Нэнси Пелоси на Тайване?

Политолог считает, что такой сценарий очень непредсказуем.

— Как мне кажется, Китай не будет предпринимать каких-то серьезных военных мер, пока Пелоси будет находиться на острове. В ином случае это довольно опасно — это уже объявление войны не только Тайваню, но и напрямую США. И если жизни спикера будет что-то угрожать, страны окажутся в шаге от ядерной войны. Думаю, если Китай и будет предпринимать сейчас какие-то меры, они будут дипломатическими. Это может быть бряцание оружием на берегу, военные учения, полеты военных самолетов в опознавательной зоне тайваньского ПВО. А вот как только Пелоси оттуда уедет, появится совсем неопределенная ситуация. В этом случае я могу допустить какой-нибудь вооруженный конфликт. Он необязательно будет происходить на самом острове: может быть, мы увидим столкновение каких-то военных кораблей — такие прецеденты уже были. Вполне можно ожидать очередного кризиса. Разница в том, что он будет развиваться уже в совсем других условиях, потому что отношения США и Китая как никогда раньше находятся в упадке, — заключает Темур Умаров.