Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. СМИ Зимбабве выдвинули версию, зачем Лукашенко приезжал в их страну
  2. Большой госдолг, рост расходов на национальную оборону и инфляция выше прогнозируемой. Изучили бюджет на 2023 год
  3. Мобилизованные россияне все чаще отказываются воевать, РФ занимается реструктуризацией армии. Главное из сводок
  4. Новая укрепленная российская база в Крыму, захват Николаевки и военный госпиталь в детской больнице. Главное из сводок
  5. «Предусмотрено открытое, свободное голосование». Швед рассказал об указе о создании комиссии по уехавшим белорусам
  6. «Должны раскаяться, публично извиниться». В Сети опубликовали подробности указа о возвращении уехавших белорусов
  7. «Кто-то называет 2000 человек, кто-то — до 4000». Лукашенко не считает, что из Беларуси уехало много людей
  8. В Турции и Сирии борются с последствиями сильного землетрясения, уже известно о сотнях жертв. Показываем, что там происходит
  9. Минфин предупредил о резком росте ставок акцизов на сигареты и алкоголь. За этим последует повышение розничных цен
  10. Резников остается на посту министра обороны Украины
  11. Эйсмонт рассказала, что Виктор Лукашенко делал в ОАЭ
  12. Лукашенко подписал указ о создании комиссии для работы с желающими вернуться на родину
Чытаць па-беларуску


Последние месяцы Россия бьет по украинской инфраструктуре. Из-за сильных повреждений страну накрыли плановые отключения электричества. Когда происходит очередной массированный обстрел, оно пропадает в домах вне всяких графиков и планов. Такой был на прошлой неделе, и некоторые люди провели без света больше суток. Мы поговорили с белорусами, которые сейчас живут в Киеве и области. Спросили, как они переживают блэкаут и собираются ли все-таки уезжать из региона или страны.

Так выглядел Киев 7 ноября 2022 года. Фото: Reuters
Так выглядел Киев вечером 7 ноября 2022 года. Фото: Reuters

Созвониться с белорусами в Киеве и ближайших городах нам не удается — в середине дня в понедельник интернет ловит плохо. Ребята рассказывают о жизни в нынешних условиях с помощью голосовых сообщений.

«Текст проходит, а звонок под вопросом. Голосовое рано или поздно проскочит», — пишет в телеграме Евгений (имя изменено). Мужчина живет на правом берегу Днепра. Говорит, свет в его районе отключают каждый день — когда и на сколько, он уже не считает. Запомнил лишь два случая, когда электричества не было около двух суток.

— Когда были стабилизационные отключения (плановые отключения электроэнергии для экономии и снижении нагрузки на инфраструктуру. — Прим. ред.), света не было по графику и можно было рассчитывать свое время. После обстрелов обычно экстренные или аварийные отключения — там уже кому как повезет, — объясняет белорус. — Бывало, и часов по 12 без электричества. День просидишь, а включат только в два или три часа ночи. Ты просыпаешься, потому что слышишь, что что-то уже включилось (грубо говоря, ток бежит по проводам), и идешь делать дела по дому, которыми наконец можешь заняться. Но это у нас на районе так. Часто через несколько домов от моего, скажем, в соседнем, окна светятся. Как только выключили свет, через час, а иногда и через 15 минут пропадает связь. Иногда помогает переключаться сначала с LTE на 3G, потом на 2G, чтобы хотя бы текст какой-то доходил. Но когда после атаки выбивает все, мобильная связь не работает никакая — бывает, по всему Киеву.

Вместе с электричеством на время в домах пропадают отопление и горячая вода. В квартире, где живут Женя с женой, холодной за последние два месяца не было дважды. Парень говорит, что каждый раз подачу восстанавливали в течение суток.

Белорусская волонтерка Карина Потемкина сейчас живет в Ирпене под Киевом, и в ее частном доме с водой проблем нет. Девушка прислала график, по которому у нее обычно отсутствует электричество. В зависимости от дня недели без света можно сидеть с 4 до 8 утра или с 8 до 12, вечером темно или с 16 до 20 часов или с 20 до 00, а есть еще дневное отключение. Последнюю неделю на эту предсказуемую и понятную систему сама Карина и ее соседи больше тоже не рассчитывают.

— Никакой график уже в принципе не работает — сейчас это аварийные отключения, тут уже непонятно, на какое время ориентироваться, когда обратно все включится, — рассказывает белоруска. — Есть ли в это время интернет, зависит от оператора — какой-то отрубается сразу, а какой-то еще час-полтора может тянуть. Но обычно мобильная связь ложится тоже и дозвониться куда-то, если надо, проблематично. С близкими теперь общение в стиле «появится сеть — напиши».

Фото: Reuters
Один из домов Киева вечером 7 ноября 2022 года. Фото: Reuters

23 ноября, когда Россия выпустила по украинским городам 67 крылатых ракет, вся страна пережила блэкаут, заявляли в Министерстве энергетики. В это время волонтерка собиралась забирать документы из миграционной службы. Дозвониться узнать, готовы ли они, не получалось: связи и света уже не было.

— Я зашла в кафе, подключилась к вайфаю и читала новости так. Потом заехала в миграционку, там все-таки свет был — госструктуры, может, на каких-то генераторах работают… — вспоминает девушка. — Когда приехала в Ирпень, тоже долго не могла найти связь — она была местами. А потом мы поехали к знакомой в Бучу. У нее электричество не пропадало. До комендантского часа надо было вернуться, дома было темно — этот вечер для большинства людей, думаю, прошел при свечах и фонариках. Еще два дня, 24 и 25 ноября, мы тоже сидели без света. Вижу, у многих соседей на такие периоды уже есть генераторы. В магазинах замечаю, что люди до сих пор покупают свечки и фонарики. Так теперь, наверное, в каждом доме.

После того обстрела не работали лампы и электроприборы двое суток и в доме Евгения.

— На следующий день я пошел в спортзал — там достаточно светло из-за стеклянной крыши. А вечером поехал в ресторан, где работает жена. Посетителей не было, видимо, людям было не до того, поэтому мы посидели при свечах, а потом на метро добрались домой. Доехать можно и на маршрутке — общественный транспорт ходит, — рассказывает парень. — Страшно тогда нам не было — блэкаут уже случался в раньше, тоже повыбивало все электричество, воду и все не могли быстро восстановить. Поэтому психологически люди уже были готовы к этому, знали, что, зачем и как делать, хотя все равно всем сразу резко захотелось пить, побежали в магазины за хлебом (смеется).

У обоих собеседников дома на всякий случай всегда есть запасы питьевой и технической воды и продуктов. Женя говорит, что закупается в магазинах на несколько дней вперед. Лежат и теплые вещи, если придется согреваться в холодном помещении. У Карины — спальники.

— Когда нет света, естественно, нет и отопления. Дом очень быстро остывает, но у нас есть опыт согрева после деоккупации Бучи! — оптимистично отвечает девушка. — Когда мы в квартире несколько недель грелись бутылками с водой. Думаю, и сейчас холод — не самое страшное, что нельзя победить. Есть спальники и на крайний случай — газ, можно на нем нагреть воду, налить в грелки и бутылки и положить с собой в постель. Это уже большое дело.

Фото: Елизавета Серватинська, Суспільне
Люди на улицах Киева во время плановых отключений электричества в конце ноября 2022 года. Фото: Елизавета Серватинская, «Суспільне»

— В такое время одеваешься уже в два слоя, потому что холодно становится, — добавляет Женя. — Когда появилась возможность, я взял электрический обогреватель. Когда есть свет, он работает, чтобы согревалась комната. А так, отопление у нас пропадает часто. После обстрелов 23 ноября его включили буквально 27-го. Но и до этого я не помню, чтобы батареи были теплыми, честно говоря. После массированных атак их отключают надолго.

Ребята рассказывают, как проводят время, когда ничего не работает и в интернете не посидишь. Чтобы не было скучно в темноте, нужно продумать и занятие на вечер.

— В светлое время суток я хожу на тренировки в зал. А весь вечер с женой можем смотреть сериалы или фильмы — у меня на зарядке всегда стоит рабочий ноутбук, он держит батарею часов 12, — объясняет Женя. — Всегда стараюсь зарядить пару пауэрбанков для телефона. Ну и свечи на кухне зажигаем, если нужно что-то приготовить поесть. Под фонариком можно делать какие-то минимальные домашние дела.

Карина говорит, что из-за постоянной ранней темноты стала раньше ложиться спать.

— Может, кто-то играет в настольные игры при свечах. Я накачала себе белорусских книжек и читаю вечерами. Не испытываю сильного дискомфорта без интернета, мне не страшно — это не так, что ты бесцельно смотришь в потолок, пока не дадут свет. Да, неприятно, но у меня раздражения и усталости это тоже не вызывает. Может потому, что в начале вторжения, кроме отсутствия коммуникаций и связи, были еще и постоянные обстрелы. Это больше угнетало, чем то, что сейчас темно. Я так понимаю, теперь русские хотят взять население измором. Семьям с маленькими детьми, думаю, на самом деле непросто в этих условиях жить.

— Население уже понемножку свыклось со всем, я не замечала, чтобы люди массово разъезжались из города из-за этого — выкручиваются, как могут, — продолжает белоруска; - Хотя знакомым айтишникам приходится искать какие-то коворкинги в Киеве, потому что если нет генератора, работа стоит. А местные предприниматели в магазинчиках справляются исключительно ими.

Женя — как раз из тех айтишников, кому теперь с работой непросто. Нет электричества — не выполнены задачи.

— Раньше можно было раздать мобильный интернет, а теперь с отключениями по районам или всему Киеву решать какие-то вопросы невозможно. На оплату в моем случае это пока не влияет, но у жены в ресторане у официантов периоды, когда нет света, не могут оплачивать, потому что в это время может не быть клиентов, а значит, и выручки.

Сам Киев по вечерам теперь живет практически в полной темноте, описывает Женя. Парень прислал видео, на котором его микрорайон — Минский массив, практически окраина правого берега Киева — и центр города, Подол, метро «Контрактовая площадь». В практически полной темноте дворов в самом крупном городе страны жители освещают себе путь фонариками.

— Это сложно представить, но горят в основном только фары, светло в транспорте и в местах, которые работают на генераторах — там еще могут даже вывески гореть. Некоторые включают фонарики на телефонах, когда переходят дорогу, потому что после четырех часов дня не видно ни-че-го, — рассказывает белорус.

Сколько еще придется прожить в таких условиях, неизвестно. Но Карина говорит, что даже несмотря на непростые бытовые условия последних недель, из Ирпеня уезжать не собирается. У Жени на ситуацию другой взгляд: говорит, когда разберется с легализацией, планирует вместе с женой на время выехать из Украины.

— Когда во время обстрелов над твоим домом летят ракеты, еще есть небольшой страх. Это такая же картинка, звуки, ощущения, как в интернете — как будто смотришь видео, только это происходит за окном. Но паники уже нет — относишься ко всему как-то вроде «ну, максимум — умру». Дело скорее в другом, — продолжает он. — Когда выключают свет и воду, качество жизни падает драматически. Если его не будет неделю, несколько дней не будет и воды. Просидеть просто на сухпайках с перспективой остаться без работы мне не кажется рациональной идеей. Пробыв весь ноябрь без света, не хочется так провести еще несколько месяцев, а до марта, я уверен, ситуация сильно не изменится. Думаем куда-то переехать на зиму, где можно белорусам легально находиться более трех месяцев.

— Да и нет никакого желания мешать людям делать свою работу в том числе своим нахождением здесь, потому что если ты ничего не делаешь полезного для победы, лучше не мешай, — заключает белорус.