Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Провалилась попытка армии РФ прорваться через госграницу на Сумщину, на других направлениях все пока не очень удачно складывается для ВСУ
  2. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
  3. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  4. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года
  5. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  6. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  7. Огромное озеро у парка Челюскинцев, у ТРЦ Palazzo — море. На Минск обрушился сильный ливень
  8. Что российские «Шахеды» делают в небе над Беларусью? Разбираем основные версии и рассказываем, насколько они опасны
  9. «Я же у Гриши просто вырвал Марго из рук». Большое интервью с супругом Маргариты Левчук после новости об их свадьбе
  10. «Как ни доказывал — поехал на разворот». Как сейчас проверяют вещи на беларусско-польской границе
  11. ГПК: После вступления в силу ограничений Литва развернула в Беларусь шесть легковушек. Литовская сторона приводит цифру выше — более 26
  12. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»
  13. Похоже, к 30-летию Лукашенко во власти окончательно оформляется его культ личности. Мы нашли документ с подтверждениями


Сегодня, 27 сентября, завершился «референдум» в самопровозглашенных ДНР и ЛНР, а также в оккупированной Херсонской и части Запорожской областей о присоединении к России. Избирательные участки открылись на один день. До этого голосование проходило «удаленно»: женщины в компании людей с автоматами ходили по домам с урнами и бюллетенями. В 16.00 участки закрылись и началось подведение итогов. Поговорили с жителями Донецка и пригородных районов о том, как проходило «голосование» и чего ждут от его итогов жители самопровозглашенной ДНР.

Фото: Reuters
Агитационный баннер о референдуме о присоединении к России на оккупированных территориях Украины, 26 сентября 2022 года. Фото: Reuters

«Не вижу взаимосвязи между боевыми действиями и «референдумом»

Виктор (имя изменено) после 2014-го решил остаться в родном Донецке вместе с семьей. Говорит, не хотелось ничего менять в жизни. Сейчас мужчине 34 года, у него двое маленьких детей. На «референдуме» не голосовал — не поддерживает боевые действия и не видит смысла участвовать в нем. Не пошли на участки и его родные. Но большинство тех, кто остался в Донецке, хотели проголосовать, считает мужчина:

— Абсолютно все в Донецке хотят мира, и некоторые считают, если ЛНР и ДНР войдут в состав РФ, он наступит. К тому же люди понимают: если никто не придет, все равно нарисуют 100% явку, а «за» будет 93%.

О том, как сегодня проходило голосование, Виктор знает от знакомых, которые работают на избирательных участках. По словам мужчины, трудностей с формированием комиссий не возникло: их члены получают 150 долларов в сутки. А в Донецке это месячная зарплата. Знакомые и рассказали собеседнику, что явка высокая, а на участках есть иностранные наблюдатели.

— Многие люди приходили и жаловались, что их нет в списках. Предварительно списки не проверялись: учителя отказались этим заниматься, а участковые у нас в городе плохо работают. С другой стороны, половина людей из ЛДНР за восемь лет разъехалась, поэтому кто там голосует с такой явкой — вопрос, — считает Виктор. —  Еще очень важно, что дончане верят в защиту России. В феврале этого года многие стали уезжать, и отсюда выпустили всех украинцев. Я считаю, что это ошибка — стоило провести мобилизацию, потому что теперь нас некому защищать. А РФ настроена серьезно, на них можно рассчитывать.

Что касается последствий «референдума» и вхождения в Россию, то они жителя Донецка не сильно беспокоят:

— Лично я не вижу взаимосвязи между боевыми действиями и «референдумом». От этого кто-то сойдет с ума и будет бомбить жилые кварталы? Усилить боевые действия сможет только мобилизация. А Украина сейчас потеряла свое преимущество. Многие очень надеялись на мирные переговоры, но сейчас ставки растут, и непонятно, чем все закончится.

Голосование в оккупированном Мелитополе, 26 сентября 2022 года. Фото: Reuters

«Всех собирали в одном зале и каждый голосовал»

Алексей (имя изменено) уехал из Донецка спустя несколько дней после начала «референдума». Посчитал, что в городе стало слишком опасно. Ему 24 года, сейчас парень остается в ДНР. Начало голосования он застал, но сам в нем не участвовал.

— В первые дни женщины ходили по домам и собирали голоса, иногда в сопровождении людей с оружием, но чаще одни, — рассказывает молодой человек. — Еще знаю, что сборы голосов проводились на предприятиях (мне рассказывали знакомые, которые работают на заводе). К ним приходили, всех собирали в одном зале и каждый голосовал. Причем сотрудники могли проголосовать и за своих совершеннолетних детей. Давали бланк, заполняли на имя ребенка, и голос засчитывали.

Собеседник уверен: общих списков у местных властей скорее всего нет. Составили ли их специально к «референдуму» он не знает.

— Мои знакомые, которые постарше, проголосовали сами. Им предложили, они поучаствовали, но без особой инициативы, — рассказывает Алексей. — Что было бы, если бы отказались — не знаю. А вот если бы проголосовали против, скорее всего галочку напротив фамилии поставили бы. Для женщины, наверное, это ничего значить не будет, а если мужчина — начнут задавать вопросы, могут забрать на войну.

Ситуация в Донецке сейчас опасная и сложная, говорит собеседник: вода есть раз в четыре дня или реже, постоянные прилеты. Однако, по словам Алексея, люди уверены: такой стране, как Россия, несолидно игнорировать подобные проблемы, вроде отсутствия воды у людей, а значит, после присоединения все станет лучше.

— Отношение к «референдуму» во многом зависит от возрастной категории, — заявляет молодой человек. — Те, кто получает информацию из телевизора, исключительно «за», они хотят в Россию. И у них даже нет мысли о фальсификации, о том, что если они проголосуют «против», ничего не изменится. Некоторые из моих ровесников хотят присоединиться к России в надежде, что это что-то изменит. Но они понимают: все уже и так решено и голосовать нет смысла. В Донецке все хотят мира, но здесь играет большую роль пропаганда. Они устали от войны, но более агрессивно настроены по отношению к Украине. В уши постоянно «заливают» информацию о том, что восемь лет шли обстрелы.

Фото: Reuters
Строитель голосует во время «референдума» о присоединении самопровозглашенной ДНР, 26 сентября 2022 года. Фото: Reuters

«Распространяют слухи, что если ВСУ отвоюют эти территории, будет плохо всем»

Лидия уехала из Донецка в 2014 году, сразу после окончания школы. Сейчас девушка живет в Минске. До 2022 года она периодически приезжала домой, прошлое лето и осень провела там. Собеседница часто общается с родными и близкими, которые остались в ДНР, и о «референдуме» знает довольно много.

— Мои родители и друзья не рвались на голосование: они понимали, что все решено за них и что в любом случае нарисуют так, как нужно, — объясняет Лидия. — Все в один голос говорили: «Нам там делать нечего, все решено за нас». Но когда начали приходить по адресам, мои родители вынужденно поставили «за». Это такой психологический момент: к тебе приходят и знают, кто ты, где живешь.

— К родителям пришла женщина в сопровождении мужчин с оружием, но это аргументировалось якобы ее защитой. Мол, никто не знал, как поведут себя люди, поддержат или нет, — продолжает собеседница. — Видимо, заметили, что родители дома, позвонили, зашли: «Голосуйте за вхождение в состав России». Вопрос был только один. Поставили галочку «за» и все — «хорошего дня, до свиданья». Мама говорила, что люди приятные, никто не давил, не настаивал, даже посмеялись. Просто они живут в маленьком городе недалеко от Донецка, и все друг друга знают. Приходили свои, поэтому к ним было больше доверия. Насчет людей с оружием… Они ходят повсюду, их можно встретить намного чаще, чем детей на улице. Поэтому никаких вопросов это не вызвало.

За те дни, пока шел «референдум», члены избирательных комиссий пришли к родителям Лидии и их друзьям. А вот до знакомых собеседницы не дошли. Однако сегодня они тоже не голосовали — «не видят смысла, все равно результат уже решенный».

— К итогам «референдума» у моих родителей осторожное отношение. Многие понимают, что это еще не конец, и даже когда территорию присоединят к России, мир не наступит, — объясняет Лидия. —  Для большинства людей это ничего не изменит: те, кто хотели, уже давно получили российские паспорта. Еще есть такой момент: примерно в то же время, как начался «референдум», усилились обстрелы. И люди считают, что это стреляет Украина. Это такой метод запугивания: распространяются слухи, что если ВСУ отвоюют эти территории обратно, над людьми будут издеваться, будет плохо всем. И многие в это верят и голосуют «за».

По словам девушки, молодые люди в Донецке в основном не поддерживают «референдум».

— Они понимают: за восемь лет Донецк стал убогим городом, и в России ничего лучше не станет. Они могли бы проголосовать «против». Но все понимают, что будет после этого: мобилизация пацанов, которых вылавливают и забирают на фронт, может дойти до арестов. Думаю, нельзя было сказать, мол, я не поддерживаю, я за Украину, — уверена Лидия. — Родители говорят, что настолько устали от войны, что хочется любого мира. А мир в составе России им кажется наиболее реальным. К тому же они думают, что Россия все отстроит. Например, они видят, что Мариуполь разбомбили за считанные дни, а теперь его отстраивают. И поэтому многие за Россию в надежде, что будет лучше, чем сейчас.