Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Германия и Бельгия пролетели мимо плей-офф — две большие сенсации на чемпионате мира по футболу
  2. «Через три часа под дверью — дяди в форме». Минчанин утверждает, что написал на почту посольства Польши, а письмо прочли еще и силовики
  3. «По словам врачей, ей становится лучше». Марию Колесникову перевели из реанимации в хирургию
  4. Экс-министру лесного хозяйства грозит до 15 лет лишения свободы
  5. Новые правила въезда в Шенгенскую зону заработают весной 2023 года. Что изменится
  6. «Как остановить пожар в Европе?» В ОБСЕ зачитали последнюю речь Макея
  7. «Это чувствительная информация». Заявление главы Еврокомиссии об украинских потерях вырезали из ее выступления
  8. «Не так все радужно, как показывают по телевидению». Большой репортаж «Зеркала» из освобожденного Херсона
  9. «Меня повесят первым, а тебя — вторым. И плюнут на твою могилу, как теперь плюют на могилу Макея». Смерть главы МИД как тест — мнение
  10. В МНС рассказали, какие налоговые изменения уже точно введут в 2023 году. Они затронут как бизнес, так и население
  11. «Зноў не той». В Беларуси продолжаются задержания по поводу комментариев о смерти Макея
  12. Зачем российские пропагандисты извратили заявление Хренина и чья Белогоровка. Главное из сводок на 281-й день войны
  13. Бессмертие для диктаторов: рассказываем, как стареющие правители пытаются продлить себе жизнь и что из этого выходит
  14. Белорусам стали отказывать в выдаче паспорта старого образца. Узнали, в чем дело и можно ли его получить
  15. Дело TUT.BY передали в суд. Дата первого заседания пока неизвестна
  16. Без повестки и звонков. В Борисовском районе от военнообязанных требуют явиться для сверки учетных данных
  17. Глава ОНТ предложил главе ЦИК назначать президента на ВНС, чтобы не допустить к власти «Зеленских, котлет и Наусед». Тот не против
  18. Захват Белогоровки и Першего Травня, переполненные госпитали и отказ России от БТГ. Главное из сводок штабов на 280-й день войны
  19. В посольстве сообщили о госпитализированных с менингитом белорусах в Подмосковье. Один из них, возможно, скончался


На северо-востоке Украины, где армия страны сумела потеснить российские войска, продолжаются ожесточенные бои. Однако ВСУ уже удалось вернуть контроль над значительными территориями Харьковской области, жители которых провели несколько месяцев в оккупации. Но чувство облегчения в только что освобожденных районах смешивается с горем: местные жители рассказывают, как стали свидетелями пыток и убийств, происходивших в период российской оккупации, сообщает Русская служба Би-Би-Си.

Артем. Фото: Русская служба Би-Би-Си
Артем. Фото: Русская служба Би-Би-Си

Артем, житель города Балаклея в Харьковской области, рассказал Би-би-си, что провел в плену у россиян более 40 дней, и его пытали электричеством.

Балаклея была освобождена 8 сентября, после боле полугода оккупации российской армией.

Самые жуткие вещи творились в здании местной полиции, где разместились российские войска. Артем говорит, что из соседних камер он слышал, как другие заключенные кричали от боли и ужаса. При этом, по его словам, россияне явно позаботились о том, чтобы крики были хорошо слышны остальным, поскольку в здании была отключена шумная система вентиляции.

«Они ее выключили, чтобы все могли слышать, как кричат люди, когда их пытают током, — говорит Артем. — С некоторыми заключенными это делали через день. Даже женщин пытали».

Артему тоже пришлось пережить пытку током — но только один раз.

«Меня заставили взять в руки два провода, — рассказал он. — Там был электрогенератор. Чем быстрее он крутился, тем больше было напряжение. Они сказали: „Отпустишь провода — тебе конец“. Потом стали задавать вопросы. Сказали, что я вру — и генератор завертелся быстрее, так что напряжение росло».

Как рассказал нам Артем, его задержали после того, как россияне нашли у него фотографию брата — служащего ВСУ — в военной форме. Еще одного жителя Балаклеи, по словам Артема, задержали на 25 дней просто за то, что дома у него нашли украинский флаг.

Директор местной школы по имени Татьяна, которая провела в полицейском участке трое суток, говорит, что тоже слышала крики, раздающиеся из других камер.

На стене одной из этих камер мы нашли текст молитвы «Отче наш» и пометки о том, сколько дней прошло в заключении. По данным украинской полиции, в камерах, рассчитанных на двоих, оккупационные власти держали до восьми человек. Как говорят полицейские, во время полугодовой оккупации люди старались лишний раз не подходить к зданию, чтобы их не схватили российские военные.

«Зачем он застрелил моего сына?»

Неподалеку от центра города, в конце небольшой улицы, находятся могилы тех, кого в спешке захоронили соседи. На месте одной из них, где похоронен таксист Петр Шепель, стоит простой деревянный крест. Рядом с ним лежит его пассажир, личность которого до сих пор не установлена.

Фото: Русская служба Би-Би-Си
Фото: Русская служба Би-Би-Си

Полиция начала эксгумировать их тела, и, когда останки погибших помещали в мешки, в воздухе повис запах смерти. По словам местных властей, обоих погибших мужчин застрелили у российского блокпоста буквально за день до освобождения города.

За эксгумацией наблюдала Валентина — мать погибшего таксиста.

«Я хочу спросить Путина, зачем он застрелил моего сына? — кричит она. — Зачем? Кто его просил сюда приходить с таким страшным оружием? Он не только убил наших детей — он убил и нас, их матерей. Я сейчас все равно что мертвая. И я хочу обратиться ко всем матерям мира: восстаньте против этого убийцы!»

По дороге в Балаклею мы видели военную технику, отмеченную литерой Z. По-видимому, ее россияне бросили при отступлении.

В ближайшем селе нам продемонстрировали здание местной школы, сильно пострадавшее в ходе боевых действий. По данным местных властей, она была почти разрушена уже непосредственно перед изгнанием россиян.

Разрушенная школа в селе Вербовка. Фото: Русская служба Би-Би-Си
Разрушенная школа в селе Вербовка. Фото: Русская служба Би-Би-Си

Стоя на ее развалинах, глава Харьковской области Олег Синегубов назвал основной задачей восстановление подачи в населенные пункты области воды и электричества — хотя есть опасения, что линии электропередач могут быть заминированы.

На вопрос, думает ли он, что российские войска могут вернуться, Синегубов ответил: «Мы на войне, так что такая опасность есть всегда!»

В центре Балаклеи, где снова развевается украинский флаг, несколько десятков местных жителей выстроились в очередь около грузовика с продовольствием.

Здесь много пожилых людей, которые выглядят истощенными. Но они явно довольны снова видеть друг друга — и обняться впервые после окончания оккупации.

Фото: Русская служба Би-Би-Си
Фото: Русская служба Би-Би-Си