Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  2. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  3. Путин перед самой войной сказал, что «Украина и Беларусь являются частями России». О чем свидетельствует это заявление — мнение экспертов
  4. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  5. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  6. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  7. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  8. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  9. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  10. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  11. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  12. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  13. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  14. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  15. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  16. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании


В Казахстане продолжают преследовать участников масштабных протестов, которые прошли в январе 2022 года. Уголовные дела возбуждены даже в отношении погибших — тех, кто был убит во время беспорядков и столкновений с полицией. Этим летом суды в Алматы и Таразе пересмотрели несколько резонансных дел — по ним 9 погибших вновь признали виновными и только одного оправдали. В народе эти суды прозвали «процессами над арухами» — «душами погибших», пишет Русская служба Би-би-си.

Казахстанские военные во время протестов. Фото: Reuters
Казахстанские военные во время протестов. Фото: Reuters

34-летний Шынгыс Тастанбеков приехал в Алматы в декабре 2021 года на заработки, чтобы купить двери для строящегося дома в поселке Абайской области Казахстана. Он мечтал достроить дом для родителей, а потом жениться и создать собственную семью.

В 7 утра 5 января родственники позвонили ему проверить, все ли в порядке: в новостях уже говорили о том, как мирные митинги в Алматы переросли в многотысячные протесты и беспорядки.

Шынгыс попытался успокоить родных — мол, ничего опасного в городе не творится.

«Он был сильным духом парнем, он любил свой народ и землю. Мама просила его никуда не ходить. [В трубке] были слышны крики, шум, свисты. Он сказал, что ничего страшного не происходит и что люди толпами ходят, гимн поют. С 10 утра 5-го числа мы не могли до него дозвониться», — рассказывает его сестра Шынар Тастанбекова.

В поисках Шынгыса семья обзвонила всех родственников в Алматы. Вечером 10 января его сестре позвонили из правоохранительных органов и попросили опознать тело.

Тастанбекова утверждает, что ее брат не участвовал в погромах и захвате госучреждений. По ее словам, Шынгыс вышел на мирный протест, чтобы поддержать митингующих и вместе с ним «донести чаяния народа до власти». Но власти посчитали иначе.

Самые масштабные протесты в независимом Казахстане

2 января 2022 года в городе нефтяников Жанаозене, на западе Казахстана, начались мирные митинги против повышения цен на газ. Казахстанцы были возмущены тем, что топливо, которое добывается на их земле, подорожало в два раза.

В последовавшие дни митинги распространились на другие регионы страны. Расширилась и повестка — до экономических и социальных проблем в стране в целом.

В ночь на 5 января мирные протесты переросли в антиправительственное движение и погромы — в нескольких городах Казахстана были совершены попытки захвата госучреждений. Алматы стал центром беспорядков и мародерства, в ходе которых подожгли здания акимата (мэрию), резиденцию президента, департамент полиции и захватили международный аэропорт.

В первые дни протестов казахские силовики при разгоне митингующих использовали слезоточивый газ, светошумовые гранаты и резиновые пули. Однако 5 января на алматинской площади Республики и прилегающей к ней резиденции президента началась стрельба. Протестующие рассказывали, что в толпе появились вооруженные группировки, которые провоцировали беспорядки и захватывали здания.

Догорающее здание городской администрации Алматы. Фото: Reuters
Догорающее здание городской администрации Алматы. Фото: Reuters

На следующий день по всей стране началась «антитеррористическая операция». Президент Касым-Жомарт Токаев приказал силовикам стрелять в «преступников и убийц» на поражение без предупреждения. Тогда же в Алматы прибыли военные и, по свидетельствам очевидцев, открывали огонь по митингующим и даже простым прохожим.

Всего, по официальным данным, в ходе массовых беспорядков в Казахстане погибли 238 человек, но правозащитники утверждают, что жертв больше. Власти не признают, что силовики стреляли в мирных жителей. По версии Генпрокуратуры, 92 человека погибли при вооруженных атаках на госучреждения, резиденцию президента, магазины и другие здания в Алматы и других городах Казахстана. Следствие до сих пор не обнародовало обстоятельства гибели других жертв.

Тысячи уголовных дел

По итогам январских событий правоохранительные органы завели более пяти тысяч уголовных дел и осудили более 1200 человек.

При этом дела о массовых беспорядках и терроризме завели даже в отношении погибших — фигурантом подобного дела в Алматы и стал 34-летний Шынгыс Тастанбеков.

Шынгыс Тастанбеков. Фото из архива семьи

По версии властей, он участвовал в беспорядках, а четверо других фигурантов дела, также погибших в ходе протестов, нападали на госучреждения — резиденцию президента и акимат города. В июне этого года апелляционный суд оставил обвинительный приговор в силе. Наказания не последовало — «в связи со смертью подсудимых».

Адвокат семьи Тастанбековых Жаксылык Долда настаивает на невиновности Шынгыса и считает дело политическим.

Он указывает на нарушения, допущенные при расследовании дела, — например, в качестве доказательств вины следствие использовало фрагменты видео, на которых Тастанбеков стоит в толпе.

«По нормам УПК, они должны показать нам весь видеосюжет, не поэтапно и не эпизодами. Видеосюжеты подвергались монтажу — были обрезаны, [в них] нет полноты информации. Если бы показать полностью этот сюжет, я, наверное, увидел бы, как Тастанбеков уходит домой. Они приобщили к делу тот фрагмент, который им выгоден. Это все неправильно», — говорит Долда.

Более того, по его словам, следствие не провело портретную и фототехническую экспертизы, чтобы установить личность Тастанбекова и доказать, что именно он запечатлен на кадрах.

«На этих видеозаписях нет ни одного фрагмента, как он нападал бы на здания и полицию, вооружившись чем-то или даже голыми руками. По 272-й статье УК (Массовые беспорядки) можно было его оправдать», — считает юрист.

Он добавил, что в начале дела его подзащитного обвиняли также в терроризме и нападении на госучреждения, однако следствие отказалось от этих обвинений в связи с отсутствием доказательств.

Казахстанские военнослужащие охраняют площадь в Алматы. Фото: Reuters
Казахстанские военнослужащие охраняют площадь в Алматы. Фото: Reuters

Сестра погибшего Шынар Тастанбекова отмечает, что сведения в деле брата противоречат друг другу.

«То говорят, что его убили 5-го числа у резиденции президента [в Алматы]. В других [материалах] пишут, что его труп нашли 7 января вообще в другом месте: возле торгового дома по улице Сатпаева. Суд не принимает это к сведению, все на ложных показаниях [строится]», — утверждает Шынар.

По ее словам, следователь «торговался» с их семьей и предлагал подписать признательное заявление, но после отказов перешел на угрозы.

«Когда было объявлено об окончании досудебного расследования, они [следователи] предложили родственникам написать заявление о том, что Тастанбеков был участником массовых беспорядков. Тогда в связи со смертью человека это дело прекратили бы. Они сказали: “в случае отказа мы передадим дело в суд и добьемся того, чтобы его осудили”», — говорит адвокат.

Родственники отказались писать заявление, сославшись на то, что его вина в предъявленных обвинениях не была доказана и что он не совершал ничего противозаконного.

Би-би-си отправила в генпрокуратуру Казахстана просьбу о комментарии и ожидает ответа.

Кто стрелял в протестующих?

В январе 2022 года по факту смерти Шынара Тастанбекова департамент внутренних дел Алматы начал досудебное расследование по статье об убийстве. Однако, по словам адвоката Жаксылыка Долды, материалы были направлены в Генеральную прокуратуру и в итоге приобщены к делу об участии в массовых беспорядках.

После объединения двух дел — об убийстве и участии в массовых беспорядках — факт смерти Тастанбекова не был расследован. «Автоматом то дело об убийстве прекратилось. Основное беззаконие здесь — власть не удосужилась проверить, когда, где и от чего умер [Тастанбеков]», — возмущается Долда.

По словам адвоката, полицейский при первом осмотре тела указал в протоколе, что у Шынара сквозное пулевое ранение и следы ожога на задней части ноги — на голени.

«Однако в заключении судмедэкспертизы написано, что у него огнестрельное повреждение без указания ожога. Я поднимал вопрос перед судом и просил расследовать, что за ожог. Может, его убили во время пыток? 7-го [января] всех подряд задерживали и пытали. Судья первой инстанции не стал на это реагировать. Мы сейчас не можем возобновить дело [об убийстве], потому оно было рассмотрено в апелляционной инстанции», — говорит адвокат.

Генпрокуратура Казахстана признала, что сотрудники правоохранительных органов пытали некоторых задержанных по делу о беспорядках. По всей стране было заведено 203 уголовных дела о пытках и превышении власти со стороны силовиков.

Долда предполагает, что в Тастанбекова выстрелили с высоты, поскольку траектория пули была сверху вниз — пуля прошла через грудной отдел и вышла под лопаткой. Факты смерти других фигурантов этого дела тоже не были расследованы.

По данным правозащитников, большинство жертв погибли от огнестрельных ранений. Однако до сих пор неизвестно, кто именно стрелял в протестующих, поскольку должного расследования фактов смерти не было. Об этом говорят и международные правозащитные организации, которые призывают Казахстан провести независимое расследование январских событий.

В конце января 2022 года президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что не считает нужным привлекать к расследованию международных экспертов — в интервью местному телеканалу он сказал «справимся сами».

Однако, как писало издание «Власть», к июню 2023 года на скамье подсудимых оказались обвиняемые в смерти лишь 12 человек. Среди тех, чья смерть была расследована, оказался сын ректора Казахского национального университета.

Правозащитники говорят, что более 40 дел о смерти прекращены или засекречены. При этом в начале августа суд в Шымкенте назначил до 10 суток ареста двум местным жителям, вышедшим к акимату с требованием наказать тех, кто стрелял в их детей и отдавал приказы.

«Доказательств нет у них»

Шынгыс Тастанбеков — один из шести человек, посмертно признанных виновными в участии в массовых беспорядках в Алматы. Еще двоих осудили в Кызылорде и семь — в Таразе.

В Таразе родители также не верят в официальную версию убийства их детей, говорит журналист и наблюдатель в суде Есдаулет Кызырбекулы.

«С самого начала суд был на стороне следователей. Суд не принял во внимание доводы защиты о том, что были даны ложные показания против убитых. [У следствия] не было железных доказательств. Но суд признал погибших виновными», — говорит Кызырбекулы.

Во время апелляции областной суд все-таки признал одного из пятерых убитых, 18-летнего Нурсултана Куатбаева, невиновным. Оглашение приговора прошло в следственном изоляторе в закрытом режиме — после него судьи «сбежали» из помещения, не дав пояснений родственникам обвиняемых.

В октябре прошлого года 17-летнего Андрея Опушиева также посмертно признали виновным в участии в массовых беспорядках. Опушиев тоже умер от огнестрельного ранения — в него стреляли со спины, пуля пробила ему грудь. Более того, у подростка были сломаны челюсть, зубы, пальцы рук и левая нога. Семья погибшего не смогла добиться от правоохранительных органов расследования обстоятельств его убийства.

По казахскому законодательству, отмечает адвокат Жаксылык Долда, в случае оправдательного приговора государство должно выплатить компенсацию семьям обвиняемых в массовых беспорядках.

«Я полагаю, что государство настаивает на том, чтобы их всех осудили, чтобы избежать этого момента. Тастанбеков не нападал на здания, с силовиками контакта не имел: не бил их и не материл. Подобных доказательств нет у них. Он просто ходил среди митингующих, за это его осудили», утверждает Долда.

Шынгыс Тастанбеков с матерью и племянником. Фото из архива семьи
Шынгыс Тастанбеков с матерью и племянником. Фото из архива семьи

Сестра погибшего Шынар Тастабенкова считает, что власти Казахстана виноваты в убийстве ее брата.

«Он был очень честным, отзывчивым, надежным, — вспоминает брата Шынар. — Шынгыс был нашей крепостью, он сиял как звезда, и, к сожалению, его звезда закатилась. Нам с этой болью жить до конца своих дней, когда родители плачут, я не нахожу места себе. Они остались без опоры».