Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  2. Под российским контролем находится 90% Луганской области. Главное из сводок штабов на 91-й день войны
  3. «Медуза»: вместе с референдумами в самопровозглашенных ЛДНР может пройти плебисцит о «слиянии» с Россией в Беларуси
  4. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  5. Ракетные удары по Запорожью и Кривому Рогу. Девяносто первый день войны в Украине
  6. «Путин поднял ставки. Есть шанс, что кто-то эту ставку побьет». Поговорили с Чичваркиным про «Евросеть», Беларусь и войну
  7. «Мы должны готовиться к войне». Большое интервью с паралимпийцем Талаем, который поддерживает Лукашенко и «спецоперацию» в Украине
  8. Белорусы из ЧВК Вагнера в Украине, гибель российского генерала, как сейчас выглядит «Азовсталь». Девяностый день войны
  9. Двух белорусов из ЧВК Вагнера подозревают в военных преступлениях под Киевом. Один из них был героем публикации TUT.BY
  10. В Техасе произошла стрельба в начальной школе: погибли 19 детей и двое взрослых
  11. КГБ зачислил в «террористы» Марию Колесникову, Максима Знака и еще 13 осужденных
  12. C 25 мая водителей будут штрафовать за невключенный свет фар
  13. Противник переместил дивизион «Искандер-М» в Брестскую область. Главное из сводок штабов на 90-й день войны
  14. Банки вводят очередные изменения. Среди них есть и валютные новшества
  15. В Беларуси упала средняя зарплата
  16. Проиграв в войне с Украиной, Россия распадется? Рассказываем, какие регионы этой страны могли бы захотеть независимости
  17. В Минском районе семья попала под электропоезд. Погибли беременная мать, отец и годовалый малыш
  18. «Путин порядок наведет». Рассказываем, что жители белорусского приграничья думают о войне в Украине и роли нашей страны в ней
  19. Супероружие или экипаж «проспал»? Рассказываем об украинской ракете, которой уничтожили крейсер «Москва»
  20. Подорожание ЖКУ, новшество по налогам, обновленная база тунеядцев. Изменения июня


На днях стало известно, что Дания с 10 сентября отменит все ограничения, связанные с пандемией коронавируса (кроме как на въезд в страну). Такое решение приняли благодаря высокому проценту вакцинированных — две дозы прививки уже получили более 70% населения. По словам датского министра здравоохранения, вирус «больше не представляет критической угрозы для общества». Мы попробовали разобраться, что позволило датчанам справиться с пандемией и какая ситуация там сейчас. Для Беларуси это может быть любопытно еще и потому, что в шестимиллионной Дании очень похожая на официальные цифры нашего Минздрава статистика заболеваемости и смертности от COVID-19.

Фото: Reuters
Улицы Копенгагена во время локдауна в январе 2021 года. Фото: Reuters

Как Дания отреагировала на начало пандемии?

В марте 2020 года Дания стала одной из первых стран, которые ввели на своей территории жесткий локдаун. В королевство перестали пускать туристов и иностранцев, которые не могли доказать важность своего визита. В то же время глава МИД призвал граждан не покидать пределы государства без крайней необходимости. В Дании было запрещено собираться большими группами (более 10 человек), закрылись все школы и детские сады, развлекательные центры, кафе, церкви, заведения сферы услуг — все, что не было признано «жизненно необходимым». Частично закрылись даже суды.

На поддержку пострадавшего от ограничений бизнеса правительство только на первом этапе выделило 40 миллиардов датских крон (более 6 миллиардов долларов), затем эту сумму повысили до 120 миллиардов крон (более 19 миллиардов долларов). Это позволило многим бизнесам не разориться, а гражданам — продолжать получать доход. Так, владелец рыбных ресторанов в Копенгагене рассказывал, что отпустил часть сотрудников по домам, оставив только тех, кто готовил еду и выполнял онлайн-заказы. При этом бизнесмен платил им только 10% зарплаты — остальное возмещало государство.

Важно отметить, что датский локдаун не был самым жестким по сравнению с другими европейскими странами. Например, гражданам разрешали выходить из домов, многие пользовались этим для занятий спортом и отдыха на природе. Но даже относительно мягкие меры позволили серьезно снизить динамику заболеваемости, а особенно — уменьшить число попаданий пациентов с COVID-19 в реанимацию. В итоге уже в апреле 2020-го Дания (опять-таки, одной из первых в Европе) инициировала частичную отмену ограничений, для начала вновь открыв школы и детские сады. Развлекательные заведения и заведения сферы услуг оставались закрытыми, продолжало действовать и ограничение на собрание больших групп людей.

Власти подчеркивали, что отмена временная и ограничения могут быть возобновлены. Кроме того, границы по-прежнему оставались закрытыми. «Важно, чтобы мы не держали всю Данию взаперти дольше, чем это необходимо, — говорила тогда премьер-министр Метте Фредериксен. — Но если мы откроем страну заново слишком рано, то есть риск, что число инфицированных станет расти слишком быстро, и тогда нам придется закрыть ее снова».

Отметим, что многие проявляли скепсис по отношению к датским мерам. Королевство часто сравнивали с соседней Швецией, выбравшей кардинально другой путь. Динамика числа инфицированных на миллион населения в Дании отличалась не сильно, а в некоторые периоды ситуация с новыми заболевшими в Швеции была даже лучше. Однако отличия были хорошо заметны по другому параметру: смертность в Дании была ниже шведской в четыре раза.

Важно, что действия правительства Дании широко поддержало общество: согласно различным опросам, до 90% датчан одобряли принятые правительством меры. Несомненно, на такой высокий уровень поддержки повлияла открытость власти: министры и другие официальные лица проводили ежедневные телевизионные брифинги, в которых отвечали на вопросы граждан и СМИ.

Фото: Reuters
Премьер-министр Дании Метте Фредериксен прививается от коронавируса, июнь 2021 года. Фото: Reuters

Исследователи первого этапа пандемии позднее отмечали, что датский подход показал отличные результаты, и коротко характеризовали его как «действуйте быстро и действуйте с силой».

Какие меры предпринимались после этого?

На следующих этапах пандемии Дания была «законодателем мод» в борьбе с коронавирусом в Европе. Во многих дальнейших шагах эта страна была первопроходцем, а уже за ней следовали другие государства Европы.

Так, в конце 2020 года Дания начала оперативно реагировать на вторую волну пандемии, быстро возвращая отмененные летом ограничения: сначала в отдельных регионах, а уже в декабре вся страна фактически вернулась к полному локдауну. Вновь закрылись школы и университеты, развлекательные центры и рестораны. При этом ко второй волне было лучше готово и общество: образование сразу перешло на «дистанционку», общепит работал в основном навынос. Позднее локдаун несколько раз продлевался, в частности после регистрации первого случая заболевания «южноафриканским» штаммом.

Не обошлось и без тяжелых мер. Широко известной стала история с датскими норками. В ноябре 2020 года мутировавший штамм коронавируса обнаружили у зверьков, содержавшихся на местных фермах. Его особенность заключалась в ослаблении способности к образованию антител, что могло привести к проблеме при использовании вакцин. Решением стало уничтожение всех норок, выращивавшихся в стране — около 17 миллионов особей. «Все норки в Дании должны быть уничтожены. Вы (занятые в звероводстве люди. — Прим. Zerkalo.io) теряете дело всей жизни, передававшееся из поколения в поколение. Это черный день для меня и для всех, кто работает в этой промышленности. Правительство понимает это, — сказала премьер-министр Фредериксен. — Мы в Дании осознаем ответственность перед жителями страны. Но в условиях мутации вируса мы также понимаем, какую ответственность мы несем перед остальным миром».

Позднее в марте Дания оперативно отреагировала на сообщения о побочном эффекте вакцины AstraZeneca (сообщалось, что у некоторых привитых образовались тромбы). Королевство сначала приостановило, а затем и вовсе — вновь первым в Европе — отказалось от использования этой вакцины. При этом власти Дании соглашались, что преимущества препарата превышают возможные риски, однако призвали отдельно учитывать ситуацию в каждой стране. В Дании не было проблем с темпами вакцинации и доступом к препаратам, поэтому государство могло себе позволить отказаться от одной из прививок, к которой возникли вопросы.

В апреле Дания (опять-таки, одной из первых в Европе) ввела «ковидные» паспорта — документы, подтверждающие наличие у людей иммунитета к коронавирусу. Их выдают тем, кто уже вакцинировался, переболел или имеет отрицательный тест на COVID-19 (последний вид документа действителен в течение трех дней). «Паспорта» нужно предъявлять для доступа в парикмахерские, развлекательные центры, учреждения культуры, фитнес-центры, рестораны и другие общественные заведения.

Этим летом в королевстве снова начали постепенно смягчать ограничения. Так, с 11 июня датчанам разрешили собираться группами до 100 человек, в большинстве общественных мест разрешили не использовать маски. А на днях стало известно и об отмене остальных ограничений. Решение стало возможным благодаря активной вакцинации датчан: они в числе европейских рекордсменов по проценту вакцинированных (лучше результаты только на Мальте и в Португалии). В силе остаются только ограничения на въезд, они принимались отдельным правовым актом, потребовавшим консенсуса различных политических партий, а потому останутся в силе как минимум до октября.

Фото: Reuters
Жители Копенгагена гуляют в парке после ослабления «ковидных» ограничений. Фото: Reuters

Какая в Дании статистика по заболевшим и умершим?

Сейчас данные такие: всего зарегистрировано случаев — 344 088 (5,91% населения), выздоровели — 328 434 человека (5,64% населения), умерли — 2580 (0,75% от числа заболевших).

Интересно, что примерно такие же цифры, если верить официальной статистике Минздрава, — у выбравшей кардинально другой путь борьбы с пандемией Беларуси. На сегодня в стране было зарегистрировано 480 364 случая COVID-19 (5,14% населения), выздоровели 473 274 человека (5,06% населения), умерли 3768 человек (0,78% от числа заболевших). Единственная заметная разница — в числе привившихся, в Беларуси этот показатель, по официальным данным, пока едва превышает 14% населения.

Более наглядным будет как раз сравнение с соседней Швецией. Там, по официальным данным, переболело 10,82% населения, выздоровело 10,45%, а смертность составила 1,30% (всего умерло 14 644 человека). Обобщая, можно сказать, что «шведский путь» показал в два раза худшую результативность, и это притом что там отказались от «шведской модели» и все-таки начали вводить серьезные ограничения еще в конце 2020 года (а еще многие граждане самостоятельно отправлялись на самоизоляцию — об этом говорил даже главный эпидемиолог страны Андерс Тегнелл: «Шведы делают во многом то же, что и другие, только сознательно и добровольно»). Отметим также, что Швеция уже догоняет Данию по числу вакцинированных: две дозы препарата получило более 54% населения.

Показательно, что в Дании после зимней вспышки и начала активной вакцинации населения практически не растет число умерших от COVID-19. 1 марта 2021 года в стране было 2365 умерших от коронавируса, сейчас — на 215 человек больше. То есть в среднем за сутки от коронавируса умирает один человек.

За счет чего Дания так успешно борется с COVID-19?

Вероятно, успехи Дании в борьбе с коронавирусом — результат совпадения множества факторов: от устройства самой сферы здравоохранения и политической системы страны до культурных особенностей.

Важно сказать, что система здравоохранения в Дании формально весьма похожа на белорусскую. Базовое медицинское обслуживание для граждан бесплатное, независимо от наличия страховки. Коммерческий сектор в здравоохранении небольшой: на долю частной медицины приходится только 2,2% всех госпитальных услуг. Это делает систему гибкой и способной к быстрой реорганизации: в начале пандемии власти смогли расставить приоритеты и перераспределять медицинские отделы, больничные койки, средства защиты, технику, а также врачей и медсестер, чтобы оказывать заболевшим помощь там, где она нужна.

Еще один аспект мы уже упоминали выше — это значительный уровень доверия властям в вопросах собственной безопасности. Исследовавшие тему авторы отмечали, что первые «ковидные» ограничения в Дании фактически начали работать еще до их юридического вступления в силу. Так, школы и детсады опустели еще в четверг, 12 марта, сразу после соответствующего объявления премьер-министра, хотя запрет начинал действовать только с понедельника, 16 марта.

Фото: Reuters
Очереди в одном из частных центров, занимавшихся вакцинацией в Копенгагене. Фото: Reuters

Большой кредит доверия также позволял смелее и решительнее действовать самим властям: они меньше боялись ошибиться и вызвать недовольство граждан. Конечно, это не означает, что ситуация устраивала абсолютно всех. К примеру, в Дании как в стране, одной из первых внедривших «ковидные паспорта», уже в апреле против них прошли и первые протесты. Однако в целом общество одобряло действия правительства.

Еще один интересный аспект, на который обращали внимание и ранее, говоря о более успешном противостоянии пандемии в странах Северной Европы, — традиции. В культуре скандинавских стран социальное дистанцирование заложено «по умолчанию», и это выгодно отличало Данию от стран юга Европы, где для общества важен физический контакт между близкими людьми — в частности, поцелуи и объятия при встречах. Сюда же можно отнести и являющееся частью скандинавской культуры понятие «хюгге» — концепции благополучия через удовольствие от простых вещей в жизни. Благодаря ей датчане легче переносили ограничения, проводя время дома с семьей.

Можно ли сказать, что датчане уже победили коронавирус?

Конечно же нет. Это понимают и в самой Дании, предупреждая, что ограничения могут снова вернуться в случае ухудшения ситуации с коронавирусом. Министр здравоохранения заверил, что власти страны будут действовать решительно и быстро, если коронавирус снова «будет угрожать основополагающим сферам жизни общества».

Однако уже сейчас можно утверждать, что «датский путь» в борьбе с COVID-19 оказался одним из самых успешных. А главным залогом этого стало быстрое взаимодействие власти и общества.