Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Власти очень хотели забрать успешное предприятие и воспользовались трагедией — тогда погибли 14 человек. Вспоминаем, как это было
  2. Вместе с BELPOL проверили, чем владеет семья экс-министра труда Щеткиной, с «легкой» руки которой ввели налог для «тунеядцев»
  3. Итоговое коммюнике саммита мира в Швейцарии подписали 80 стран из 92. О чем идет речь в документе
  4. Западная военная помощь начала поступать в Украину. Первый замминистра обороны этой страны объяснил, что с ней не так
  5. «Изолятор захвачен боевиками „Исламского государства“». В российском СИЗО ликвидированы заключенные, взявшие в заложники двух сотрудников
  6. Тепло, но с дождями и грозами. Прогноз погоды на следующую неделю
  7. Лидеры «Большой семерки» упомянули Беларусь в финальном заявлении саммита G7. Узнали, как это стало возможным
  8. Появился первый список беларусских спортсменов, которых допустили к Олимпиаде в Париже. Вот сколько атлетов будет участвовать
  9. Лукашенко — «кукла Путина в Беларуси»: президент Польши на Глобальном саммите мира оценил «позорную роль» политика в агрессии против Украины


Верстка,

Российские провластные СМИ и журналисты регулярно рассказывают о том, что люди в Европе якобы мерзнут из-за сокращения потребления российского газа. Например, телеведущий Владимир Соловьев сообщил своим подписчикам, что «чиновники и депутаты стран ЕС стали замерзать в своих офисах» и «обернули ноги пледами». Телеканал 360tv утверждает, что «британцы замерзают в своих кроватях», а «Россия 24» показала сюжет о том, как жители Европы «пытаются согреться самыми изощренными способами» — например, топят печи овсом.

Фото с сайта pixabay.com
Фото с сайта pixabay.com

Тем временем в России в 2022 году региональные медиа и НКО собирали деньги на дрова для одиноких стариков, а семьям мобилизованных не хватило древесины для растопки, выданной государством. Кроме того, с начала декабря произошло несколько десятков крупных аварий, из-за которых сотни тысяч россиян остались без отопления. «Верстка» рассказывает, кто замерзает в России и как люди выживают без тепла. Публикуем этот текст с небольшими сокращениями.

Ни отопления, ни газа

По данным Всероссийской переписи населения 2020 года, 7,1% домохозяйств в стране отапливают жилье с помощью печей. Это больше 10 млн человек.

В Адыгее топит печь каждый десятый житель республики. В Костромской области — каждый шестой, в Новгородской — каждый пятый. В Карелии и Курганской области — каждый четвертый.

Хуже всего ситуация с отоплением в Сибири и на Дальнем Востоке. В Забайкальском крае печное отопление у почти половины семей. В Бурятии и Хакасии почти у половины — 45,5% и 40,4%. В Новосибирской и Томской областях древесиной на зиму запасается каждый пятый житель.

В Туве центрального отопления нет у подавляющего большинства жителей. Кроме того, в республике нет сетевого газа, так что тувинцы, живущие в частных домах, не могут устанавливать индивидуальные отопительные газовые системы.

В итоге 81,5% тувинцев отапливают дома дровами или углем, рискуя устроить пожар. Именно печное отопление, по данным МЧС, становится зимой основной причиной возгораний в республике.

В августе 2021 года глава Тувы Владислав Ховалыг лично просил Владимира Путина включить республику в программу газификации. Тувинцы топят дома углём, дышат смогом и болеют, жаловался тогда Ховалыг. Путин на его просьбу ничего не ответил. А через два месяца глава «Газпрома» Алексей Миллер сказал главе Тувы, что газопровод в республику не построят, потому что это слишком дорого.

«Если в Туву тянуть трубу, то она будет если не золотая, то позолоченная», — предал глава республики Владислав Ховалыг слова Миллера на встрече с журналистами.

Тувинцы предпочитают уголь дровам, потому что это дешевле. За 2 500 — 6000 российских рублей (от 36 до 86 долларов) можно купить тонну угля, при этом кубометр леса стоит от 1 500 рублей.

Впрочем, в этом году некоторые тувинцы получили бесплатные уголь и дрова. Запас топлива на зиму, по распоряжению местных властей, выдали семьям мобилизованных.

Бесплатные дрова родственникам мобилизованных выдавали и в других регионах, где есть проблемы с отоплением. Например, в Бурятии, которая вместе с Тувой лидирует по количеству погибших на войне с Украиной на душу населения. Правда, в Бурятии дров хватило не всем. В октябре мобилизованные пожаловались главе республики Алексею Цыденову на то, что их семьям так и не выдали обещанное топливо.

В приют, чтобы согреться

Сотни детей ежегодно оказываются в приютах из-за того, что у родителей нет денег на дрова и уголь и дома у них становится слишком холодно, пишет Новосибирский благотворительный фонд «Солнечный город».

Фонд помогает семьям в трудных жизненных ситуациях, и среди его подопечных есть те, у кого опека грозилась забрать детей, потому что зимой они мерзли без отопления.

Как объяснила «Верстке» директор фонда Марина Аксенова, местные власти не всегда помогают многодетным семьям с покупкой дров. Вместо этого они могут предложить им отправить детей на зиму в приюты, потому что там есть центральное отопление.

«Люди, которые такое предлагают, искренне считают, что это помощь, — говорит Аксенова. — Они даже не думают о том, что для государства содержание одного ребенка в приюте в течение месяца стоит больше, чем машина дров».

Осенью «Солнечный город» провел фандрайзинговую акцию «Зима дома», собрал 731 023 рубля и закупил уголь и дрова для 42 семей из отдаленных новосибирских сел и деревень.

Фото: страница "ВКонтакте" детского фонда «Солнечный Город»
Фото: страница «ВКонтакте» детского фонда «Солнечный Город»

«Мы обычная семья из Бердска: мама, папа и две дочки. Одна тонна угля стоит 4600 рублей, это дорого для нас, а в холодную зиму надо 5 или 6 тонн. Мужа мобилизовали, а я в декрете. Нам очень нужна была ваша помощь, и мы рады, что вы помогли», — цитировал фонд одну из благополучательниц.

Дрова по квотам

Для многих россиян покупка дров или угля на зиму — серьезный удар по бюджету. Есть и те, кто вовсе не может себе позволить полноценно отапливать дом.

Сотрудники фондов, занимающихся сбором средств на закупку дров, говорят, что, в среднем, российской семье нужно 25 тысяч рублей (358,9 долларов), чтобы закупить дров на зиму и топить, не экономя.

По данным агентства лесного хозяйства Бурятии — республики, где центрального отопления нет более, чем у половины населения — кубометр сосновых дров в регионе в этом году стоит 1012 −1567 рублей (14,5 — 22,5 долларов). Для того, чтобы отопить небольшой дом, на зиму нужно, как минимум, 5 кубометров.

При этом среднедушевой доход в Бурятии, по данным Бурятстата за 2021 год, составляет 27 767 рублей (398,6 долларов). Каждый пятый житель республики в конце 2021 года находился за чертой бедности, то есть зарабатывал меньше прожиточного минимума — 12 810 рублей (183,9 долларов).

В Туве предприниматели продают дрова по цене 1500 — 2400 рублей за кубометр (21,5 — 34,4 доллара). Среднедушевой доход в республике, по данным Росстата — 20 652 (296,5 долларов) рублей на человека. 30% жителей республики в конце 2021 года жили за чертой бедности, то есть зарабатывали меньше прожиточного минимума — 11 494 рублей (165 долларов).

В некоторых регионах существует квота на дрова. Малоимущим семьям выделяют делянку в лесу, где можно самостоятельно заготавливать топливо. А иногда семьям выдают даже готовые дрова.

Но древесины, которую раздают по квоте, обычно не хватает, говорит президент благотворительного фонда «София», помогающего пожилым россиянам, Ольга Глухова. Многим пенсионерам приходится сильно экономить, чтобы продержаться всю зиму.

«Нам очень часто приходят сообщения о том, что старики топят печку раз в день или даже через день и ходят по дому в шапках, — говорит Глухова. — Другие экономят на еде. Старики целый год с пенсий откладывают деньги и плохо питаются, чтобы накопить на дрова».

Как и многие другие российские фонды, «София» регулярно объявляет сборы на дрова и уголь для одиноких стариков. Глухова рассказывает, что в этом году также есть просьбы от родственников мобилизованных помочь с дровами. Пожилые люди, чьи дети раньше сами заготавливали дрова или покупали их, теперь остались без помощи.

В декабре «София» собрала деньги и купила по 4 кубометра березовых дров для двух жителей Марий Эл — Геннадия и Ольги. У обоих на войну мобилизовали единственных сыновей, которые были кормильцами в семье. Оба живут в деревянных домах с печным отоплением. Геннадий ловит рыбу и собирает клюкву на продажу. Пенсии у него пока нет, а на работу его не берут из-за предпенсионного возраста. У Ольги есть пенсия, но ее хватает только на минимальный набор продуктов.

«У нас в стране маленькие пенсии. И при этом выросли цены на продукты и услуги ЖКХ, — говорит Глухова. — Вот если у человека пенсия 10 000 рублей и нет детей, которые ему помогают, как он может на эти деньги оплатить коммуналку, купить продукты, лекарства и еще дрова?»