Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Милиционер проверил телефон и что-то вводил в Telegram. «Киберпартизаны» рассказали, что делать
  2. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  3. В Минске сторонники Лукашенко празднуют его 30-летие у власти. Политику предложили дать звание Героя Беларуси — вот что еще там говорили
  4. На рынке труда — «пожар»: число вакансий растет буквально на глазах
  5. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»
  6. Экс-премьер Великобритании рассказал, каким может быть мирный план Трампа для Украины
  7. С чем связаны природные аномалии, которые одна за другой обрушиваются на Беларусь? Ученый объяснил и рассказал, чего ждать дальше
  8. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  9. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
  10. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов


Всю свою жизнь королева предпочитала водить Land Rover. Эти машины стали такой неотъемлемой частью королевской семьи, что даже гроб с телом принца Филиппа вез его любимый, лично им модифицированный внедорожник, пишет Русская служба Би-би-си.

Королева Великобритании Елизавета II за рулем автомобиля. Великобритания, май 2014 года. Фото: Reuters

По словам известного в Британии автомобильного журналиста Квентина Уиллсона, машины группы Jaguar-Land Rover (JLR) стали «частью ДНК королевской семьи».

«Две эти выдающиеся личности [королева и принц Филипп] выбрали себе этот культовый бренд, и философская связка между этими людьми и машинами оказалась идеальной», — считает Уиллсон.

В самом деле компания обладает так называемым Ордером королевского доверия (Royal Warrant, который свидетельствует, что она является официальным поставщиком одного из высокопоставленных членов королевской семьи) с 1951 года, когда король Георг VI лично опробовал и одобрил один из ранних прототипов автомобиля.

«У королевской семьи всегда были тесные связи с Jaguar, Land Rover и Rover, — говорит Уиллсон. — Это были рабочие лошадки, профессионально сделанные, надежные воплощения инженерной мысли, которые отлично работали и давали правильный посыл».

Почти сразу после коронации королева и принц Филипп стали разъезжать по королевским делам в специально приспособленных Land Rover, «и было совершенно очевидно, что они предпочитают именно эти машины», подчеркивает Уиллсон.

По его словам, принц Филипп скорее всего сам приложил руку к этим модификациям: 

«Эти машины всегда нравились и были ему интересны».

Королева Великобритании Елизавета II за рулем автомобиля. Великобритания, май 2014 года. Фото: Reuters

Целый автопарк модифицированных Land Rover, сконструированных и построенных на заводе в Уэст-Мидлендс, в 1953 году в течении шести месяцев возил королевскую чету по странам Содружества, когда они во время своего турне посещали Бермуды, Ямайку, Фиджи и Австралию.

Один из этих Land Rover составляет часть коллекции королевских машин в Музее британских автомобилей в Гейдоне, графство Уорикшир.

«Это не просто красивый автомобиль, это автомобиль, в котором множество людей впервые увидело свою королеву, — говорит куратор коллекции Стивен Ленг. — Машина была сконструирована таким образом, чтобы королева и герцог Эдинбургский могли стоять в ней в полный рост и приветствовать публику. Мы с коллегами каждый день проходим мимо этих автомобилей и знаем, что они — особенные, потому что это королевские машины. Но в последние дни это чувство обострилось, ведь эти машины являются чрезвычайно важной частью истории связи королевы с британской автомобильной промышленностью».

«На протяжении всей их жизни эти машины были не просто церемониальным атрибутом, они сами водили их в своих поместьях», — напоминает Уиллсон.

Королеву постоянно фотографировали в них, «и было совершенно очевидно, что она по-настоящему любит автомобили».

«Они любили эти машины и любили регион Уэст-Мидлендс», — говорит журналист и добавляет, что Елизавета II и принц Филипп регулярно посещали заводы компании в Ковентри и Солихалле.

Королева Великобритании Елизавета II за рулем автомобиля. Великобритания, май 2014 года. Фото: Reuters

По словам Уиллсона, бывшего ведущего популярнейшей программы Top Gear, ему посчастливилось посидеть за рулем одного из классических королевских Rover, модели P5B, который ему любезно предоставил Музей британских автомобилей.

«Я знал, что у королевы была эта чудесная зеленая машина, это был ее личный автомобиль, который она сама водила, сделанный для нее на заказ, — говорит Уиллсон. — В королевскую канцелярию послали запрос, и оттуда пришел ответ, что королева будет рада, если я смогу поводить ее старый Rover. Так что мне позволили выехать на этой машине на дорогу и поснимать ее. Это было замечательно».

Герцог Эдинбургский, скончавшийся в апреле 2021 года в возрасте 99 лет, сам потрудился над созданием катафалка из модифицированного Land Rover, которому предстояло везти его собственный гроб.

Принц Филипп сам поработал над дизайном Land Rover Defender, которому предстояло везти гроб с его телом. Великобритания, апрель 2021 года. Фото: Reuters
Принц Филипп сам поработал над дизайном Land Rover Defender, которому предстояло везти гроб с его телом. Великобритания, апрель 2021 года. Фото: Reuters

Он начал работать над этим проектом с компанией JLR еще в 2003 году, переделав открытый кузов, куда должен был быть помещен гроб.

Кстати, он сам вызвался — и есть документальная съемка — подвезти Барака и Мишель Обаму на своем Range Rover во время их визита в Виндзор в 2016 году.

Кстати, помимо Jaguar, Land Rover был единственной автомобильной компанией, имевшей все три Королевских ордера — от королевы, принца Эдинбургского и принца Уэльского.

Этот бренд был подобран «абсолютно точно», чтобы отразить дух правления королевы, полагает Уиллсон:

«Вещи у нее жили долго, она не любила броскости, она была рачительной. Все это — часть ее характера. Мне кажется, это очень хороший посыл, который отражает ее отношение к своей стране и своей роли суверена».