Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  2. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  3. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  4. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  5. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  6. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  7. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  8. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  9. Армия РФ держит высокий темп наступления, чтобы не дать ВСУ закрепиться, Минобороны заявило о захвате еще одного села. Главное из сводок
  10. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  11. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  12. В Минтруда рассказали, как белорусы будут работать и отдыхать в марте
  13. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  14. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  15. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  16. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  17. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)


В первые дни мобилизации соцсети заполнили свидетельства того, что призывников банально не в чем отправлять на войну. В частях выдают не все и не всем. Одевать мобилизованных стали их жены и матери за свой счет. Но найти военную форму не так просто даже при наличии денег. В некоторых регионах экипировку с трудом закупают и государственные организации, пишет Русская служба Би-би-си.

Резервисты, призванные во время мобилизации, на церемонии отправки на военные базы в Севастополе, Крым, 27 сентября 2022 года. Фото: Reuters
Резервисты, призванные во время мобилизации, на церемонии отправки на военные базы в Севастополе, Крым, 27 сентября 2022 года. Фото: Reuters

«Так сложилось, что по мобилизации пошел мой муж, военнообязанный, с опытом боевых действий. Мы одели его полностью, но так вышло, что не все необходимое собрали. И таких, как мы, очень много, у кого-то нет возможности, но ребят бросать нельзя, они ушли нас защищать», — написала 29 сентября на своей странице «ВКонтакте» жительница Анапы Екатерина. Ее мужа отправили по мобилизации в село Молькино в Краснодарском крае (там находится база российских вооруженных сил и тренировочная база наемников из ЧВК Вагнера).

«К нам приехал губернатор [Воронежской области Александр] Гусев и даже не соизволил к нам подойти и спросить, как мы. Вся одежда на парнях — разгрузки, берцы, вся эта тряхомудия — это все, что купили наши родственники. Воронеж мы сдадим», — говорили на видео мобилизованные в Воронежской области и саркастически благодарили губернатора «за кидалово».

Вал подобных сообщений не прекращался с весны — форму, трусы, носки, бронежилеты и медикаменты контрактники и их семьи собирали по всей стране. Все обмундирование было дефицитным и до 21 сентября, а объявленная Владимиром Путиным мобилизация еще сильнее подстегнула спрос.

В некоторых регионах экипировку в начале октября бросились закупать не только родственники, но и госструктуры — остатки им распродают небольшие компании-посредники, которые пытаются найти новых поставщиков и жалуются на рост цен. Производства, чтобы заработать, в свою очередь переключаются на многомиллионные госзаказы.

Би-би-си изучила госконтракты и поговорила с подрядчиками, чтобы понять, что, у кого и в каком количестве в регионах пытаются закупить для мобилизованных.

«Организации с большими деньгами их ищут»

28 сентября в Йошкар-Оле провожали первую группу мобилизованных. На стадионе перед трибуной призывников выступал карт (это жрец в религии марийцев). Он пожелал им вернуться живыми и раздал каждому по оберегу. Вдобавок к этому мобилизованным выдали только сухпайки.

Призванные на войну жители республики грузились в автобус кто с чем: одни с рюкзаками или хозяйственными клетчатыми баулами, у других за спиной были еще и спальные мешки. Их советовал взять с собой местный военком. «Кружки, ложки, медикаменты, спальные мешки», — перечислял он то, что может понадобиться «на первое время».

Все это, по замыслу властей, семьи мобилизованных, видимо, должны были собрать самостоятельно. Городу же удалось закупить обмундирование только к началу октября, следует из данных госзакупок. В этом признавался и мэр Йошкар-Олы. «Про земляков, которые отправились раньше, мы не забыли. Сейчас идет закупка теплых вещей, спальников, и они также будут отправлены для наших бойцов», — отчитывался глава города.

Только 3 октября — спустя почти две недели после начала мобилизации — правительство приняло постановление, в котором дало регионам право закупать снаряжение и экипировку для военных по заявкам Минобороны. В тот же день йошкар-олинский Центр социального обслуживания населения заключил без конкурса несколько контрактов на поставку экипировки для военнослужащих, призванных по мобилизации.

Подрядчики должны предоставить Центру соцобслуживания 1776 пар сапог, в том числе рассчитанных на температуру до минус 45 градусов, 1318 комплектов белья с начесом, 1700 подшлемников (балаклав), спальные мешки, шапки, перчатки и носки из ангоры. Позже центр закупил еще влагозащитные костюмы, бензиновые генераторы, шведские квадрокоптеры DJI Mavic 3, рации и рюкзаки.

Фотография использована в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Фотография использована в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

Один из контрактов на 1 млн российских рублей (около 16 тыс. долларов) получила местная компания «Фортуна-К». Она должна была до 10 октября снабдить военных сотнями комплектов утепленного и облегченного белья, носками и перчатками, при этом в закупке было всего 20 спальных мешков.

Оказалось, что 20 спальников — это остатки, которые властям удалось выкупить у «Фортуны-К». О том, что найти товары для мобилизованных сейчас сложно, в «Фортуне-К» рассказали корреспонденту Би-би-си, который позвонил в компанию, представившись потенциальным покупателем спальников.

«Спальников у меня сейчас нет. Все скупили. Три дня назад был остаток — 20, нам сказали: «Мы у вас их забираем. Организация государственная. Забираем по договору», — объяснил представитель компании.

«Девушка, поверьте мне, организации с большими деньгами ищут, их цена не интересует. Нигде нет, потому что мобилизация по всей стране началась. Все покупают. Телевизор же смотрите?» — добавил он.

Он считает, что дефицит военного обмундирования — это общая для страны проблема. «Вот, допустим, администрация Московской области — она тоже закупает и обеспечивает призывников этими всеми наименованиями, про которые вы говорите. Потребность на эти вещи сейчас высока, а их в наличии нету, — сказал представитель «Фортуны-К». — Я сам не знаю, где закупать, если честно. И цены поднялись, и не могу найти. И сроки не говорят — когда смогут мне отправить».

Двадцати спальных мешков властям Йошкар-Олы не хватило — позже еще 602 штуки Центру соцобслуживания удалось закупить у трех других подрядчиков — на сумму более 1,9 млн рублей (более 30 тыс. долларов).

«Сразу вам где большую партию отошьют?»

Заказать спальные мешки корреспонденту Би-би-си не удалось и в другой йошкар-олинской компании «Формекс-М», получившей контракт Центра соцобслуживания на поставку шапок, перчаток, носков и термоизоляционных ковриков. Оказалось, что в дефиците там не только спальники.

— Спальных мешков нет. Тактических перчаток нет. Наколенников нет. Балаклав нет, — перечисляла представительница компании «потенциальному покупателю». — Привезли только сегодня термобелье за 2700 (около 45 долларов).

— А почему ничего нет?

— Почему? — удивилась вопросу собеседница корреспондента. — Потому что все идут.

— Все раскупили?

— Да, вы же не единственные. После 21-го [сентября] ничего нет. По всей России такая ситуация.

— А спальники, берцы у вас когда будут?

— Не обещаю даже. Отшивается все в Москве — фабрики шьют. Но пока ничего нет. Надо же наладить процесс. Сразу вам где большую партию отошьют? У них все, что на складах было, все распродали. Новое отшивают, но не на столько [заказов]. Все одеваются и все хотят. Все, что было у нас в наличии, все разобрали.

— В городе вроде призвали не так много людей.

— Вы думаете? — рассмеялась в ответ представительница компании. — А по районам? А по Марий Эл?

— Когда вам снова позвонить [спросить про наличие]?

— Все, что успевают заказывать, то и везут. Мы даты даже не знаем.

Фотография использована в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

Спальные мешки нашлись в одном из йошкар-олинских магазинов спецодежды — там корреспонденту Би-би-си предложили 14 спальников на температуру до +5 и три штуки на температуру до -5.

— Это какие-то легкие?

— Да, но берут для мобилизованных тоже, потому что нигде нет ничего уже, — объяснила сотрудница магазина.

Жгуты от «хороших людей»

Спальные мешки входят в так называемый «Минимальный набор имущества, необходимый для убытия в военную командировку». Его опубликовали в конце сентября в чате «Жены мобилизованных Санкт-Петербург». На это первым обратило внимание издание «Бумага».

В списке помимо очевидного — термобелья, камуфляжных костюмов и сапог — есть еще, например, батарейки, пуэрбанки и газовые горелки. В аптечке также советуют иметь два кровоостанавливающих жгута.

В начале октября орловский областной центр социальной защиты закупил 1750 резиновых жгутов Эсмарха — это самый популярный вид жгутов. Контракт заключили без конкурса с орловским заводом резиновых изделий «Объединение Альфапластик».

В компании корреспонденту Би-би-си сообщили, что срок ожидания жгутов составляет от одного месяца — у компании много заказов. «Побыстрее никак, потому что и добровольцы, и церкви, и Минобороны, и кто только у нас не заказывает. Из-за этого создаются очереди, — сказала представительница отдела продаж предприятия. — Церкви тоже для военных заказывают. Знаете, сколько таких, хороших людей».

В «Инстаграме» завода с 25 февраля, второго дня войны России против Украины, висит пост с фразой «Мы за мир» и призывом заботиться о своем здоровье и здоровье близких.

В том же количестве — 1750 штук — орловские власти заказали для мобилизованных комплекты термобелья, перчатки, камуфляжные костюмы, сапоги и мультитулы (складные инструменты). Отдельный контракт заключили на поставку зимних и демисезонных носков — по 3500—3520 пар более чем на 400 тысяч рублей (почти 6500 доларов).

Но стандартным набором там не ограничились и закупили еще 5,2 тысячи китайских батареек, 1750 одноразовых бритвенных станков, полотенец, ручных фонарей и рюкзаков, потратив на это более 9 млн рублей (около 145,5 тыс. долларов). Общая сумма контрактов, заключенных в регионе, — около 24,4 млн рублей (почти 4 млн долларов).

На войне в Украине российские военные используют жгуты не по инструкции. В конце сентября британская разведка утверждала, что россияне, получившие современные кровоостанавливающие жгуты не используют застежки-липучки, чтобы закрепить их на своем снаряжении, вместо этого они закрепляют их с помощью стяжек для кабелей — вероятно, жгутов в подразделениях мало и российские военные опасаются, что их могут украсть. Но это создает серьезную проблему — раненый может потерять много крови, пока отсоединяет жгут от хомута.

То, что в стране не налажено производство экипировки, судя по всему, разрешили говорить даже пропагандистам. 12 октября глава RT Маргарита Симоньян негодовала в «Твиттере»: компания, которая может произвести до 1 млн жгутов для российской армии за 1−2 месяца, должна ждать сертификации изделия, которая займет 2−3 года.

«Боты газуют на СВО»

В Ставропольском крае действует та же схема с мобилизацией, что и в Марий Эл: сначала власти отправляют призывников в части, а потом начинают закупать для них экипировку.

10 октября, спустя двадцать дней после начала мобилизации, в регионе объявил, что призывникам выдадут спальники, коврики и резиновые сапоги.

Для этого 23 и 28 сентября комитет Ставропольского края по делам национальностей и казачества без конкурса заключил контракты на 12 и 19,7 млн рублей (194 тыс. и почти 320 тыс. долларов) на поставку экипировки.

Родные провожают мобилизованных россиян. 26 сентября 2022 года. Фотография использована в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Родные провожают мобилизованных россиян. 26 сентября 2022 года. Фотография использована в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

По тысяче спальников, карематов (ковриков из теплоизолирующего материала) и около двух тысяч пар сапог нашлись у двух предпринимателей из города Михайловск — в получасе езды от Ставрополя. В одном из документов уточняется, что поставщик в присутствии заказчика должен сам выдать товар мобилизованным или представителю воинской части.

Контракт на 19,7 млн рублей — тоже без конкурса — получил член михайловского станичного казачьего общества Александр Титов. Сам он себя называет родовым казаком. «Как только ажиотаж начался, я показал [комитету] позиции, которые я могу [поставить]. Не мусорные позиции, а те, которые пригодятся. Являюсь экспертом в военно-вещевом вопросе, поэтому могу разъяснить, показать», — сказал Титов Би-би-си.

На странице своего магазина спецодежды во «ВКонтакте» Титов пишет патриотические посты вперемешку с информацией про берцы, автоматы и бронежилеты: «Боты Prabos газуют на СВО», «Мы с Вами с самого начала и до полной нашей Победы», «Заканчиваем упаковку одного из подразделений. Полный фарш». Судя по постам и фотографиям, экипировку Титов поставляет и для наемников из ЧВК Вагнера.

Скриншот одного из постов в группе магазина во "ВКонтакте"
Скриншот одного из постов в группе магазина во «ВКонтакте»

Спальники, закупленные по контракту, уходят в подразделения Ставропольского края, говорит Титов. Какие именно части и в каком количестве будут оснащены, он уточнять отказался: «Хотелось бы больше, конечно, [отправить спальников], но больше, к сожалению, у нас в России нет. Проблема в том, что спальные зимние мешки вообще не нужны были, от слова «совсем», в армии объема хватало, но мобилизация немножко скорректировала вопросы в другую сторону».

Торговлей обмундированием для участников войны в Украине занимаются и другие российские военно-патриотические организации, например Центр тактической и огневой подготовки «Партизан». Им руководит один из лидеров националистического Русского имперского движения и командир добровольческого отряда «Имперский легион» Денис Гариев, который воюет в Украине (США внесли движение и Гариева в список международных террористических организаций).

Вскоре после начала войны в Украине в телеграм-канале магазина «Партизан» опубликовали список снаряжения «добровольца» с заголовком «Собираясь на войну» — собраться предлагали в их магазине.

Одна из компаний Гариева до войны получала госзаказы на сумму более 10 млн рублей (161,7 тыс. долларов) от структур ФСБ, МВД и других силовиков, например, на поставку папок для личных дел и проверочных мероприятий, а также мишеней.

Крестик вместо «броника»

Родственники мобилизованных рассказывали, что в военных частях не хватает одежды нестандартных размеров. Например, белгородцу Даниилу (имя изменено) с экипировкой, выданной в военной части в Курской области, повезло — ему все подошло. Но «более крупным мужчинам и тем, кто поменьше, одежды не хватает», рассказывала Би-би-си его жена.

На это же в начале октября жаловались мобилизованные в Красноармейском районе Краснодарского края — им выдали бронежилеты одного размера. «Кого не устраивает, идите без брони. Мы все голые идем. У нас в основном контингент такой — ребята от 40 лет, все с пузиком. Такой комплект [защиты] - это на человека ростом метр шестьдесят, при весе — килограммов 50−60. Я его одеваю — он мне как топик, бронежилет этот. Вот мы завтра уезжаем, у нас нету ***** [ничего]», — говорит на видео мобилизованный.

В «минимальном наборе имущества, необходимого для убытия в военную командировку», который опубликовали жены мобилизованных из Петербурга, напротив бронежилетов и бронешлемов стоит пометка «желательно».

Для многих российских семей стоимость бронежилета — неподъемная сумма. Рассуждая о ценах, в чате жен мобилизованных из Петербурга пишут: «Крестик им тогда вместо броника придется давать».

Би-би-си не удалось найти контракты на поставку бронежилетов именно для мобилизованных. Возможно, их закупали другим способом.

Регулярно бронежилеты до войны заказывали российские силовые ведомства. Силовиков защитой снабжает АО «Научно-производственное предприятие КлАСС». В январе Росгвардия заключила с компанией три контракта на сумму в полмиллиарда рублей на поставку в 2022—2023 годах 8,2 тысячи бронежилетов стоимостью от 33,2 до 132,9 тысячи рублей (от 537 до 2150 долларов) за штуку. Цена зависит от типа жилета и уровня защиты, который обеспечивают вставные пластины из металла или керамики.

Компания также получала контракты на поставку бронежилетов, защитных шлемов, очков и щитов МВД, ФСИН и московской войсковой части № 95006. После начала войны единственный контракт с компанией заключила администрация губернатора Белгородской области — туда она поставила 10 защитных шлемов.

Иллюстрация: Русская служба Би-би-си
Иллюстрация: Русская служба Би-би-си

Бронежилеты компания Александра Титова из Ставропольского края, получившая миллионный контракт, покупала в том числе у новосибирского производителя Fillin. Директор компании Евгений Решетников в начале октября назвал происходящее «катастрофическим ажиотажем». По его словам, бронежилеты начали раскупать еще в феврале, но тогда клиентами были в основном военные, а теперь появилось больше гражданских. Все свои запасы компания распродала и теперь у нее очередь на изготовление бронежилетов до весны следующего года.

5 октября у компании появились чехлы для шеи, плеч и паха, о чем она сообщила на своей странице «ВКонтакте» — правда, чехлы были без баллистических пакетов, то есть вообще без защиты. Тем не менее через 40 минут все чехлы для паха разобрали.

Как борются с дефицитом

Проблемы с экипировкой были и до мобилизации — абсолютно во всех регулярных воинских частях и тех, которые принимали участие в так называемой СВО, но сейчас это проявилось в гораздо больших объемах, говорит аналитик расследовательской группы Conflict Intelligence Team Кирилл Михайлов.

«Были случаи [до мобилизации], когда палатками была укомплектована только одна батальонная тактическая группа, например, из двух, которые заходили. Стандартно — отсутствие приборов ночного видения в большом количестве, не говоря уже о беспилотниках», — замечает Михайлов.

Одна из причин такого дефицита — разграбление военного имущества. То, что российские военные годами разворовывали имущество, подтверждают и судебные решения, которые изучила Би-би-си. «При Шойгу это усилилось — стали воровать массово не только прапорщики, но и генералы», — говорит Михайлов.

Чтобы побороть дефицит, в российских регионах к производству экипировки стали привлекать крупные предприятия, малый бизнес и даже колонии.

20 сентября одна из госструктур Забайкальского края заключила контракт с лечебным исправительным учреждением УФСИН на пошив 326 спальных мешков. До этого заключенные там шили только мужские костюмы, халаты, рубашки и постельное белье, следует из данных госконтрактов.

В Хабаровском крае решили запастись куда большими объемами. В конце сентября местная предпринимательница Ольга Аюханова получила контракт стоимостью 44,7 млн рублей (723 тыс. долларов) на пошив 9418 спальных мешков. В компании Аюхановой Би-би-си сказали, что почти выполнили этот заказ.

«У нас есть связь с Министерством промышленности — там есть специалист, она позвонила и сказала в течение 20 минут сделать расчет по ценам», — рассказала Би-би-си коммерческий директор компании Светлана Макшанова о том, как они получили этот контракт.

Таких объемов у них раньше не было. Единственный крупный госзаказ — на 168 тысяч рублей (около 2720 долларов) — компания получила в пандемию — на пошив 4,2 тысячи масок.

Компании на две недели пришлось перестроить производство под спальные мешки: 40 человек отшивали их без выходных. Порядка 34 тысяч метров ткани понадобилось только на оболочку, плюс — утеплитель, подкладка и куча фурнитуры. Сырье собирали у разных поставщиков, многие из которых подняли цены. Компания сомневалась, стоит ли брать такой заказ, но в итоге решилась — ради репутации в регионе.

Отшитые спальники не попадут в хабаровские в магазины, говорит Макшанова, хотя там тоже ничего нет (люди бросились покупать экипировку еще до получения повестки, считает предпринимательница). Компания поставит все 9,4 тысячи спальников Управлению по делам гражданской обороны и ЧС. Куда оттуда отправят спальники, Макшанова не знает, но уверена, что они пошиты для мобилизованных.

В розницу купить экипировку может быть сложно именно поэтому — производства переключились на госзаказы. Но какие воинские части будут снабжены, а какие нет, неясно.

Некоторые попытки собрать мужей на фронт в условиях дефицита в итоге производят впечатление жестов отчаяния: в Саратовской области, например, женщины режут жгуты из автомобильных камер для шин.