Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Единовременная премия почти 22 тысячи долларов и около 60 тысяч за первый год службы — как российские регионы ищут желающих идти воевать
  2. Лукашенко сделал нетипичное для себя заявление по соседним странам ЕС (еще недавно говорил иначе). А как у Минска идет торговля с ними?
  3. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось
  4. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  5. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  6. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  7. «Гомельская Вясна»: Дарья Лосик вышла на свободу
  8. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  9. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  10. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  11. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться


Хьюго Бачега,

Украинские бойцы, сдавшиеся после нескольких недель осады сталелитейного завода «Азовсталь», содержались Россией в нечеловеческих условиях, рассказал Би-би-си освобожденный боец.

Фото с сайта Би-би-си
Илья Самойленко вернулся домой в результате обмена пленными в сентябре. Фото с сайта Би-би-си

Военнослужащий полка «Азов» (входит в состав Нацгвардии Украины, российскими властями назван террористической организацией и запрещен) лейтенант Илья Самойленко был освобожден в результате обмена пленными в сентябре.

Самойленко рассказал Би-би-си, что его продержали в России в одиночной камере 120 дней и он боялся, что никогда не вернется в Украину.

По его словам, когда он попал в плен, российские войска конфисковали его протез руки.

28-летний лейтенант потерял правый глаз и левую руку, выполняя военную миссию на востоке Украины перед осадой «Азовстали» — у него в руках взорвались боеприпасы.

Первое, что он купил, вернувшись в Украину, была пачка сигарет. «Чтобы почувствовать, что жив», — объяснил он.

«Я счастлив видеть людей, которые ждали меня, слезы радости на их лицах и улыбки».

В первом интервью бойца «Азова» международным СМИ после обмена пленными между Россией и Украиной в сентябре он рассказал, что некоторые из его товарищей, содержавшиеся отдельно, подвергались пыткам, им отказывали в адекватной медицинской помощи и питании.

Россия отрицает факт пыток или жестокого обращения с военнопленными.

Лейтенант Самойленко — один из сотен военнослужащих, которые были заблокированы российскими военными в подземных туннелях и бункерах огромного металлургического завода «Азовсталь» под непрекращающимися бомбежками.

Они отказывались сдаваться, пока не поступил приказ от высшего военного командования Украины, который положил конец битве за Мариуполь. На сегодняшний день это самое ожесточенное и разрушительное сражение этой войны.

Бойцы покидали Мариуполь с небольшим количеством личных вещей, выглядели изможденными и с видимыми ранами. Некоторые шли на костылях. Их отправили на автобусах на территорию, контролируемую Россией.

По словам лейтенанта Самойленко, всех, кто покинул металлургический завод, сначала держали в Еленовке, тюрьме в районе Донецка, контролируемом пророссийскими сепаратистами.

Через несколько дней его и других, в основном офицеров «Азова», перевели в неизвестное место в России. Он говорит, что его заперли в одиночную камеру. Там он пытался следить за временем, мысленно считая дни и помогая себе физическими упражнениями.

«[Но] меня не пытали физически, — говорит он, — так что это было совсем не то, чему подвергались люди в других местах».

По его словам, те, кого отправляли в другие места, сталкивались с «очень, очень плохими условиями», которые ухудшались «с каждой прошедшей неделей».

По словам Самойленко, некоторые из тех, кого освободили в сентябре, рассказали ему, что им давали ограниченное количество воды, а некоторых держали впроголодь.

В июле в результате взрыва в Еленовке погибли десятки украинских заключенных. Москва заявила, что объект был атакован Украиной. Украинское правительство отвергло это утверждение как циничное, обвинив Россию в попытке уничтожить доказательства пыток и убийств.

Россия, сказал лейтенант Самойленко, не заботилась о правилах ведения войны. «Их не волнуют Женевские конвенции. Им плевать на жизни людей», — говорит он, добавляя, что пока не может поделиться более подробной информацией.

«Россияне тоже смотрят эти интервью, — сказал он. — Когда они видят наши радостные лица, они начинают злиться еще больше».

В мае, за несколько дней до сдачи «Азовстали», лейтенант Самойленко устроил пресс-конференцию, которая транслировалась в прямом эфире из бункера под зданием завода. В течение почти двух часов он описывал отчаянные условия жизни раненых бойцов, подытожив, что он и все остальные считают себя мертвецами.

В России многие не любят и очерняют полк «Азов», поскольку изначально он формировался как связанное с ультраправыми ополчение.

Этот факт до сих пор используется в российской пропаганде для оправдания безосновательных заявлений президента Владимира Путина о «денацификации» Украины. После захвата бойцов «Азова» некоторые россияне выступали в поддержку суровых тюремных сроков для них, другие призывали к их казни.

Но в Украине бойцы «Азова» являются символом сопротивления против российского вторжения, и их прославляют на рекламных щитах.

«Я не считаю себя героем», — сказал мне лейтенант Самойленко.

Их освобождение в сентябре считается крупной победой президента Владимира Зеленского и вызвало ликование по всей стране.

В ходе обмена пленными были освобождены 215 украинцев и 55 россиян. Детали сделки, произошедшей на фоне позорных неудач России на поле боя, сохраняются в тайне.

Но освобождение вызвало смешанные эмоции, говорит лейтенант Самойленко: многие из его товарищей и братьев по оружию остались в плену, подвергаясь пыткам и бесчеловечному обращению.

Сейчас в Киеве лейтенант Самойленко ждет нового протеза руки и получает психологическую помощь. Потому что, по его словам, скоро «нам придется вернуться на поле боя».

При участии Анастасии Левченко