Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  2. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  3. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  4. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  5. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  6. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  7. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  8. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  9. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  10. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа


В четверг власти России впервые сообщили о гибели на фронте тех, кто был мобилизован и тут же отправлен воевать в Украину. Военный комиссариат Челябинской области подтвердил гибель пяти жителей Южного Урала. От близких и родных погибших Би-би-си стало известно, что сразу после мобилизации их кинули на передовую в Херсонской области — без какой-либо подготовки.

Российский военнослужащий в городе Мариуполь, Украина, 22 мая 2022 года. Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Российский военнослужащий в городе Мариуполь, Украина, 22 мая 2022 года. Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

Би-би-си удалось установить имена троих из пяти погибших — это Антон Борисов, Игорь Евсеев и Тимур Ахметшин. Они были мобилизованы военкоматом Коркинского района с 26-го по 29 сентября. Всего в районе под мобилизацию попало около тысячи человек, утверждают знакомые погибших.

Уже 3 октября они оказались под Луганском, оттуда их перебросили в Запорожскую область, а уже 9-го родным стали приходить сообщения о гибели мобилизованных.

Знакомый одного из погибших переслал Би-би-си запись телефонного разговора, на котором челябинский мобилизованный, находящийся теперь в госпитале в Севастополе, рассказывает другому, только готовящемуся отправиться на фронт, обстоятельства гибели пятерых челябинцев:

«Мы в первый день приехали, еще ни разу не стреляли, а нас как мясо — в штурмовую группу и послали с двумя гранатометами. Я на них читал инструкцию, как ими пользоваться. На третий день мы отступили, переночевали, пошли вперед и заняли свои окопы».

«Они [украинцы] в двухстах метрах от нас были в посадке и начали нас штурмовать, — рассказывает раненый. — Дроны один за одним кидают подствольники. Меня „затрехсотило“ [ранило]. Мы еще час отстреливались, а они уже метрах в 50-ти. Никакого прикрытия, БТР, который нас прикрывал, сожгли, танк сожгли. Во время передышки побежал, кругом трупы. Слышу, мина свистит. Как я выбрался — не знаю».

По словам этого военнослужащего, Тимур Ахметшин находился в посадке в полутора километрах от его позиции, и ее «просто ровняли с землей»: «На носилках его несли, он задвухсотился [погиб]».

О своем командовании военнослужащие отзываются так, что это не поддается цитированию, утверждают, что ни разу даже не побывали на стрельбах, а окапываться на передовой им приходилось штык-ножами.

Тимур Ахметшин служил по контракту около 10 лет назад, рассказывают его друзья, после развода с женой он один воспитывал сына, которому сейчас семь лет, у него остались брат и мама.

В другом разговоре, запись которого есть в распоряжении Би-би-си, еще один мобилизованный из Коркинского района рассказывает об обстоятельствах гибели Ахметшина.

«Седьмого числа с утра пошли в наступление. Предупредили, что будет артобстрел. В 7 мы как упали на землю, так и провалялись до 10 или 11, — рассказывает мобилизованный другу. — Он ко мне подполз: «Илюха, держись, все нормально, вернемся, водки попьем». Ну я: «Базара нет, попьем обязательно».

«У нас впереди пацанчик лежал, в него с минометки прилетело и сразу задвухсотило, — продолжает рассказ этот мобилизованный. — Нам сказали отступать, все растерялись. Кто куда, кто с кем. Движуха началась, мясорубка. В обед уже пацаны доложили, что наш Тимурка задвухсотился».

На присланной Би-би-си фотографии крайний справа - южноуралец Тимур Ахметшин (затем погибший), а в середине - Дмитрий Меньшенин (впоследствии раненый)
На присланной Би-би-си фотографии крайний справа — южноуралец Тимур Ахметшин (затем погибший), а в середине — Дмитрий Меньшенин (впоследствии раненый)

На уточняющий вопрос, видел ли он сам тело погибшего, военнослужащий рассказывает: «Я пошел в ту сторону. Думаю, надо по своим узнать, кто где находится. Иду, пацаны тащат на носилках. Меня хоть и контузило, все равно я не *** (идиот), узнал. Так все чистенько было, ни крови, ничего не было. Куда, как прилетело. Может, в окоп. Или с сердцем что. У людей сердца отказывали. И от волны могло *** (убить)».

Из Новой Каховки в Херсонской области всех российских раненых оперативно перевезли вертолетами в Севастополь. Среди них были Дмитрий Меньшенин, Рауль Ишмуратов, Максим Молчанов и Денис Амосов. По словам друзей военных, их обещают перевезти оттуда в Новороссийск.

Погибших должны привезти в Челябинск в ближайшие дни. «Тела погибших привезут завтра или послезавтра. Ждем звонка военкома», — сказала Би-би-си подруга одного из них.

«Мы скорбим вместе с родными, выражаем искренние и глубокие соболезнования», — заявили 13 октября в пресс-службе правительства Челябинской области. Там пообещали, что родным и близким погибших окажут всю необходимую помощь, а родственникам в ускоренном порядке в дополнение к федеральным выплатам перечислят по 1 миллиону рублей.

После начала мобилизации российские власти неоднократно заявляли, что призываться на войну с Украиной будут лишь люди с боевым опытом, после мобилизации они будут проходить подготовку и слаживание, так что на фронте мобилизованные должны были оказаться лишь через месяц-два после начала мобилизационной кампании. Но на практике мобилизованные уже через несколько дней после призыва оказывались на передовой и там гибли.