Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В посольстве сообщили о госпитализированных с менингитом белорусах в Подмосковье. Один из них, возможно, скончался
  2. Судить заочно будут не только оппозиционеров, но и тех, у кого «большие активы». Лукашенко согласовал новую категорию дел
  3. Захват Белогоровки и Першего Травня, переполненные госпитали и отказ России от БТГ. Главное из сводок штабов на 280-й день войны
  4. Задержали гендиректора «Беллесизделия». Его назвали «долларовым миллионером», обвинили в протестах и отказе пустить силовиков на объект
  5. «Не так все радужно, как показывают по телевидению». Большой репортаж «Зеркала» из освобожденного Херсона
  6. «Собственноручно уведомляете компетентные органы о своих планах». Рассказываем, что меняет регистрация на подачу на визу через МСИ
  7. Под Чаусами Audi влетела в дерево и загорелась — погибли три девушки
  8. Лукашенко лично простился с Макеем — за 30 лет у власти он бывал на похоронах считанные разы. Вспоминаем предыдущие визиты
  9. В сознании, но все еще в тяжелом состоянии. Что известно о госпитализации Марии Колесниковой
  10. «Самое ужасное — кто пытал белорусов? Белорусы». Интервью с руководительницей фонда «Русь Сидящая»
  11. Новые правила въезда в Шенгенскую зону заработают весной 2023 года. Что изменится
  12. «Меня повесят первым, а тебя — вторым. И плюнут на твою могилу, как теперь плюют на могилу Макея». Смерть главы МИД как тест — мнение
  13. Чиновники опубликовали проект бюджета на 2023 год. Какая «дыра» прогнозируется в госказне
  14. Для чего РФ перебросила дополнительные силы в Беларусь, большие потери с обеих сторон. Главное из сводок на 279-й день войны
  15. Верховный суд рассмотрел апелляции по делу о «захвате власти». Приговоры оставлены без изменений
  16. Под Бахмутом солдаты воюют по колено в грязи — кадры сравнивают с битвой при Пашендейле столетней давности. Рассказываем о ней
  17. «Это чувствительная информация». Заявление главы Еврокомиссии об украинских потерях вырезали из ее выступления
  18. Силовики объявили «облаву» на белорусов за комментарии о смерти Макея. В списке более 20 лиц внутри страны и 50 — за границей
  19. «Через три часа под дверью — дяди в форме». Минчанин утверждает, что написал на почту посольства Польши, а письмо прочли еще и силовики
  20. В Минске простились с Владимиром Макеем. Туда пришел и Александр Лукашенко
  21. Экс-министру лесного хозяйства грозит до 15 лет лишения свободы
  22. Белорусам стали отказывать в выдаче паспорта старого образца. Узнали, в чем дело и можно ли его получить


Юрий Кукин,

На прошлой неделе 21 сентября Владимир Путин заявил о введении частичной мобилизации и вместе с тем упомянул, что НАТО допускает возможность применения против России ядерного оружия. Он подчеркнул, что Россия «также располагает различными средствами поражения» и что «при угрозе территориальной целостности использует все имеющиеся средства». О том, почему слова Путина стоит воспринимать всерьез и что пишут о вероятности ядерной войны в западных СМИ — в материале RTVI.

Ядерные боеголовки. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: iStock
Ядерные боеголовки. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: iStock

«Это не блеф. Когда люди говорят, что это не блеф, нужно относиться к ним серьезно», — заявил в интервью Би-би-си верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель, комментируя предупреждение Путина. В колонке для газеты The Washington Post, опубликованной 26 сентября.

Слова главного дипломата ЕС повторил и Джозеф Сиринсионе — автор книги «Ядерные кошмары: обеспечение безопасности мира, пока не стало слишком поздно».

«Мы должны поверить Путину, что „это не блеф“. Применение ядерного оружия первым в конфликте — неотъемлемая часть российской военной доктрины, как и военных планов США. Однако в отличие от Соединенных Штатов, Россия регулярно отрабатывает применение ядерного оружия и интегрирует его в свои обычные военные учения, последний раз — как раз перед путинским вторжением», — пишет он.

По его словам, в случае поражения в конфликте на Украине Россия может использовать стратегию «эскалация для деэскалации» или «эскалация для победы», то есть применить ядерное оружие, чтобы заставить противника отступить. «Эта стратегия несколько противоречива, но она не отличается от различных планов США по применению ядерного оружия в первую очередь», — считает Сиринсионе и предполагает, что эта самая «эскалация» может пойти по нескольким сценариям.

Как в 1945-м

Наиболее вероятным сценарием Сиринсионе называет удар России «маломощным» ядерным оружием (например, одной из 10-килотонных боеголовок, размещенных на крылатых ракетах наземного базирования, включая «Искандер»). Это приведет к гибели сотен или тысяч людей и нанесет значительный ущерб, но все же не потребует аналогичного ответа со стороны Соединенных Штатов, которые вместе с тем увеличат военную помощь Украине и, возможно, «нанесут согласованные удары НАТО или США по российским подразделениям, совершившим атаку».

Еще один возможный сценарий — это показательный выстрел: Россия может запустить ядерное оружие над необитаемой территорией, например, в Черном море, в качестве демонстрации серьезности своих намерений, надеясь на то, что Запад отступит. Как пишет автор колонки, в конце Второй мировой ученые предлагали такой вариант в качестве альтернативы бомбежке японских городов.

По его словам, при таком сценарии ядерный ответ со стороны Соединенных Штатов не потребуется — для предотвращения эскалации США призовет мировых лидеров к международной изоляции России, введению новых, чрезвычайно жестких санкций и пригрозит «серьезными последствиями» в случае повторения подобных действий. Тем не менее, считает Сиринсионе, Россия на это вряд ли пойдет по той же причине, по которой этого не сделало и военное руководство США в 1945 году — такой шаг будет «недостаточно угрожающим».

«Катастрофические последствия»

Угрозы «катастрофических последствий» для Москвы в случае применения ядерного оружия со стороны США уже прозвучали. Как пишет The New York Times, советник президента Байдена по национальной безопасности Джейк Салливан несколько раз повторял это «в трех воскресных телеинтервью, хотя он намеренно оставил неясным, будут ли эти последствия военными, экономическими или дипломатическими».

Какая именно реакция последует, цитирует газета Салливана, представители США «в последние дни объяснили в частных беседах с российскими официальными лицами». Впрочем, каких-либо движений вооружения, которое может быть использовано для ядерного удара, американские власти, несмотря на угрозы президента Владимира Путина, не заметили.

— Но использование Салливаном слова «катастрофический» в качестве преднамеренно двусмысленного предупреждения о крупной — хотя и почти наверняка неядерной — реакции на российский ядерный удар показывает, как быстро усилилась риторика по мере того, как Россия дрогнула на поле боя в последние месяцы, — обращает внимание New York Times.

Газета Financial Times по итогам заявлений Салливана сообщает, что пять западных официальных лиц анонимно рассказали об усилении союзниками Киева «ядерной бдительности и сдерживания». Два других западных чиновника заявили изданию, что ядерная атака по Украине вряд ли приведет к ответному удару. Вместо этого последуют «обычные военные ответные действия западных государств, чтобы наказать Россию».

По словам другого чиновника, которые приводит FT, в этом вопросе «есть много красных линий, и они, вероятно, не там, где [Путин] говорит». Как пишет газета, по мнению аналитиков, Россия могла бы постепенно мобилизовать свой ядерный арсенал: начать якобы перемещать оружие и людей, однако после заявлений президента такие шаги не были предприняты.

«Путин скорее пригрозит применить ядерное оружие и получит уступки, чем на самом деле применит его», — заявил FT соруководитель программы ядерной политики фонда «Карнеги за международный мир» Джеймс Актон.

«Расстроить собственный народ»

Слова президента России о потенциальном ответе ядерным оружием хоть и сказаны, чтобы запугать Запад и Украину, но могут «расстроить его собственный народ», рассуждает в колонке для The Guardian автор книги «Нет ничего истинного и все возможно: приключения в современной России» Петр Померанцев.

«Если есть что-то, чего русские боятся больше, чем Путина, так это ядерной войны, и теперь он приближает ее… Нам [Западу] нужно показать, что чем ближе он подберется к ядерной угрозе, тем разрушительнее будет реакция: военная, экономическая и дипломатическая. Он даже потеряет Китай», — пишет Померанцев.